От Дуная до Шипки

image_pdfimage_print

V.N. ZHYOLOBOV — From the Danube to the Shipka

Аннотация. В статье рассматривается первый период Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. — от форсирования русскими войсками Дуная до захвата Шипкинского перевала. При этом освещаются в основном боевые действия Передового отряда генерал-лейтенанта И.В. Гурко, в которых принимали участие подразделения Кубанского казачьего войска.

Summary. The article deals with the first period of the Russian-Turkish War of 1877-1878 – from crossing the Danube by the Russian troops to capturing the Shipka Pass. The author basically highlights the combat actions of the advance detachment under Lieutenant-General I.V. Gurko with participation of the Kuban Cossack Army’s units.

ИСТОРИЯ ВОЙН

 

Желобов Владимир Николаевич преподаватель кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин филиала ВУНЦ ВВС «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина», полковник запаса

(г. Краснодар. E-mail: v/zholobov@list.ru)

 

ОТ ДУНАЯ ДО ШИПКИ

 

Рассматривая участие кубанского казачества в Русско-турецкой войне 1877—1878 гг. необходимо прежде всего чётко определить то место, которое оно занимало в составе вооружённых сил России. В период подготовки и проведения военных реформ Д.А. Милютина восторжествовала точка зрения, что казачество уже не могло играть какой-либо значительной роли в составе армии. Эти взгляды на казачество как на второстепенные части особенно чётко отразились в Уставе о воинской повинности 1874 года, где структурно казачьи войска были размещены практически в самом конце — перед войсками из инородцев1. Казачьи части не вошли в основной состав кавалерии и рассматривались только как вспомогательные войска2, нёсшие кордонную и внутреннюю службу, а также выполнявшие полицейские функции.

Форсирование Дуная у Зимницы Фрагмент картины Н. Дмитриева-Оренбургского, 1883 г.

Форсирование Дуная у Зимницы
Фрагмент картины Н. Дмитриева-Оренбургского, 1883 г.

С другой стороны, исторический опыт показывал высокие моральные, боевые и мобилизационные качества казачьих войск. Они могли успешно охранять войска на марше, вести глубокую разведку, поддерживать пехоту в наступлении. Как правило, во всех войнах казаки показывали себя как отличные наездники, стойкие, выносливые, физически крепкие, хорошо обученные воины. Именно эти качества имел в виду начальник Генерального штаба генерал-лейтенант Н.Н. Обручев, когда в своей докладной записке, посвящённой разработке стратегического плана предстоявшей войны с Турцией, писал: «Наши операции должны быть ведены с чрезвычайной быстротою. Только при этом условии мы спасём то христианское население, за которое вступаемся… По скудности же страны и суровому времени года, [в армии] должны преобладать казаки, которые всё вынесут»3.

Прекрасно охарактеризовал казаков художник В.В. Верещагин, прошедший зимнюю кампанию 1877/78 года вместе с 16-й пехотной дивизией, которой командовал его друг М.Д. Скобелев: «Казак вообще меньше замуштрован и относительно одежды меньше стеснён, чем солдат; он ловчее, хитрее, находчивее в походе; он больше любит лошадь, как за собственностью больше за нею ухаживает, старательнее добывает пищу, лучше пригоняет седло — словом, больше любит и бережёт свою лошадь. Кавказские казаки у нас бесспорно лучшие конники»4.

Первые части Кубанского казачьего войска прибыли в состав Дунайской армии, которая сосредоточилась в районе Кишинёва, 11 и 12 декабря 1876 года5. Это были два эскадрона лейб-гвардии Кавказского казачьего дивизиона Собственного его императорского величества (ЕИВ) конвоя полковника С.С. Жукова, 2-й Кубанский конный казачий полк подполковника С.Я. Кухаренко6 и две сотни 7-го пешего пластунского батальона. Общее командование осуществлял есаул А.А. Баштанник7. Затем стали прибывать и другие казачьи части. Первоначально планировалось включить в Дунайскую армию и Кубанскую казачью дивизию генерал-майора Д.В. Пиленко8, но главнокомандующий армией великий князь Николай Николаевич (Старший) посчитал общее количество кубанских казачьих частей, которые планировалось использовать в основном для разведки, летучей почты, конвоя и боевого охранения, избыточным. Объяснялось это решение ещё и тем, что в казаках крайне нуждалась и Кавказская армия.

2-й Кубанский казачий полк был включён в 1-ю бригаду Кавказской казачьей дивизии9, которой командовал генерал-лейтенант Д.И. Скобелев, отец М.Д. Скобелева. Кроме кубанцев, сюда вошли 30-й Донской казачий, Владикавказский казачий и Терско-горский полки. Дивизион пластунов в составе двух сотен был подчинён командиру 4-й стрелковой бригады генерал-майору А.И. Цвецинскому.

