Беспорочно выслужившие десять лет на сверхсрочной службе…

image_pdfimage_print

A.V. PECHEYKIN — «They have irreproachably served for ten years of reenlistment…»

Аннотация. В статье рассказывается о появлении и порядке применения в вооружённых силах таких воинских знаков, как шевроны (нарукавные нашивки), показывающие выслугу лет и иные различия военнослужащих.

Summary. The article describes the appearance and manner of application in the armed forces of the military symbols, as chevrons (sleeve patches) showing time in service and other insignia of servicemen.

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННОГО ОБМУНДИРОВАНИЯ И СНАРЯЖЕНИЯ

 

ПЕЧЕЙКИН Александр Валерьевич — ведущий научный сотрудник Центрального пограничного музея ФСБ РФ, кандидат исторических наук (Москва. E-mail: pe4av@mail. ru)

 

«БЕСПОРОЧНО ВЫСЛУЖИВШИЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ НА СВЕРХСРОЧНОЙ СЛУЖБЕ…»

 

Старая русская пословица гласит: «За одного битого двух небитых дают». Если это утверждение верно для гражданской жизни, оно тем более справедливо для военнослужащих. Уже в Древнем Риме существовали подразделения, формировавшиеся исключительно из опытных воинов. Это были триарии — ветераны, вступавшие в бой только в случае поражения основных сил, когда следовало прикрывать их отход1.

Неизвестно, полагались ли им внешние отличия. Наверное, что-то было, но достоверных сведений об этом нет. Только с появлением во второй половине XVII столетия постоянных армий можно говорить об униформе в современном понимании этого слова, а значит и о тех или иных знаках различия военнослужащих. Правда, специальные знаки, носившиеся на униформе и обозначавшие срок службы конкретного воина, появились в европейских армиях только во второй половине XVIII века.

Одной из первых на этот путь встала Франция. В третьей четверти XVIII века в этой стране начали использоваться специальные шевроны — нашивки из плотной ленты или тесьмы (из галуна), крепившиеся (нашивавшиеся) к верхней части рукава мундира. Для белых мундиров шевроны изготавливались из синей шерсти, для мундиров иных цветов — из белого льна. Шеврон нашивался углом вверх, ширина галуна составляла 2,25 см, каждый такой шеврон обозначал восемь лет сверхсрочной службы. Позже были внесены существенные изменения, но принцип остался прежним — за определённое количество лет службы солдат получал право носить на рукаве нашивки из того или иного материала, не только тканого2.

В нашей стране первым о необходимости введения для солдат внешних знаков отличия за долговременную и добросовестную службу задумался Павел I. Ещё будучи наследником, он учредил для солдат, безупречно выслуживших в его личном войске более десяти лет, специальную награду — узкую ленту ордена Св. Анны для ношения в петлице мундира. Точная дата появления этих знаков на сегодня неизвестна, наиболее вероятно, что первое награждение состоялось около 1794 года.

Став императором, Павел Петрович 12 ноября* 1796 года издал приказ о награждении такой лентой нижних чинов, беспорочно выслуживших более 20 лет. Отмеченный этим знаком солдат именовался «рядовой (мушкетёр, унтер-офицер и т.п.) при ленте» и впредь избавлялся от телесных наказаний.

5 апреля 1797 года «Установлением для Российских орденов» был закреплён внешний вид и статут этой солдатской награды. Отслуживший «беспорочно и безотлучно» 20 лет солдат или унтер-офицер награждался серебряной медалью на ленте ордена Св. Анны, освобождался от телесных наказаний и получал двойной оклад жалованья «из сумм орденских», который сохранялся и по выходе в отставку «по смерть свою, где бы ни находился».

В официальной документации того времени медаль и лента назывались «Знак отличия ордена Святые Анны 4-го класса», получившие награду являлись «Кавалерами 4-го класса именования Святые Анны». История сохранила имена первых кавалеров. Знак № 1 получил 1 ноября 1797 года бывший «сержант при ленте», на момент вручения новой награды — старший унтер-офицер лейб-гвардии Измайловского полка Василий Гурьев. Медаль № 2 получил рядовой того же полка Антон Титов, № 3 — рядовой лейб-гвардии Семёновского полка Иван Степанов, № 4 — гренадер лейб-гвардии Преображенского полка Арсений Федосеев. За 1797 год было вручено 6042 знака отличия. В начале правления Александра I награда стала называться «Знак отличия Святые Анны»3.

