ВЗРЫВ НА РАССВЕТЕ

image_pdfimage_print

УТРОМ 18 июля 1942 года Николаевск-на-Амуре потряс мощный взрыв — у причальной стенки военно-морской базы взорвалась готовившаяся к дальнему походу новейшая по тому времени подводная лодка Щ-138. Взрыв был такой силы, что на дно пошла не только названная лодка, но и стоявшая рядом с ней Щ-118. На обеих лодках погибло 43 человека.

Длительное время материалы о том инциденте были закрыты. Лишь сейчас выяснилось, что причиной трагедии была вражеская диверсия. Городской совет ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов выступил с инициативой создания памятника погибшим краснофлотцам. Средства были собраны с помощью администрации района, края, предпринимателей, жителей, школьников города, а изготовили памятник в мастерских старательской артели «Амур». Макет подводной лодки сделали на заводе «Дальдизель». Доставленный в город на судне Амурского речного пароходства, памятник-знак был установлен рабочими ЗАО «Форпост» в центральном парке на берегу Амура. Торжественное открытие его и освящение настоятелем Свято-Никольского храма отцом Александром состоялось 2 сентября 2005 года — в день 60-летия окончания Второй мировой войны. На мраморной плите золотом выписали фамилии погибших моряков. Так была закрыта еще одна неизвестная ранее страница истории отечественного подводного флота, столетие которому исполняется в этом году.

h118

УТРОМ 18 июля 1942 года жители города были разбужены мощным взрывом*. Многие горожане, выбежавшие на улицу, увидели, что над акваторией морского порта поднимается высокий столб дыма, а в воздухе кружатся какие-то обломки. В жилых домах, выходящих к береговой черте, вылетели все стекла. Уже к обеду в городе все знали — взорвались две подводные лодки, стоящие у причала военно-морской базы Северо-Тихоокеанской флотилии.

В течение многих лет материалы о Николаевской трагедии 1942 года были засекречены, и только в июне 1999 года мне удалось с помощью городского военкомата получить копии документов из недавно открытых для исследователей фондов Военно-морского музея, раскрывающих тайну события 60-летней давности.

Итак, почему в то злополучное утро эти подводные лодки оказались в нашем городе? Дело в том, что в первый и второй годы войны была серьезная опасность нападения на советский Дальний Восток нашего не очень-то мирного соседа. Поэтому в те годы на нашем Дальнем Востоке мы держали довольно значительные силы. Такая же картина наблюдалась и в нашем городе (смотри главу «Николаевск — 1941 год»). Среди военных сил, обороняющих устьевую часть Амура (НАУР КАФ, военная авиация), важную роль играла военно-морская база Северо-Тихоокеанской флотилии (ВМБ СТОФ), обосновавшаяся в нашем городе.

Северо-Тихоокеанская флотилия (командир — вице-адмирал В.А. Андреев, центр — город Совгавань) обладала значительным боевым потенциалом — кораблями, авиацией, береговыми укреплениями, включала две первоклассные военно-морские базы — Совгавань и Николаевск-на-Амуре, три базы легких военно-морских сил — бухты Посьета, Ольги, Де-Кастри.

Николаевская-на-Амуре ВМБ имела солидную инженерную и боевую основу. Она включала склады горюче-смазочных материалов в селе Иннокентьевка и на 12-м километре, склад минно-торпедного оружия в Кахтинской бухте, склад боеприпасов для береговых и зенитных орудий в селе Красном, ангары и причалы для торпедных катеров, артезианские колодцы с насосными станциями и баками дня хранения питьевой воды. Из боевых сил база располагала тремя береговыми батареями по четыре дальнобойных орудия — мыс Меншикова, район горы Огоби и залив Де-Кастри, двумя минными заградителями, 12 торпедными катерами, дивизионом зенитной артиллерии, стоянкой с оборудованными причалами для малых подводных лодок. На Николаевской ВМБ лежала охрана и оборона Амурского лимана, Сахалинского залива, северной части Татарского пролива, а также самого города и морского порта. Поэтому неудивительно, что боевые корабли СТОФ, в том числе и подводные лодки, регулярно посещали в Николаевске свою базу, где пополнялись боеприпасами, топливом, продовольствием, пресной водой и производили текущий ремонт.