С объявлением войны войска Дунайской армии начали выдвигаться к Дунаю — исходному району для наступления. Вместе с пехотой здесь действовали и казачьи части, в том числе дивизион пластунов. Они вели постоянное наблюдение за противником, обеспечивали командование разведданными, пресекали деятельность турецкой разведки, ловили «языков». Перед началом переправы российские катера заминировали главный фарватер Дуная. Операцию прикрывали казаки 3-й сотни 2-го Кубанского казачьего полка10, с такой же задачей отряд пластунов под командованием адъютанта главнокомандующего полковника Струкова высадился на турецкий берег11.

Первым форсировал Дунай 10(22) июня у Галаца и Браилова Нижнедунайский отряд, 15—20 июня (27 июня — 2 июля) в районе Зимницы переправилась 14-я пехотная дивизия генерала М.И. Драгомирова, за ней основные силы армии — 4 корпуса. Переправа производилась поэшелонно, по 2,5 тыс. человек в каждом12. На первый эшелон, куда входили части Минского и Волынского полков, усиленные 2-й пластунской сотней, возлагалась задача захватить в районе города Систово, близ устья реки Текир-Дере, плацдарм и удерживать его до подхода основных сил. Задача осложнялась тем, что правый берег Дуная, который занимали турецкие войска, значительно доминировал над левым, а его береговая линия представляла собой отвесные обрывы, и только в устье Текир-Дере имелся спуск к реке, удобный для высадки13. Разумеется, турки заранее подготовили это место к обороне. К тому же было облачно и ветрено, и имелось справедливое опасение, полностью подтвердившееся, что переправочные средства будет сильно сносить.

Первые понтоны отошли от левого берега Дуная в 1 час ночи 15(27) июня14. Хотя и поздно, но противник заметил десант, открыл огонь, успев потопить несколько понтонов и один паром с двумя горными орудиями15. Но десант уже невозможно было остановить. Одними из первых на турецкий берег высадились 1-я и 3-я роты Волынского пехотного полка. Решительным натиском им удалось взобраться на кручи, отбросить турок и занять оборону фронтом на запад16. В сотне шагов восточнее от них высадилась 2-я сотня 7-го пластунского батальона17. Пластуны, преодолев береговые обрывы, продвинулись на полверсты вперёд и заняли позицию фронтом на юг18. В течение нескольких часов русскому десанту пришлось вести неравный бой с превосходящими силами противника. Переправа второго эшелона проходила под не прекращавшимся пушечным и ружейным огнём турок, три понтона вместе с людьми вообще были потеряны. Однако 1-я сотня пластунов под командованием есаула А.А. Баштанника19, едва достигнув берега, сразу же пришла десанту на помощь. Стали подходить и другие силы, плацдарм постепенно расширялся.

К 6 часам утра турки прекратили атаки на позиции, занятые десантом, а к 15 часам русские войска вошли в город Систов20. За мужество и героизм, проявленные при форсировании Дуная, десять пластунов были награждены Знаком отличия Военного ордена Св. Георгия 4-й степени21, ещё восемь — за храбрость и отличие при штурме города Систова22.

После того как был расширен захваченный плацдарм, инженерные части спешно возвели понтонные мосты. По ним вместе с основной частью войск переправился 2-й Кубанский казачий полк. Оба кубанских эскадрона Собственного ЕИВ конвоя переправились через Дунай вместе с поездом Александра II — император в то время находился при Дунайской армии.

После переправы в первую очередь было необходимо «осветить пространство перед фронтом армии и обеспечить с флангов дальнейшее наступление на юг»23. С плацдарма в районе Систово Дунайская армия предприняла наступление тремя отрядами: Передовым под командованием генерал-лейтенанта И.В. Гурко, куда вошли обе сотни пластунов; Восточным (Рущукским) под командованием великого князя Александра Александровича24 и Западным под командованием генерал-лейтенанта Н.П. Криденера. Сюда в составе Кавказской казачьей бригады вошёл 2-й Кубанский конный казачий полк под командованием полковника И.Ф. Тутолмина25.

