Морские сигналы в эпоху парусного флота

image_pdfimage_print

G.A. GREBENSHCHIKOVA – Ocean signals in the era of sailing ships

Аннотация. В статье на основе архивных документов и исторической литературы рассматривается развитие морских сигналов в российском военно-морском флоте (ВМФ) до появления броненосных судов.

Summary. On the basis of archival documents and historical literature the article considers development of maritime signals in the Russian Navy until armoured vessels’ appearance.

Военная летопись Отечества

 

ГРЕБЕНЩИКОВА Галина Александровна — заведующая лабораторией истории флота и мореплавания Санкт-Петербургского государственного морского технического университета, доктор исторических наук, профессор (Санкт-Петербург. E-mail: inversiya@bk.ru)

 

Морские сигналы в эпоху парусного флота

 

Для оперативного управления кораблями во время сражений и при проведении практической кампании, когда отсутствовали средства связи и передачи информации, какими пользуются современные моряки, существовал специфический «морской язык» — сигнализация. Ведь от правильной подачи и распознавания сигналов командующего флотом или отдельной эскадрой зависели безопасность плавания, правильность движения флотов (эволюций), слаженность действий экипажей в бою и в целом успех сражений1. Начиная с XVII века во флотах ведущих морских держав была принята особая система кодификации приказов командующих, с помощью которой командиры судов принимали и распознавали эти приказы и при необходимости передавали их своим передним или задним мателотам (соседним кораблям в строю). Для повторения приказов в условиях плохой видимости — в тумане, в дыму и в других случаях назначались посыльные фрегаты. Они так и назывались — репетичные (от англ. repeat — повторять, репетовать).

Во второй половине XVII века французский флотоводец А.И. де Турвиль систематизировал морские сигналы и свёл их в единую сигнальную книгу (221 обозначение), в числе которых 38 передавались с адмиральского корабля во время боя. Их воспроизводили с помощью разноцветных флагов с определённым количеством номеров, вымпелов, парусов в различном положении, а также с помощью фонарей и пушечных выстрелов в ночное время. Каждому требованию и приказанию адмирала соответствовал флаг на отведённом ему месте подъёма (на мачтах и реях), а для увеличения численности номеров каждое обозначение разделили на главы и по конкретным предметам. Например, когда корабль терпел бедствие, подавали сигналы установленным количеством пушечных выстрелов, а при необходимости лечь в дрейф, стать на якорь, поменять ордер похода (перестроиться), приготовиться к бою или преследовать противника на мачтах вывешивали соответствующие флаги.

Создавая регулярный военно-морской флот, Пётр I в феврале 1710 года также ввёл «Генеральные сигналы, надзираемые во флоте Его Царского Величества». При составлении свода обозначений он взял за основу сигналопроизводство адмирала де Турвиля. В соответствии с принятой системой дневные сигналы подавали разноцветными флагами, которые поднимали по одному (реже с вымпелом) на одной из мачт, на кормовом флагштоке или на ноке (оконечности) грота-рея. На галерах сигнальные флаги использовали в зависимости от положения судна, направления ветра, создавшейся ситуации. К примеру, если галеры шли под парусами, то несколько номерных значений делали путём различных комбинаций с парусами. Каждый сигнал сопровождался выстрелом из пушки и репетовался всем флотом (флагманами — с выстрелом, остальными — без пальбы)2.

Для производства сигналов, кроме основных флагов четырёх цветов (белого, синего, жёлтого и красного), а также полосатых, «шахматных», с крестом, кружком, применяли кормовые флаги, гюйс и штандарт. Они (22 корабельных и 42 галерных, гюйсы, штандарты, вымпелы) делились на корабельные (прямоугольные) и галерные (с разрезными концами). Так, белый, синий и красный полосатый флаги, поднятые на корабельном кормовом флагштоке, означали повеление корабельному флоту становиться на якорь.

В разгар Северной войны Пётр I поручил генерал-адмиралу флота Ф.М. Апраксину упорядочить сигналопроизводство, сделать его более удобным и понятным. В результате в 1716 году в редком печатном варианте (на русском и голландском языках) вышел соответствующий свод с «авторским указанием»3. В нём определялось более чёткое обозначение (количественное, цветовое, погодное, временное и т.п.) корабельных и галерных сигналов. В последующем он был взят за основу раздела «Сигналы Корабельные», который в 1720 году вошёл в текст главного свода законов русского флота (морской устав Петра I. 1720 г.).

Сигнальная книга содержала в себе: сигналы для стояния на якоре днём и ночью, хождения под парусами в дневное и ночное время, а также в тумане, различные позывные с корабля для галер, персонально галерным офицерам и др. В разделе «Сигналы надзираемые в случае якорного бросания, и при якорной стоянке, и в поднимании якоря», к примеру, отмечалось: «Когда Адмирал похочет, дабы флот готовился к якорному стоянию, тогда надлежит белой, синей и красной полосатой флаг заднего флагштока роспустить, и един раз выстрелить. Оной сигнал на всех кораблях, имеющих флаги, також чинить… Если кто днем пороги или мели увидит и ему надлежит оттуды поворотить, гюйсы свои распустить с большого стеньг-салинга, и выстрелить два выстрела». В ночное время и в тумане обходились чаще всего пушечными выстрелами, а их количеством определяли обусловленное значение при обязательном «показании» кормовых огней.