Так было и на этот раз, когда подводная лодка Щ-138 4-го июля 1942 года прибыла в Николаевск, а спустя 9 дней — 13 июля — к ее борту пришвартовалась и подводная лодка Щ-118. Так обе подводные лодки оказались у своего причала в Николаевской бухте.

Немного о самих подводных лодках. Лодка Щ-118 (серия V-бис) была заложена 10 октября 1932 года, спущена на воду летом 1934 г. под названием Кефаль. 18 декабря 1934 года вступила в строй в состав Морских сил Дальнего Востока (с февраля 1935 г. — Тихоокеанский флот). С октября 1941 года по 1 июня 1942 года лодка находилась на среднем ремонте во Владивостоке (завод № 202). 4 июля прибыла в Совгавань, где стала готовиться к серьезному переходу в Николаевскую ВМБ, куда и прибыла 13 июня 1942 года.

Лодка Щ-138 (серия V-бис) была в этот период во флотилии самой современной, оснащенной новейшими приборами. Строилась она на том же заводе № 202 в городе Владивостоке. 8 января 1942 года вступила в строй, а 4 июня, кода прибыла на базу в Совгавань, была зачислена в состав 3-й бригады подводных лодок СТОФ. 25 дней шли постоянные учения и усиленная подготовка к боевому выходу. 30 июня подводная лодка Щ-138 вышла в море. Рейд прошел удачно, и 4 июля она отшвартовалась в Николаевске у причала для подводных лодок. Так обе подводные лодки в июле 1942 года оказались в нашем городе.

Что же произошло в то раннее июльское, утро сорок второго? Долгие годы считалось, что взрыв на подлодке Щ-138 произошел во время загрузки ее торпедами. Я раньше тоже придерживался этой версии. Но полученные копии документов все поставили на место. Оказывается, на самом деле, все происходило по-другому.

Пять дней подводные лодки стояли у причала борт о борт. Боезапас был на обеих лодках догружен торпедами и артиллерийскими снарядами до нужной нормы. Также за эти дни лодки пополнили запасы воды, продовольствия, горюче-смазочных материалов. Прошел плановый осмотр всех механизмов. По плану обе лодки должны были к концу второй декады июля выйти в дальний морской поход и после учений и длительного перехода вернуться на свою базу в город Совгавань. Насколько этот, довольно длительный по времени, поход был важен, говорит тот факт, что его должны были сопровождать представители штаба флота и флотилии. Во время перехода должны быть испробованы новейшие приборы, проведены учебные стрельбы, отработаны все приемы парного плавания и взаимовыручки. Как будто ничего не предвещало никакого несчастья.

Взрыв огромной мощности (специалисты потом подсчитали, что взорвалось 1200 кг тротила), который сопровождался высоким столбом дыма и выбросом в воздух кусков железа, осколков и каких-то предметов, произошел ровно в семь часов утра 18 июля 1942 года. Некоторые очевидцы (капитан стоящей неподалеку баржи «Славянка», дежурные по молу, уцелевшие моряки с обеих подводных лодок) сообщали потом при опросах, что слышали двойной взрыв, следовавший один за другим. Причем, второй был очень большой силы. Во многих зданиях у береговой черты и выше (вплоть до улицы Советской) взрывной волной вышибло окна.

Когда дым рассеялся, подбежавшие к месту аварии люди увидели, что лодка Щ-138 примерно в течение десяти секунд на ровном кипе погрузилась в воду по самую рубку, а спустя 4—5 секунд, за ней с дифферентом на нос полностью ушла под воду Щ-118.

