К 110-летию со дня рождения маршала инженерных войск М.П. Воробьева

image_pdfimage_print

Недолгую, но насыщенную большими событиями жизнь прожил известный военачальник Михаил Петрович Воробьев*. Военная биография будущего маршала инженерных войск началась спустя два года после того, как он окончил в 1914-м реальное училище во Владикавказе и поступил в Петроградский горный институт. В 1916-м, т.е. во время Первой мировой войны, призванного в армию двадцатилетнего студента направляют в школу прапорщиков (г. Оренбург). В 1917 году он сближается с солдатскими массами и становится председателем полкового комитета. В марте 1918-го добровольно вступает в ряды Красной армии и в составе 1-го Владикавказского отряда принимает участие в боях на Северном Кавказе. В том же году командира упомянутого отряда Михаила Воробьева направляют на дипломатическую работу — секретарем советского представительства в Дании. Затем снова бои и сражения на различных фронтах Гражданской войны — Южном, Западном, Кавказском. С апреля 1919 года он командует отдельной дорожной мостовой ротой 13-й стрелковой дивизии, является инженером 3-й бригады (33-я Кубанская стрелковая дивизия), затем снова командиром роты, позже — батальона, начальником связи стрелкового корпуса.

Командирский рост требует и соответствующих знаний, поэтому в 1924 году Воробьев поступил на фортификационно-строительный факультет Военно-технической академии имени Ф.Э. Дзержинского, после окончания которого в 1929 г. его зачислили в адъюнктуру. Это было время повышенного интереса к теории инженерных войск и насущной потребности творческого решения проблем, связанных с дальнейшим развитием военно-инженерного искусства и вызванных изменением взглядов на характер будущей войны. Именно поэтому к началу 30-х годов XX века термин «инженерное обеспечение» приобрел официальный статус1.

После адъюнктуры, получив звание доцента, Воробьев занимался преподавательской деятельностью, будучи с 1936 г. начальником Военно-инженерной Краснознаменной школы имени Коминтерна, преобразованной в марте 1937 года в Ленинградское военно-инженерное училище. Его труды по службе заграждений принесли ему широкую известность наряду с таким корифеем инженерного дела, как Д.М. Карбышев2.

Летом 1940 года после преобразования Инженерного управления в Главное военно-инженерное управление (ГВИУ) РККА генерал-майор М.П. Воробьев возглавил военно-инженерную инспекцию, входившую в состав ГВИУ. На этом посту его и застала Великая Отечественная война. Год спустя он стал начальником инженерного управления, а затем начальником инженерных войск Западного фронта.

Большое влияние на военную биографию М.П. Воробьева оказала реорганизация инженерных войск Красной армии, осуществлявшаяся в годы войны. Хорошо знавший его другой известный военачальник и специалист военно-инженерного дела В.К. Харченко3 по этому поводу писал так:

«Когда гитлеровцы приблизились к рубежам Московской зоны обороны, управление было передано в распоряжение начальника инженерных войск Западного фронта генерал-майора инженерных войск Михаила Петровича Воробьева… К этому времени стало ясно, что наша «полугражданская» организация** в военных условиях себя не оправдывает. Об этом командование управления не раз докладывало генералу М.П. Воробьеву. Да и сам он, как опытный командир, хорошо это знал. Понимал он и необходимость создания сильных инженерных частей, так как отдельные саперные батальоны слишком слабы для выполнения возросших задач по инженерному обеспечению войск. Во время одного из докладов И.В. Сталину генерал Воробьев изложил свои соображения о целесообразности сформирования инженерных бригад из нескольких батальонов. В конце ноября 1941 года Верховным Главнокомандующим был подписан приказ о формировании первых инженерно-саперных бригад специального назначения, предназначенных для устройства и преодоления различных, прежде всего минно-взрывных, заграждений»4.