Передовому отряду (до 12 тыс. человек) предстояло выполнить самые ответственные задачи. Ему необходимо было выдвинуться в направлении древней столицы Болгарии Тырново, «осветить всю окружающую местность», овладеть Балканскими проходами, выслать за Балканы кавалерию, чтобы рассеять там турецкие отряды. Тырново было взято стремительным броском 25 июня (7 июля). Преодолеть Балканский хребет можно было через один из четырёх перевалов: Шипкинский, Твардицкий, Травненский и Хаинкиойский. Самым удобным являлся Шипкинский, и, естественно, турецкое командование позаботилось о его обороне, сосредоточив здесь свои основные силы. Остальные перевалы как труднопроходимые турецкое командование не беспокоили. И.В. Гурко воспользовался этим и принял рискованное решение: провести войска там, где противник меньше всего этого ожидал, — через почти непроходимый Хаинкиойский перевал, лежавший восточнее Шипки. Вели войска болгарские проводники26. Забегая несколько вперёд, отметим, что за 6 дней в тяжелейших условиях, с боями отряд прошёл 120 вёрст. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Полное собрание законов Российской империи II. СПб. Т. 49. Отд. 1 (1876). № 52983. Гл. 1. Ст. 7. С. 1.

2 Малукало А.Н. Кубанское казачье войско в 1860—1914 гг.: организация, система управления и функционирования, социально-экономический статус. Краснодар, 2003. С. 87.

3 Коновалов В. Должны преобладать казаки. К 120-летию победы в Русско-турецкой войне 1877—1878 гг. // Мир казачества. 1998. № 2. С. 3.

4 Верещагин В.В. Скобелев. Воспоминания о Русско-турецкой войне. В память 130-летия подвига русских солдат-освободителей. М., 2007. С. 440.

5 Даты приводятся в основном по старому и новому стилям.

6 Государственный архив Краснодарского края (ГА КК). Ф. 396. Оп. 1. Д. 2475. Т. 1. Л. 92.

7 Там же. Д. 1812. Л. 2, 6, 7.

8 В состав дивизии входили Таманский, 2-й Полтавский, 2-й Урупский и Екатеринодарский казачьи полки. См.: ГА КК. Ф. 396. Оп. 1. Д. 2475. Т. 1. Л. 17—22, 50—52.

9 Кроме того, в Кавказскую казачью дивизию входили: Отдельная Донская казачья бригада, конно-горная батарея, 1-я и 15-я Донские казачьи батареи. См.: Воскобойников Г.Л. Казачество и кавалерия в Русско-турецкой войне 1877—1878 гг. М., 1998. С. 32.

10 Бурмагин А.Г., Бузун Ю.Г. Кубанское казачество на рубеже веков (1860—1917). Краснодар, 2010. С. 174.

11 Описание русско-турецкой войны 1877—1878 гг. на Балканском полуострове. СПб., 1901. Т. 2. С. 105.

12 Воскобойников Г.Л. Указ. соч. С. 33, 34.

13 Дружинин К.И. Русско-турецкая война 1877—1878 гг. // История русской армии. М.: ЭКСМО, 2010. С. 626.

14 Сборник материалов по Русско-турецкой войне 1877—1878 гг. на Балканском полуострове. СПб., 1898. Вып. 5. С. 90.

15 Там же. С. 90, 91.

16 Дружинин К.И. Указ. соч. С. 627.

17 Всего в составе 2-й сотни пластунов переправились 170 казаков. См.: Сборник материалов по Русско-турецкой войне… Вып. 5. С. 89.

18 Описание Русско-турецкой войны… Т. 2. С. 148.

19 ГА КК. Ф. 396. Оп. 1. Д. 2475. Т. 2. Л. 240.

20 Сборник материалов по Русско-турецкой войне… Вып. 5. С. 96.

21 Кавалерами Знака отличия Военного ордена Св. Георгия стали: урядники Григорий Земляный, Терентий Шаповалов, Василий Турчин, Иван Волик, Артём Собадаш; приказные Трофим Нелита, Фрисантий Нестеренко; казаки Иван Лисица, Алексей Батунов, Григорий Шрам. См.: ГА КК. Ф. 396. Оп. 1. Д. 2122. Л. 500 об.

22 Кавалерами Знака отличия Военного ордена Св. Георгия стали казаки Антон Олифиренко, Ларион Сублонос, Харлампий Зателепа, Фёдор Лоб, Андрей Корниенко, Кондрат Гунька, Евдоким Очередько. См.: Павловский С.В. Участие кубанских казаков в освобождении Болгарии от османского ига // Из дореволюционного прошлого Кубанского казачества. Краснодар, 1993. С. 94.

23 Описание Русско-турецкой войны… Т. 2. С. 166.

24 Будущий император Александр III.

25 После форсирования Дуная Кавказская казачья дивизия была расформирована. Из частей дивизии была образована Кавказская казачья бригада в составе 2-го Кубанского казачьего полка, Владикавказско-Осетинского полка и Донской казачьей конно-горной батареи. См.: Сборник материалов по Русско-турецкой войне… Вып. 5. С. 96.

26 Описание Русско-турецкой войны… Т. 2. С. 188.