ПАУТИНА ПОД СВАСТИКОЙ

image_pdfimage_print

Вторая мировая война была битвой не только огромных армий, но также и смертельной схваткой различных спецслужб, разведок и контрразведок десятков государств. Особо мощными спецслужбами располагала фашистская Германия. Нацисты создали разветвленные контрразведывательные структуры, пронизывающие все германское общество, всю территорию оккупированных гитлеровцами стран, не имевшие и, пожалуй, не имеющие до сих пор, аналогов в мире. Изолированность фашистских спецслужб в полной мере ощутили на себе в годы Великой Отечественной войны советская разведка, партизаны, подпольщики, мирное население на временно захваченных врагом территориях. И тем не менее советская разведка и контрразведка, партизаны и подпольщики вышли победителями в этой напряженной и жестокой борьбе. В предлагаемой вниманию читателей статье автор показывает, каким мощнейшим структурам контрразведки и политического сыска нацистской Германии противостояли спецслужбы СССР.

 

С МОМЕНТА прихода к власти нацистов в гитлеровской Германии было начато создание разветвленной структуры органов контрразведки, политического сыска и террора. В дополнение к доставшимся от Веймарской республики структурам криминальной полиции, полиции порядка и полиции безопасности (ведавшей контрразведкой и политическим сыском) Г. Геринг в 1933 году создал в Пруссии подчиненную лично ему тайную государственную полицию — Гестапо[1], а СД[2] — служба безопасности рейхсфюрера СС[3] — помимо контрразведки внутри НСДАП[4] и СС начала распространять свою деятельность на все германское общество. По мере укрепления фашизма СС вобрала в себя все полицейские и контрразведывательные структуры Германии.

До сентября 1939 года контрразведкой и политическим сыском в Германии занимались следующие структуры:

— подразделение СД «Инланд СД»;

— до 1936 года отдельно Гестапо и Главное управление полиции безопасности — ЗИПО, доставшееся по наследству от Веймарской республики, с 1936 года — Полиция безопасности, объединившая Гестапо и криминальную полицию (КРИПО) и насчитывавшая в своем составе до 100 тысяч человек[5].

В вермахте этим ведали отдел A-III абвера[6] и ГФП (GFP)[7] — тайная полевая полиция, являвшаяся особым полицейским управлением в абвере.

Функциями ГФП были следующие: контрразведка; мероприятия по охране штабов и личная охрана командного состава от командира дивизии и выше; наблюдение за военной корреспонденцией; контроль за почтовыми, телеграфными и телефонными отправлениями гражданского населения, охрана почтовых сообщений; розыск и пленение военнослужащих противника, оставшихся на захваченных территориях; проведение дознания, надзор за подозрительными лицами в вермахте и из числа гражданского населения в зоне боевых действий. Сотрудники ГФП имели право свободного прохода через блокпосты и свободного входа в расположение любых частей, штабов и учреждений вермахта.

После объединения в СС полиция Германии организационно входила в два управления СС: в имперской безопасности Главное управление (РСХА)[8] и в Главное управление полиции по обеспечению порядка[9], что и являлось собственно полицией.

Что представляли собой эти управления?

Первые с 1939 по 1942 год возглавлял обергруппенфюрер СС Рейнхард Гейдрих, с 1943 года — обергруппенфюрер СС Эрнест Кальтенбруннер. Отметим, что население Германии не знало о существовании РСХА, даже само название этого учреждения оставалось тайной. Официально в центре и на местах руководители РСХА именовались «начальниками полиции безопасности и СД».

При создании РСХА были объединены[10]: Главное управление охранной полиции МВД; Главное управление службы безопасности рейхсфюрера СС (СД); Центральное управление тайной государственной полиции — Гестапо; Управление криминальной полиции.