В дальнейшем статут медали претерпевал существенные изменения, наиболее важным из которых следует признать отмену 11 июля 1864 года награждения за выслугу лет. Почти четверть века медалью награждали только за особые подвиги и заслуги по службе. Однако 12 декабря 1888 года награждение за выслугу лет было возвращено, и медаль стали получать унтер-офицеры, «беспорочно выслужившие десять лет на сверхсрочной службе в должности фельдфебелей, вахмистров и старших унтер-офицеров строевых рот, эскадронов или батарей». В таком двойном положении — награды за «особые подвиги, последствием коих была очевидная польза правительства» и награды за выслугу лет эта медаль пережила февраль 1917 года и была отменена только в декабре 1917 года4.

Введение Павлом I специальной награды за 20 лет беспорочной службы всё же не решило вопроса, так сказать, визуального обозначения солдатского опыта. Недостатки подобного положения дел ощущались в армии всё яснее. В 1809 году майор 11-го егерского полка А.В. Богдановский подал на имя военного министра графа А.А. Аракчеева записку, в которой, в частности, сообщал, что иметь наглядную отметку о сроке службы солдату «весьма нужно». Майор предлагал нашивать на мундире вертикально между первой и второй петлями белую тесьму: за пять лет службы — одну, за 10 — две, за 15 — три полоски. Сохранилась информация, что Аракчеев рассмотрел проект, майор получил от министра письмо с благодарностью за то, что печётся о пользе службы, но предложения его приняты не были5. Только 29 марта 1825 года для нижних чинов за беспорочную службу были введены нашивки из жёлтой тесьмы на левом рукаве: за 10 лет — одна, за 15 — две, за 20 — три, нашивавшиеся одна над другой, углом вниз6.

Эти нашивки стали основой для развития в отечественной униформе специальных знаков, носимых на одежде и обозначающих срок службы воина. Отметим важную семантическую черту, заложенную в данную деталь одежды, — право на нашивку получал не любой солдат, отслуживший указанный срок, а только тот, кто служил беспорочно, не получая взысканий. Со временем эта смысловая нагрузка забылась, нашивки стали просто фиксировать срок службы воина.

15 сентября 1826 года нижним чинам, выслужившим беспорочно установленный срок службы и получившим право на увольнение, но решившим добровольно остаться на службе, было приказано иметь на левом рукаве, кроме установленных 29 марта 1825 года нашивок, ещё одну — из золотого галуна. С 14 декабря 1827 года она могла быть и из серебряного галуна: всё зависело от цвета унтер-офицерского галуна полка, в котором оставался сверхсрочнослужащий. 16 октября 1840 года возвратились вновь к золотому галуну, причём нашивать его следовало за каждые 5 лет выслуги. Аналогичным образом стали отмечать унтер-офицеров, отказавшихся от производства за выслугу лет в офицеры и получавших 0,75 оклада прапорщика: за каждые 5 лет, прошедшие со времени отказа от повышения, полагалась одна такая нашивка7.

В дальнейшем принципиальных изменений с нашивками не происходило, хотя менялись их положение на рукаве, цвет, материал и комбинации. К началу Первой мировой войны сверхсрочнослужащие носили на левом рукаве мундира и шинели шевроны из серебряного и золотого галуна. При поступлении на сверхсрочную службу углом вниз нашивался узкий (1,6 см) серебряный галун. По окончании второго года сверхсрочной службы выше него пришивался уже широкий (2,7 см) серебряный галун. Окончание четвёртого года службы обозначалось узким золотым галуном, шестой сверхсрочный год отмечался широким золотым галуном. Первый шеврон нашивали так, чтобы наружная сторона вершины угла была на 22,2 см выше локтевого сгиба, а концы шевронов пропускались в швы рукава. Кроме того, сверхсрочники 2-го разряда (сверхсрочнослужащие ефрейторы и унтер-офицеры, не окончившие школу подпрапорщиков) обшивали свои погоны по боковым сторонам и верху басонной тесьмой шириной 1,1 см, цвет которой соответствовал цвету мундирных пуговиц. Нашивки на погонах также были не из жёлтой тесьмы, как у срочнослужащих, а из золотого галуна8.

