Испытания трофейных САУ «Фердинанд» в советском тылу в 1943—1944 гг.

image_pdfimage_print

Yu.A. BAKHURIN — «The anvil» of the Main Armored Administration of the Red Army. Tests of the trophy SPM «Ferdinand» in the Soviet rear in 1943-1944

Аннотация. В статье даётся анализ испытаний трофейных немецких самоходных артиллерийских установок «Фердинанд» на полигоне Главного бронетанкового управления Красной армии.

Summary. The article analyses the tests of German captured self-propelled artillery mounts «Ferdinand» at the testing site of the Main Armoured Administration of the Red Army.

Великая Отечественная война 1941—1945 гг.

БАХУРИН Юрий Алексеевич — архивный исследователь издательства «Тактикал Пресс»

(Москва. E-mail: georgi21@inbox.ru)

«Наковальня» Главного бронетанкового управления Красной армии

Испытания трофейных САУ «Фердинанд» в советском тылу в 1943—1944 гг.

 

В ходе битвы на Курской дуге 1943 года немцами впервые были применены самоходные артиллерийские установки (САУ) «Фердинанд» на шасси танка «Тигр». Несколько подбитых «Фердинандов» эвакуировали в советский тыл с тем, чтобы должным образом изучить их конструкцию и определить наиболее эффективные способы борьбы с данной САУ.

Эти детища конструктора Фердинанда Порше были одними из самых сильно вооружённых и мощно бронированных боевых машин своего времени и класса. Лобовую броню корпуса довели до 200 мм. Аналогичную толщину имел и лобовой лист рубки. Толщина бортовых и кормового листов достигала 80 мм. По немецким данным, бронебойный снаряд 88-мм орудия этой самоходки StuK-43, разработанный на основе зенитной пушки Flak 41, пробивал на дистанции 1000 м 165-мм броню (при угле встречи 90°), а подкалиберный снаряд — 193-мм, что обеспечивало «Фердинанду» безусловное поражение любого из существовавших тогда танков.

Лично давший новым САУ путёвку в жизнь Гитлер возлагал на «Фердинанды» большие надежды: «Эти чудовища должны послужить тараном при прорыве через русские позиции. Никакие “Т-34” не смогут им противостоять»1. Действительность не оправдала чаяний фюрера — из 89 принимавших участие в операции самоходок 39 были безвозвратно потеряны немцами. Однако их огневая мощь и уровень защищённости произвели впечатление на рядовой и командный состав РККА. Захваченная в качестве трофеев немецкая бронетехника тщательно исследовалась военными и специалистами промышленности для определения наиболее эффективных способов борьбы с грозным противником и повышения защищённости отечественной бронетехники.

002171

Уже 20—21 июля 1943 года на основании устного приказания командующего 13-й армией Н.П. Пухова были проведены стрельбы из различных артсистем по одному из подбитых «Фердинандов» в районе станции Поныри. По их результатам специально созданная для этого комиссия под председательством майора Скребкова составила акт, направленный в штаб армии, а затем и в штаб Центрального фронта. Эти данные интересны тем, что стрельба велась с дистанций наиболее реального поражения цели. Результаты испытаний оказались следующими:

«Дистанция стрельбы из самоходки прямой наводкой — 3400 м, наиболее эффективный огонь — 1250—1500 м.

Проводились практические стрельбы по “Фердинанду” из ПТР, 45-мм противотанковой пушки обр. 1937 г., 76-мм пушки ЗИС-3 обр. 1942 г., 76-мм полковой пушки обр. 1927 г., 85-мм зенитной пушки обр. 1939 г., 122-мм пушки обр. 1931/37 г., 122-мм гаубицы обр. 1938 г. Стрельбой установлено следующее.

45-мм пушка на дистанции 300 м под прямым углом встречи подкалиберным снарядом из 6 выстрелов по бортовой броне — 2 сквозных пробоины диаметром 22 мм. Снаряд дробится на мелкие части, поражая механизмы и экипаж.

С дистанции 150 м из 3 выстрелов подкалиберными снарядами — 3 сквозных пробоины диаметром 22 мм.

С дистанции 110 м стрельба по лобовой части подкалиберным снарядом, 6 выстрелов — пробивает броню на 50—60 мм, сердечник остаётся в броне. Бронебойный (БР) снаряд при стрельбе в лоб делает лунку 25—30 мм.

76-мм пушка ЗИС-3 стрельба по бортовой броне с дистанции 400 м, 3 выстрела — сквозных пробоин 3 диаметром 27 мм. Разрушительная мощь такая же, как и у 45-мм подкалиберного снаряда. Бронебойный снаряд делает лунку глубиной 22—30 мм и шириной 100 мм.

Стрельба по лобовой броне с дистанции 200 м — подкалиберный снаряд делает лунку 100 х 110 мм, сердечник остаётся в броне. При стрельбе бронебойным снарядом остаётся лунка 37 х 110 мм. Стрельба бронебойным снарядом по гусенице даёт положительный результат — перебиваются пальцы, и гусеница разрушается. Стрельба по щели шарового соединения ствола даёт его заклинивание.

76-мм полковая пушка обр. 1927 г. с дистанции 300 м бронепрожигающим (бронебойный кумулятивный. — Авт.) снарядом в бортовую броню пробивает её на 45—50 мм.