Что же рассказали уцелевшие с обеих лодок моряки? 18 июля на лодках был обычным днем перед уходом в дальний поход. Намечалась профилактика механизмов, оформление последних документов, инструктаж с комсоставом и тому подобное. Личный состав лодки Щ-138, где произошел взрыв, после побудки был занят стиркой белья, и около семи часов почти все приступили к завтраку в шестом и седьмом отсеках. За несколько секунд до взрыва в лодке внезапно потух свет. Сам взрыв внутри лодки прозвучал глухо, а вот чудовищная взрывная волна, имея запах кислоты и резины, через несколько секунд ворвавшаяся в шестой и седьмой отсеки, крушила все на своем пути, калеча и убивая всех. Только нескольким морякам удалось через кормовой люк выбраться наружу. На всю жизнь им запомнились стоны и крики умирающих товарищей и шум воды, рвущийся из носовой части лодки…

Личный состав подлодки Щ-118 также пил чай. Командир лодки и комиссар БЧ-5 находились на палубе. Взрывом их смело за борт, но они остались живы. Наибольший взрывной удар пришелся по носовому и центральному отсекам лодки. Здесь в это время находились представители штаба флота и флотилии и шестеро офицеров и старшин, с которыми проводился плановый инструктаж. Все они сразу погибли. Завтракавшие в четвертом и пятом отсеках подводники, услышали взрыв, сопровождаемый мощным сотрясением корпуса. Спустя несколько секунд послышался шум поступающей в лодку воды. Захватив всех контуженных и оглушенных, подводники стали переходить в кормовые отсеки. Была попытка задраить переборную дверь, ведущую из пятого в четвертый отсек, но в результате деформации замка сделать это не удалось. Надо отметить, как записано в докладе экспертной комиссии, среди находившихся там моряков не было никакой паники, все действовали уверенно, по инструкции, оказывали друг другу взаимопомощь. Только убедившись, что в четвертом и пятом отсеках никого не осталось, а в носовые отсеки пробиться невозможно, подводники сосредоточились в шестом и седьмом отсеках, задраили плотно дверь из шестого в пятый отсек и верхний и нижний кормовые люки. Сделали перекличку. Оказалось в обоих отсеках ровно 20 человек.

Моряки были уверены, что помощь подойдет быстро, и действительно, через считанные минуты подошел к месту аварии водолазный бот, и водолазы начали обследовать лодку. Находившиеся внутри моряки стуком сообщили водолазам о себе. Вскоре подошел плавучий кран, но долго не удавалось подцепить корму лодки. А время шло, и кислород в отсеках был на исходе. Некоторые моряки, особенно контуженные, начали терять сознание. Только через долгих пять часов плавкрану удалось поднять корму лодки над водой. Лишь тогда был открыт верхний кормовой люк, и в лодку хлынул живительный свежий воздух. А потом через несколько минут из люка появился первый моряк. У некоторых ребят, которые выбрались из лодки и теперь стояли на палубе плавкрана и ждали появления других своих товарищей, голова была белая…

Коварный взрыв унес жизни сорока трех моряков, старшему из которых было 33 года. А большинству только двадцать.

Сегодня мы, наконец, можем огласить инициалы погибших, их год рождения, звание и занимаемую должность. Кстати, звание «краснофлотец» ныне соответствует «рядовому» или «матросу». Вот этот скорбный список:

Погибли на подводной лодке Щ-138

1. Гильдуянов Владимир Иванович, командир подводной лодки, капитан-лейтенант, 1910 года рождения.

2. Будин Алексей Дмитриевич, командир БЧ-1, лейтенант. 1918 года рождения.

3. Вязьмин Василий Степанович, командир БЧ-23, лейтенант, 1918 года рождения.

4. Бойков Иван Протасович, военфельдшер, 1922 года рождения.

5. Ильин Александр Иванович, командир отделения рулевых, старшина 2 статьи, 1918 года рождения.

6. Мазуренко Петр Васильевич, старший рулевой, краснофлотец, 1911 года рождения.

7. Долинный Михаил Михайлович, рулевой краснофлотец, 1920 года рождения.

8. Панферов Иван Петрович, командир отделения комендоров (артиллеристов), краснофлотец, 1920 года рождения.