С началом Битвы под Москвой в сложных, а порой крайне критических условиях оборонительного сражения инженерные войска Западного фронта в короткие сроки проводили инженерные мероприятия на наиболее вероятных направлениях наступления противника. Руководя их действиями, совмещая должности начальника инженерного управления фронта и командующего 1-й саперной армией, М.П. Воробьев внес значительный вклад в укрепление обороны столицы. Много добрых слов в его адрес высказал, вспоминая о том сложнейшем периоде, генерал-лейтенант инженерных войск И.П. Галицкий. Впрочем, они знали друг друга еще до того, как встретились на подмосковных оборонительных рубежах. А познакомились в 1930-м на академических курсах при Военно-технической академии (ВТА) имени Ф.Э. Дзержинского. «Это очень образованный и эрудированный военный инженер, – писал впоследствии генерал Галицкий о Воробьеве, – как говорится, с божьей искоркой. Внешне – ничего особенного, среднего роста, сутуловат, скуластое лицо с рыжими бровями. Тогда он был адъюнктом, а затем преподавателем и начальником фортификационного факультета. Занимался вопросами тактического применения инженерных заграждений. Им вскоре была издана хорошая книжка на эту тему5. По службе мы с Михаилом Петровичем неоднократно встречались. Одно время он был моим начальником. Так что представляться друг другу не требовалось. Мы сразу перешли к делу».

Обсуждали же давние сослуживцы план действия Отдельной инженерной группы (ОИГ), которую возглавлял Галицкий. Воробьев при этом порекомендовал направить основные усилия на разрушение дорог и минирование зоны между Ленинградским шоссе и каналом имени Москвы. Особо важной, по его мнению, была постановка перед каналом заграждения, позволявшего остановить вражескую пехоту, стремившуюся проникнуть на правобережье по льду. «А танки по льду не пройдут», – размышлял он.

Михаил Петрович сообщил начальнику ОИГ также о том, что дал указание начинжу 16-й армии полковнику Савелову о подготовке искусственного наводнения в зоне канала. «Осуществить его, – вспоминал Галицкий, – намечалось следующим образом. Канал Москва–Волга на участке Дмитров, Яхрома идет параллельно речке Яхроме, чуть южнее города Яхромы он пересекает ее. Из канала возможен водоспуск в Яхрому. Если фашисты приблизятся вплотную к каналу, саперы спустят эту воду. Она зальет пространство перед его западным берегом и образует серьезное водное препятствие. Внезапное искусственное наводнение может привести врага в замешательство и расстроит его планы наступления. Воробьев предупредил меня, чтобы наша группа имела в виду это обстоятельство при устройстве заграждений»6.

План, предложенный М.П. Воробьевым, был успешно осуществлен: путь гитлеровцам на восток надежно преградили «наводнением» и каналом Москва–Волга, который к тому же надежно оборонялся войсками трех армий (1-й ударной, 30-й и 16-й). Через несколько дней передний край по каналу Москва–Волга был прикрыт противотанковыми минными полями. Противотанковые мины были поставлены и на льду.

То была эффектная и эффективная работа саперов под руководством М.П. Воробьева. Об этом свидетельствуют строки официального донесения, отправленного командованием Западного фронта в Государственный Комитет Обороны (ГКО) 8 октября 1941 года. В нем потери со стороны противника объяснялись прежде всего тем, что «в последних боях значительно улучшилось взаимодействие с саперными частями на поле боя», что «подразделения саперов-истребителей с противотанковыми минами выдвигались на направление движения танков и устанавливали  быстро мины, иногда в непосредственной близости от танков противника». О результатах действий саперов в документе сообщалось следующее: «В бою у деревни Акулово заградительным огнем артиллерии танки были загнаны на минные поля, где и понесли большие потери. Приняты меры к распространению этого опыта взаимодействия во всех армиях фронта»7. Высоко оценил их действия и начальник инженерных войск Западного фронта генерал М.П. Воробьев в своем приказе от 5 декабря 1941 года, в день начала исторического контрнаступления наших войск под Москвой. «В целом, – как свидетельствуют исторические исследования, – возведенные укрепления оказали существенную помощь советским войскам, когда в октябре–ноябре 1941 года развернулись ожесточенные бои с немецко-фашистскими войсками на подступах к столице нашей Родины»8.