В составе РСХА образца 1939 года имелось шесть управлений: I управление — административно-юридическое; II — анализа печати, психологической войны и разработки расовой теории; III — «Инланд СД»; IV — тайная государственная полиция (Гестапо); V — криминальная полиция (КРИПО); VI управление — «Аусланд СД», политическая разведка.

I управление занималось административными и юридическими вопросами. Возглавлял его В. Бест.

II управление выполняло анализ печати, подготовку и ведение психологической войны. Шефом управления являлся доктор О. Зикс. Кроме того, это управление ведало и разработкой расовой теории гитлеровцев.

III управление, как уже указывалось, являлось служба безопасности рейхсфюрера СС[11]. Следует отметить, что еще в 1938 году СД из органа безопасности СС и НСДАП была преобразована в службу безопасности государственного статуса, ее общая численность составляла 8—10 тысяч человек. Циркуляром МВД Германии от 11 ноября 1938 года предусматривалось значительное расширение полномочий СД, при этом дела, которые вела служба безопасности, не подлежали юрисдикции обычных судов. После включения СД в состав РСХА функции этого управления значительно изменились. На «Инланд СД» были возложены контроль за особо важными сферами жизни общества и подготовка аналитических обзоров, являвшихся руководством к действию для ЗИПО и Гестапо. Структурно СД состояло из четырех отделов. Возглавлял эту зловещую организацию оберфюрер, а затем бригадефюрер СС Отто Олендорф[12].

IV управление, собственно, Гестапо, возглавлял оберфюрер (бригадефюрер, группенфюрер) СС Генрих Мюллер.

Это было самое кровавое и зловещее управление РСХА, при одном упоминании о котором людей всей Европы охватывал ужас. Тайная государственная полиция занималась проблемами политической безопасности третьего рейха, разведкой и контрразведкой, ведало с 1944 года пограничной стражей, пресекало саботажи. В круг ее ведения входили и такие вопросы, как иностранная валюта, конфессии, концлагеря. Гестапо было вездесуще и всесильно, оно осуществляло политический сыск и контрразведку и в самой Германии, и на оккупированных территориях. Это был основной контрразведывательной и политический сыскной орган нацистской Германии.

В 1939 году Гестапо состояло из пяти отделов, подразделявшихся на рефераты по направлениям работы. Центральный аппарат насчитывал около 1500 человек. Впоследствии количество отделов возросло. В частности, в январе 1942 года в структуру Гестапо была влита тайная полевая полиция. Характерно, что до 1939 года шеф Гестапо Г. Мюллер не был членом НСДАП. В нацистскую партию ему пришлось вступать, чтобы сохранить за собой должность шефа тайной государственной полиции. И Мюллер оказался куда как более преданным идеалам нацизма, чем иные деятели, стоявшие у истоков нацистского движения[13].

V управление, являвшиеся криминальной полицией, вело борьбу с уголовной преступностью, а в рамках ЗИПО осуществляло содействие Гестапо в борьбе с антифашистами и в контрразведывательной деятельности. Шеф КРИПО — группенфюрер СС Артур Нёбе.

VI управление занималось политической разведкой[14]. До 22 июня 1941 года управление возглавлял Хайнц Йост, с 22 июня и до конца войны — оберфюрер, затем бригадефюрер СС Вальтер Шелленберг, этакий нацистский интеллектуал, кичившийся своей «чистоплотностью», но занимавший до перехода в «Аусланд СД» должность начальника отдела контрразведки в Гестапо. Наряду с абвером «Аусланд СД» являлся диверсионно-шпионским органом гитлеровской Германии, ориентированным на работу вне пределов страны. Как и другие управления РСХА, VI управление делилось на группы и рефераты, образованные по политико-географическому признаку. В 1941 году в «Аусланд СД» насчитывалось семь отделов, позднее прибавились еще две группы и штаб «Циклон».

В 1940 году РСХА претерпело некоторую реорганизацию. В него добавилось седьмое управление, которое стало заниматься научно-информационной службой и разработкой расовой теории. Кроме того, I управление стало ведать подбором личного состава, его обучением и подготовкой, а II решением всех организационных, административных и хозяйственных вопросов.