9. Дмитриев Матвей Степенович, командир отделения торпедистов, старшина 2 статьи, 1917 года рождения.

10. Морозов Ефим Семенович, старший торпедист, краснофлотец, 1922 года рождения.

11. Бородин Владимир Лаврентьевич, торпедист, краснофлотец, 1918 года рождения.

12. Соколов Михаил Михайлович, радист, краснофлотец, 1920 года рождения.

13. Петрявин Борис Михайлович, командир отделения гидроакустиков, старшина 2 статьи, 1921 года рождения.

14. Подорнов Борис Федорович, командир отделения мотористов, старшина 2 статьи, 1918 года рождения.

15. Першин Григорий Степанович, старший моторист, краснофлотец, 1918 года рождения

16. Слюнин Василий Петрович, старший моторист, краснофлотец, 1918 года рождения.

17. Бушков Василий Степанович, моторист, краснофлотец, 1918 года рождения.

18. Воробьев Николай Григорьевич, моторист, краснофлотец, 1921 года рождения.

19. Бондаренко Павел Тимофеевич, командир отделения электриков, старшина 2 статьи, 1917 года рождения.

20. Евсеев Павел Иванович, старший электрик, краснофлотец, 1918 года рождения.

21. Тюрнев Анатолий Андреевич, электрик, краснофлотец, 1921 года рождения.

22. Чесноков Александр Родионович, электрик, краснофлотец, 1920 года рождения.

23. Семенов Петр Семенович, командир отделения трюмных, старшина 2 статьи, 1919 года рождения.

24. Долгих Алексей Иванович, трюмной машинист, краснофлотец, 1920 года рождения.

25. Божанов Борис Иванович, трюмной машинист, краснофлотец, 1920 года рождения.

26. Соломко Иван Ефимович, строевой, краснофлотец, 1915 года рождения.

27. Лежнин Иван Кузьмич, командир отделения скрытой связи управления бригады, старшина 2 статьи, 1920 года рождения.

28. Сазыкин Григорий Степанович, торпедист, краснофлотец, 1922 года рождения.

29. Доронченко Сергей Иванович, штурманский электрик, краснофлотец, 1922 года рождения.

30. Баранос Александр Борисович, электрик, краснофлотец, 1922 года рождения.

31. Маньков Александр Георгиевич, рулевой, краснофлотец, 1922 года рождения.

32. Черников Владимир Васильевич, моторист, краснофлотец, 1922 года рождения.

33. Соколов Александр Павлович, трюмной машинист, краснофлотец, 1922 года рождения.

34. Хамкин Григорий Александрович, комендор (артиллерист), краснофлотец, 1922 года рождения.

35. Харин Спиридон Иванович, гидроакустик, краснофлотец, 1922 года рождения.

Погибли на подводной ложке Щ-118

1. Шатов Андрей Павлович, командир 8 дивизиона подводных лодок ТОФ, капитан-лейтенант, 1909 года рождения.

2. Малинин Павел Петрович, флагманский штурман 3 бригады подводных лодок СТОФ, капитан-лейтенант, 1913 года рождения.

3. Фатеев Николай Николаевич, командир БЧ-1, лейтенант, 1919 года рождения.

4. Кандриков Максим Палович, командир БЧ-3, лейтенант, 1917 года рождения.

5. Данилов Венедикт Кузьмич, военком, политрук, 1913 года рождения.

6. Сорокин Михаил Дмитриевич, командир отделения рулевых, старшина 2 статьи, 1917 года рождения.

7. Краснов Сергей Михайлович, командир отделения электриков, старшина 2 статьи, 1916 года рождения.

8. Сероштан Николай Васильевич, командир отделения трюмных машинистов, старшина 2 статьи, 1918 года рождения.

Так в чем же была причина этой страшной трагедии, унесшей в одночасье столько жизней? Что это было — преступная халатность или чей-то злой умысел? Ответ дали полученные из Центрального архива Военно-морского флота документы.