Сам же Воробьев за успехи в руководстве войсками в период Битвы под Москвой был награжден в январе 1942-го орденом Красного Знамени, а в апреле этого же года стал начальником инженерных войск РККА. В этой должности он пробыл до конца войны, уделяя большое внимание подбору, подготовке и расстановке военно-инженерных кадров. Под его непосредственным руководством на основе полученного боевого опыта к лету 1942 года и в последующем была проведена организационная перестройка структуры инженерных войск, улучшено их техническое оснащение и создана стройная система руководства ими с творческим использованием новаторских и наиболее эффективных способов инженерного обеспечения наступательных и оборонительных операций. Так было, к примеру, в критический период Сталинградской битвы (июль 1942 – февраль 1943 г.), когда Михаил Петрович, лично находясь в районе Сталинграда, координировал деятельность саперных частей и управлений оборонительного строительства. Так происходило в ходе контрнаступления под Курском (12 июля – 23 августа 1943 г.) и форсирования Днепра (Битва за Днепр; 25 августа – 23 декабря 1943 г.), когда главный военный инженер внедрил в практику оборудование системы траншей в сочетании с массовым созданием плотных заграждений в обороне и непрерывным инженерным обеспечением в наступлении.

Благодаря новаторскому подходу М.П. Воробьева к планированию и проведению различных операций рушились утвердившиеся в теории и практике военного искусства шаблоны, а инициатива и изобретательность наших военных инженеров нередко ставили в тупик привыкших к стандартам, к устоявшимся приемам гитлеровских стратегов. Бывший фронтовой сапер и военный корреспондент полковник в отставке Н.М. Грибачев, описывая инженерное творчество при оборудовании переправы через Дон у станицы Еланской, вспоминал: «…Года четыре назад мне довелось беседовать с начальником инженерной службы*** Советской Армии, и он сказал, что ничего подобного никогда не было ни в военных наставлениях, ни в практике войн. Там же мы разработали координатный метод постановки минных полей, в отличие от «шахматного» шаблона – много подорвалось на них немецких танков при контратаках, так как разминировать такие поля в десятки раз сложнее, чем обычные. Говорят, позже эта методика была передана западным союзникам по их просьбе»9.

Готовясь к решающим событиям лета 1943 года, Ставка Верховного Главнокомандования приказала сформировать к 30 мая штурмовые инженерно-саперные бригады, предназначавшиеся для инженерного обеспечения прорыва мощных вражеских полос. Первые пятнадцать таких соединений создавались путем переформирования инженерно-саперных бригад в штурмовые10. Маршал инженерных войск В.К. Харченко по этому поводу вспоминал: «В мае 1943 года были созданы новые соединения инженерных войск – штурмовые инженерно-саперные бригады резерва Верховного Главнокомандования. Они предназначались для прорыва сильно укрепленных оборонительных полос и боев в укрепленных городах и крупных населенных пунктах. Штурмовые инженерно-саперные бригады, действуя на важнейших направлениях, должны были проделывать проходы в проволочных и минных заграждениях, взрывать огневые сооружения противника, уцелевшие после артиллерийской и авиационной подготовки.

В организации штурмовых инженерных частей большую роль сыграл начальник инженерных войск Красной Армии генерал М.П. Ворбьев»11.

Разрабатывая под руководством военачальника-новатора передовые методы и приемы использования инженерных средств в бою, инженерные войска научились лучше взаимодействовать с пехотой, артиллерией и танками в различной, быстро меняющейся фронтовой обстановке. Прислушивался к мнениям своих подчиненных и Михаил Петрович. Так, он своевременно поддержал вывод начальников инженерных войск фронтов о необходимости создания подвижного отряда заграждений (ПОЗ) или инженерного резерва, способного к широкому маневру при выполнении соответствующих работ, и отдал незамедлительный приказ о совместных действиях последнего с артиллерийско-противотанковыми резервами. При этом глубокий знаток своего дела М.П. Воробьев умело координировал действия инженерных войск ряда фронтов (Ленинградского, Волховского).