В 1742 году в ходе войны со Швецией императрица Елизавета Петровна санкционировала «Генеральные сигналы для надзирания, когда оба флота Ея Императорского Величества, то есть корабельной и галерной, купно в кампании будут». В эту книгу вошли все предыдущие сигналы Петра I. Ещё через три года вышло новое, дополненное сигнальными кодами издание.

При Екатерине II Балтийский флот совершил беспрецедентный переход вокруг Европы в тыл османских владений, в Эгейское море, к островам Греческого архипелага. Затем (1770 г.) произошёл знаменитый Чесменский бой, в ходе которого русская эскадра уничтожила турецкую. В этой связи представляет интерес особая система сигналов, утверждённая главнокомандующим морскими и сухопутными силами графом А.Г. Орловым и применявшаяся в том сражении. Подлинный архивный документ (шканечный, вахтенный, журнал корабля «Три Святителя», записи в котором приводятся с соблюдением орфографии того периода) позволил воспроизвести последовательность сигналопроизводства и оперативного управления флотом во время «баталии», а также трагическую гибель флагманского корабля адмирала Г.А. Спиридова «Святой Евстафий».

В документе излагались следующие подробности.

«В 24 день июня 1770 года по полуночи. Случаи.

В 2 часа ветер риф марсельный. Небо облачно. Светлость луны и блистание звезд. На карабле Трех Иерархов при выстреле ис пушки чинен сигнал о повороте на другой галс, по которому и повернули мы на правый галс. В 3[-]м часу ветер брамсельный, погода чистая. В ½ часа у марселей и у крюйселя взятые рифы. Распустили брамсели. Учинен сигнал всему флоту гнать за неприятелем. С карабля Святослав при выстреле ис пушки учинен тот же сигнал.

В ½ 4 часа на карабле Трех Иерархов при выстреле ис пушки учинен сигнал, чтоб всему флоту прибавить парусов и приготовица к бою. В 8 часов на карабле Евстафии подняли молитвенный флаг, и при том видно турецких караблей, фрегатов и прочих судов 21 стоящих на якоре.

В 9[-]м часу ветер брамсельный, небо чисто. Сияние солнца. Между островом Хио и берегом. В начале 11 часа на карабле Трех Иерархов при выстреле ис пушки учинен сигнал, чтоб лечь в линию де боталии. На карабле Трех Иерархов чинен сигнал для призыву командующих караблей Иануария, Ростислава, бомбардирского Грома и фрегата Почтальон. На карабле Трех Иерархов подняли на фор[-]стеньге белой с животворящим крестом флаг и тож чинили и прочие карабли. Стали с турецких караблей палить по Европе. Мало спустя с карабля Европы стали производить пальбу.

В исходе 12 часа на карабле Евстафии учинен сигнал чтоб начать бой с неприятелем. В 12 часов начали палить с карабля Евстафия в неприятельский адмиральский карабль а мы в вице[-]адмиральский карабль в расстоянии от онаго флота не более 80 сажень, а Европа прошед и поворотили.

В 25 день июня 1770 году по полудни во флоте сражение с турецким флотом против того места. Ветер марсельный. Малооблачно. В начале 1 часа карабль Евстафий свалился с турецким адмиральским караблем своим правым бортом на ево левой и была ружейная пальба. В ½ часа ветер стал тихий. Сбило у нас фока[-]брас. Стали мы в самой близости турецких караблей не более 10 саженей, и поворотило карабль против ветру на другой галс и увалило в середину турецкаго флота. Уходя к NW палили со всех деков, и выпалено от нас по неприятельским караблям с нижнего деку 347, с верхнего 200, со шканцев 70 и с фальканетов 50 зарядов, бом 10, бранскугелей 4. Итого 684 заряда.

Карабль Евстафий зажег адмиральский турецкий карабль, а мы отошли прочь, чтоб недоставали неприятельские ядры. В начале 2 часа вышеписанный карабль разорвало пополам, в скором времени загорелся другой карабль, а в ½ часа разорвало. Все турецкие карабли отрубя якоря пошли к берегу в бухту к местечку Сизме, а наша кордебаталия и ариергардия пошли в погоню за ними. На карабле Трех Иерархов учинили сигнал чтоб всему флоту стать на якорь, и поворотили мы по ветру на левой галс и легли в дрейф»4.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Более подробно см.: Соколов А. Морские сигналы // Записки Гидрографического Департамента Морского министерства. 1852. Ч. 10; Высоков М. Из истории становления морской сигнализации в России // Морской сборник. 2003. № 10; Попов Ю.М. Русский флот во времена царствования Елизаветы Петровны. Воронеж, 2013.

2 Соколов А. Указ. соч.

3 Генеральные сигналы графа Апраксина. 5 марта 1716 г.

4 Вахтенный журнал корабля «Три Святителя». 1769—1773. Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. 870. Оп. 1. Д. 951а. Л. 106.