Оказывается, сразу же по горячим следам была создана экспертная комиссия из лучших подводников и инженерно-технических работников, прибывших из Комсомольска-на-Амуре, Совгавани и Владивостока. Комиссия детально изучила обе поднятые лодки как снаружи, так и изнутри, опросила всех уцелевших моряков, всех очевидцев, оказавшихся в то злополучное утро вблизи стоянки лодок. Было выдвинуто и изучено пять главных версий. Четыре из них в результате тщательной проверки были исключены. Это — неумелое обращение с боезапасом, влияние гремучего газа с аккумуляторных батарей, самопроизвольный взрыв одной из торпед и детонация от взрыва заряда, установленного снаружи корпуса лодки (для этого необходим был заряд не менее 12 килограммов). Изучив все детали, комиссия пришла к выводу: взрыв боезапаса во втором отсеке подводной лодки Щ-138 мог произойти только с помощью подрыва зарядом не менее 600 граммов, приложенного вплотную к одной из торпед или в оболочку запального стакана.

Таким образом, катастрофа 18 июля 1942 года была вызвана насильственным, диверсионным актом. Так что сейчас мы с уверенностью можем сказать, что похороненные в том далеком сорок втором году в братской могиле на городском кладбище моряки-подводники пали от вражеской руки здесь в далеком тылу за тысячи километров от фронта.

Хочется отметить следующее обстоятельство — время для диверсии было выбрано очень удачно. Во-первых, до выхода в море обеих лодок оставались считанные часы, так что такого удобного случая диверсантам вряд ли бы представилось. Во-вторых, им было известно, что буквально за сутки на обе лодки был догружен запас торпед до нужной нормы. В-третьих, в ночь на 18 июля недалеко от спаренных подлодок у этого же причала буквально в десятке метров была пришвартована баржа «Славянка», на которую началась загрузка боеприпасов — мины, артиллерийские снаряды и прочее. При взрыве на лодке швартовые тросы «Славянки» были как бы перерезаны осколками, корпус пробит в нескольких местах, а сама баржа взрывной волной была отброшена на несколько десятков метров к центру бухты, где затонула на мелководье. Но, к счастью, погруженные на нее снаряды и мины не сдетонировали. Вероятно, исполнители хорошо и точно знали время загрузки «Славянки» и надеялись, что не только взорвутся торпеды на соседней лодке, но и боеприпасы. погруженные на «Славянку». Трудно представить, сколько было бы жертв и разрушений, если бы это случилось. К счастью, ни одна торпеда на лодке Щ-118 не сдетонировала. Да и на злополучной Щ-138 взорвались торпеды во 2 отсеке, т.е. где произошла диверсия (примерно 1200 кг тротила). Те же торпеды на этой лодке, которые находились в носовых и кормовых торпедных аппаратах, остались невредимыми…

Ну а какова судьба этих невезучих кораблей, что с ними стало в дальнейшем? Щ-118 довольно быстро подготовили для перехода в Совгавань, а затем во Владивосток. После капитального ремонта она вновь вошла в строй. Участвовала в войне с Японией и даже совершила один дальний боевой поход. И еще долгое время находилась в действующем составе Тихоокеанского флота. А новейшая современная Щ-138 так и не вошла в боевой строй. Через месяц после диверсии при буксировке она вновь затонула в Амурском лимане. В июле 1943 года ее все-таки подняли и с большим трудом перегнали в Совгавань, где она после тщательного осмотра была исключена из состава действующего флота…

60 с лишним лет уже прошло со дня июльской трагедии. И только сейчас стали известны все ее детали. Закрыта еще одна страничка летописи Великой Отечественной войны…

Нет неизвестных солдат… За каждой фамилией — своя боль… За каждой фамилией — своя память…

 Тараканов Геннадий Николаевич.

Родился 19 мая 1939 г. в г. Армавире Краснодарского края. Окончил ВМПУ (1970), ВЮЗИ (1978). Капитан 2 ранга в отставке. Председатель Николаевского-на-Амуре совета ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов


* Отрывок из книги В.Ю. Юзефова «Годы и друзья Старого Николаевска». Хабаровск, 2005.