Следует отметить и настойчивость главного военного инженера при внедрении в практику войск своих начинаний, поскольку они не всегда и не у всех находили понимание. Так, его идея по организации и порядку использования инженерно-штурмовых саперных бригад, судя по мемуарной литературе, относилась некоторыми военачальниками к разряду излишне «лозунговых». Особенно встречалось в штыки назначение командирами этих соединений офицеров-саперов, как правило, знавших тактику общевойскового боя слабее офицеров-пехотинцев. Некоторых же «общевойсковиков» в первую очередь смущало то, что инженерные войска из обеспечивающих превращались в войска, ведущие активные боевые действия. Доходило до того, что использование технических специалистов, например минеров, в качестве бойцов штурмовых отрядов признавалось, хотя это и происходило в исключительных случаях, «преступным с точки зрения государственных интересов»12. Однако жизнь подтвердила правильность позиции генерала Воробьева и отвергла надуманные обвинения в его адрес. По достоинству оценило заслуги главного военного инженера высшее руководство, присвоив ему 21 февраля 1944 года первому в Красной армии звание маршала инженерных войск.

М.П. Воробьев зарекомендовал себя также крупным фортификатором. По заданию Ставки ВГК он осуществлял определение направлений оборонительных рубежей и их разработку, руководил проектированием и сооружением ответственнейших объектов. Его, как и других известных специалистов в этой области, хорошо знали военные строители, встречаясь с ним, казалось, во всех местах, где требовались мудрый совет, своевременный критический взгляд, твердое решение13. Он был награжден двумя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденами Суворова и Отечественной войны 1-й степени, Трудового Красного Знамени.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См. например: Воен.-истор. журнал. 2004. № 6. С. 31.

2 Карбышев Дмитрий Михайлович (1880–1945) – генерал-лейтенант инженерных войск (1940), доктор военных наук (1941), крупнейший отечественный теоретик и специалист-практик в вопросах военно-инженерного строительства. В 1946 г. посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

3 Харченко Виктор Кондратьевич (1911–1975) – маршал инженерных войск (1972).

4 Харченко В.К. …Специального назначения (военные мемуары). М.: Воениздат, 1973. С. 23, 25.

5 См.: Воробьев М.П. Заграждения. Л.: Издание ВТА, 1932.

6 Галицкий И.П. Дорогу открывали саперы (военные мемуары). М.: Воениздат, 1983. С. 34–36.

7 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 208. Оп. 7034. Д. 3. Л. 183.

8 Цит. по: Инженерные войска в боях за Советскую Родину. М.: Воениздат, 1970. С. 95.

9 Грибачев Ник. Перевал. Сталинградский фронт. 1942. Воспоминания и осмысление. / В кн.: Военная слава: В 12 т. М.: Современник, 1986. Т. 12. С. 188.

10 Инженерные войска в боях за Советскую Родину. С. 95.

11 Харченко В.К. Указ. соч. С. 189.

12 Там же. С. 189, 190.

13 См., например: Рубежи мужества. М.: ДОСААФ, 1978. С. 155, 156.

В.И. ГАССИЕВ

* М.П. Воробьев родился 17(29) декабря 1896 г. (г. Хасавюрт, Дагестан), умер 12 июня 1957 г.

** Имеется в виду управление специальных работ.

*** Точнее – начальник инженерных войск Советской армии. Поскольку М.П. Воробьев находился в этой должности до апреля 1946 г., то его послевоенная беседа с Н.М. Грибачевым, по всей видимости, состоялась примерно в 1945–1946 гг.

М.П. Воробьев

 


** Имеется в виду управление специальных работ.