85-мм зенитная пушка, стрельба на дистанции 800—1200 м по бортовой броне бронебойным снарядом, 4 выстрела — 4 пробоины шириной 110 мм, внутренний диаметр 200 мм. Пробив броню, снаряд ударяется во вторую стенку, делая лунку 57 мм, и рвётся на части. Осколками снаряда и выбитой брони поражается прислуга и выводится из строя материальная часть. Стрельба по лобовой части бронебойным снарядом делает лунку глубиной 100 мм и диаметром 200 мм, одновременно колет броню и рвёт соединительные болты броневых плит лобового щита, а также разрушает оборудование управления и радиостанцию. Одно попадание бронебойного снаряда по гусенице разрушает её в длину на 0,75 м.

Стрельба из 122-мм пушки образца 1931/37 г. на дистанции 300—400 м осколочно-фугасным (ОФ) снарядом, 9 выстрелов — 9 попаданий по бортовой броне с установкой взрывателя на замедленное действие. От удара снаряда произошли глубокие трещины на швах брони на всю величину брони, оборвались болты соединительных планок рубки и корпуса.

Стрельба из ПТР с дистанции 80—100 м по броне патроном БС-41 5 штук под прямым углом — пробивает броню на глубину 50 мм с диаметром лунки 20—22 мм. При стрельбе по гусеницам перебивает пальцы и пробивает звенья, пробивает смотровые стекла, заклинивает шаровую установку орудия.

122-мм гаубица обр. 1938 г. — стрельба с дистанции 400 м осколочно-фугасным снарядом по бортовой броне не даёт никакого эффекта, стрельба по гусеницам разрушает траки и дробит катки.

ВЫВОДЫ. Самоходное орудие “Фердинанд” применяется немцами для борьбы с танками и противотанковой артиллерией, а также для морального воздействия своей массивностью на наши войска. Лучшее средство борьбы с этой самоходкой — 85-мм зенитная пушка, а также подкалиберные снаряды 76-мм пушки ЗИС-3»2.

31 июля 1943 года начальник Главного бронетанкового управления Красной армии (ГБТУ КА) генерал-лейтенант танковых войск Б.Г. Вершинин направил народному комиссару танковой промышленности В.А. Малышеву служебную записку, в которой говорилось: «Сообщаю, что мною направлено письмо начальнику управления трофейного вооружения Красной Армии генерал-майору тов. Вахитову с просьбой о срочной отгрузке на завод № 100 следующих образцов трофейной танковой техники:

  1. Экранированный танк Т-IV.
  2. Танк Т-IV (“Тигр”)
  3. Танк Т-V (“Пантера”)
  4. Самоходную установку 128-мм пушки.
  5. Самоходную артустановку “Фердинанд”.

В этом же письме я также прошу тов. Вахитова в дальнейшем направлять заводу № 100 все новые образцы трофейной танковой техники. Если ГБТУ КА будет иметь такие танки, то отгрузит их заводу № 100 самостоятельно»3.

На предприятиях Наркомата танковой промышленности (НКТП) немецкая техника тщательным образом изучалась инженерами и конструкторами. Для определения её бронестойкости и возможности поражения механизмов и экипажа отечественными и иностранными артсистемами с 1 по 14 декабря 1943 года были проведены испытания на Научно-испытательном бронетанковом полигоне (НИБП) ГБТУ КА. Проверке обстрелом подверглись корпуса тяжёлого танка «Пантера» и САУ «Фердинанд».

Испытания проводились в соответствии с программой начальника ГБТУ КА генерал-лейтенанта танковых войск Б.Г. Вершинина. Испытания ставили своей целью установление бронестойкости корпусов немецких боевых машин, определение дистанции действительного огня для всех участвовавших в испытании систем и получение необходимых войскам исходных данных по борьбе с вражеской бронетехникой, в том числе и САУ «Фердинанд».

Начало им положило метание ручной противотанковой гранаты направленного действия в НИИ-6. Появление в боях на Курской дуге тяжёлой немецкой бронетехники (в том числе «Фердинандов») потребовало повысить бронепробиваемость гранат до 100—120 мм. В Московском филиале НИИ-6 Народного комиссариата боеприпасов (НКБП) конструкторы М.З. Полевиков, Л.Б. Иоффе, Н.С. Житких разработали кумулятивную гранату РПГ-6. Граната подверглась войсковым испытаниям уже в сентябре 1943 года и была принята на вооружение в конце октября. РПГ-6 имела каплевидный корпус с зарядом (из двух шашек) и дополнительным детонатором и рукоятку с инерционным взрывателем, капсюлем-детонатором и ленточным стабилизатором. Ударник взрывателя блокировался чекой. Ленты стабилизатора (две длинные и две короткие) укладывались в рукоятке и удерживались предохранительной планкой. Предохранительный шплинт вынимался перед броском. После броска отлетала предохранительная планка, вытягивался стабилизатор, выдёргивалась чека ударника — запал взводился. Таким образом, система предохранения РПГ-6 была трёхступенчатой (у РПГ-43 — двухступенчатой). В плане технологии существенной особенностью РПГ-6 было отсутствие точёных и резьбовых деталей, широкое применение штамповки и накатки. Благодаря этому серийное производство гранаты удалось наладить ещё до конца года. По сравнению с РПГ-43 РПГ-6 была более технологична в производстве и несколько безопаснее в обращении. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Цит. по: Безыменский Л.А. Операция «Миф», или Сколько раз хоронили Гитлера. М., 1995. С. 215.

2 Цит. по: Коломиец М.В. «Фердинанд». Бронированный слон профессора Порше. М., 2007. С. 57—59.

3 Из экспозиции историко-документальной выставки «Огненная дуга: стратегия победы. К 70-летию Курской битвы» (18 июля — 20 сентября 2013 г. Выставочный зал федеральных архивов, Москва).