Декрет Совета народных комиссаров от 16 декабря 1917 года «Об уравнении в правах всех военнослужащих» отменил в России все военные чины, ордена и знаки отличия. До окончания Великой Отечественной войны в Красной армии не было никаких специальных знаков, обозначавших срок службы красноармейца, хотя попытки проработки подобных отличий имели место. В частности, разрабатывались пробные образцы медалей за три и пять лет сверхсрочной службы в РККА. Но до внедрения их в жизнь дело не дошло. Только 26 ноября 1945 года приказом № 129 начальника тыла Красной армии генерала армии А.В. Хрулёва были установлены знаки различия по сроку сверхсрочной службы — угольники, нашивавшиеся углом вниз на левый рукав шинели, мундира и гимнастёрки. В зависимости от ширины рукава величина угла равнялась 95—105º. Ширина шевронов: узкого — 15 мм, широкого — 25 мм. Узкий серебристый галун обозначал военнослужащего первого года службы, после второго года выше узкого галуна нашивался широкий того же цвета. После третьего и пятого годов сверхсрочной службы добавлялись узкий и широкий галуны золотистого цвета. Иными словами, с некоторыми коррективами была восстановлена система, применявшаяся до революции 1917 года.

31 марта 1952 года приказом № 26 военного министра СССР Маршала Советского Союза А.М. Василевского были введены новые знаки различия по годам сверхсрочной службы. Более компактные, они лучше информировали о времени сверхсрочной службы данного человека. Четырёхступенчатая градация предусматривала присвоение отличий в течение не пяти, как прежде, а 10 лет. Золотистые угольники из узкого (10 мм) и широкого (25 мм) галуна также носили на левом рукаве шинели, мундира и гимнастёрки: до двух лет службы — один узкий, от двух до четырёх лет — два узких, от четырёх до 10 лет — один широкий и более 10 лет — два широких галуна9. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Connolly P. Greece and Rome at war. London: Macdonald Phoebus Ltd, 1981. P. 126—130.

2 Функен Л., Функен Ф. Европа XVIII век: Франция: королевская свита и пехота. Великобритания и Пруссия: пехота / Пер. с фр. И.Г. Галковой. М.: АСТ; Астрель, 2003. С. 68, 69, 78; Алехин П.Г. Наполеоновские войны. Униформа европейских армий. М.: Яуза, Эксмо, 2007. С. 90, 94 и др.

3 Дуров В., Мишедченко Ю. Солдатские награды. Знак отличия ордена Св. Анны-I // Цейхгауз. 2001. № 4(16). С. 8, 9.

4 Кузнецов А.А., Чепурнов Н.И. Наградная медаль: В 2 т. Т. 1: 1701—1917. М.: Патриот, 1995. С. 164—167; Чепурнов Н.И. Наградные медали Государства Российского. Энциклопедическое иллюстрированное издание. М.: Русскiй мiръ, 2000. С. 174—176, 195, 286, 287, 335, 336, 445—447, 545, 641, 642, 690, 703, 704 и др.

5 Егоров В., Канунников А. Проект майора Богдановского. 1809. Неуставной взгляд на экипировку армейской пехоты // Военная иллюстрация. 1998. № 1. С. 25—28.

6 Историческое описание одежды и вооружения российских войск. Ч. 9. М.: Военная книга; Кучково поле, 2012. С. 20.

7 Историческое описание одежды и вооружения российских войск. 1825—1855 гг. Т. XXIII. Новосибирск: АИМКА, 1944. С. 3, 4, 6.

8 Ульянов И.Э. Регулярная пехота 1855—1918 / История Российских войск. М.: АСТ-ЛТД, 1998. С. 10, 59—62; Клочков Д.А. Гвардейская пехота: нижние чины. М.: Фонд «Русские Витязи», 2011. С 39, 40, 320 и др.

9 Борисов В.А. Нагрудные знаки советских Вооружённых Сил. 1918—1991. Монография-каталог. СПб.: ФАРН, 1994. С. 143; Военная одежда Вооружённых Сил СССР и России (1917—1990-е годы). М.: Воениздат, 1999. С. 159, 160, 169, 170.