В октябре 1941 года в дополнение к существовавшим в структуре РСХА управлениям был создан особый командный штаб для руководства «акциями» эйнзацгрупп[15], осуществлявших политику геноцида на территории СССР и других стран Европы.

В целом в рядах РСХА без учета сотрудников КРИПО насчитывалось до 70 тысяч личного состава.

В таком виде РСХА просуществовало до 1944 года. В феврале абвер был расформирован и большинство его подразделений влились соответственно в IV и VI управления РСХА, а также во вновь созданное при нем военное управление «Миль». Приблизительно в то же время в РСХА влилось и «Исследовательское управление», занимавшееся контролем телефонной, телеграфной и радиосвязи. Таким образом, РСХА заняло главенствующее, доминирующее и всеохватывающее положение в третьем рейхе, превратившись в глобальную спецслужбу, контролировавшую все стороны жизни Германии.

Говоря о структуре РСХА, надо отметить, что ряд структурных подразделениях объединяли сразу несколько управлений. Так, СД и ЗИПО[16] входили в единую структуру как в самом РСХА, так и на местах, которую возглавлял шеф СД Р. Гейдрих[17]. В итоге относительно немногочисленное III управление РСХА контролировало работу основных служб политического сыска и контрразведки вплоть до оперативного руководства[18]. Начальники «полиции безопасности и СД» в рамках эйнзанцгрупп осуществляли также и руководство военно-полицейскими частями, номинально подчиненными Главному управлению полиции по поддержанию порядка. Сама же полиция безопасности «ЗИПО» объединяла Гестапо и КРИПО. Шефом ЗИПО был, как ни странно, не шеф Гестапо Мюллер, а шеф КРИПО группенфюрер СС Артур Нёбе, который имел куда более длительный стаж пребывания в НСДАП. Благодаря подобной структуре к политическому сыску и контрразведке была привлечена и криминальная полиция, имевшая многочисленные и опытные кадры, что позволяло обходиться относительно небольшим числом собственно гестаповцев.

Соединение усилий СД, Гестапо и КРИПО как в рамках Полиции безопасности и СД, так и ЗИПО позволяло эффективно и оперативно использовать всю попавшую в руки служб контрразведки и политического сыска информацию. В большей части случаев исключалась утеря нитей, ведших к подпольным ячейкам или антигитлеровским разведывательным группам. Информация, попавшая в распоряжение одного из структурных подразделений РСХА рано или поздно оказывалась в нужном месте и использовалась по назначению.

Таким образом, РСХА была мощная и разветвленная структура контрразведки и политического сыска, обладавшая широкими возможностями как внутри Германии, так и за ее пределами.

Главное Управление полиции по обеспечению порядка выполняло собственно полицейские задачи, однако на оккупированных территориях его личному составу приходилось брать на себя и военно-полицейские и карательные функции. Шефом управления был обергруппенфюрер СС К. Далюге.

В структуру данного управления входили: регулярная, или муниципальная полиция (Gemeinderpolizei); регулярная полиция, выполнявшая военные задачи; запасные части полиции; полевая полиция (Feldpolizei), или, как ее еще именовали — полевая жандармерия; охранная полиция в Германии (Shupo).

Регулярная (муниципальная) полиция состояла из территориальных полицейских подразделений, отвечавших за поддержание общественного порядка в населенных пунктах Германии, а та же регулярная полиция, выполнявшая военные задачи на оккупированных территориях, из подразделений муниципальной полиции, обеспечивавших оккупационный режим (сюда входили и подразделения, сформированные из коллаборационистов).

Запасные части полиции представляли собой учебные центры, готовившие пополнение для линейных военно-полицейских частей и подразделений регулярной полиции. Что касается жандармерия, то это были военно-полицейские части, в том числе и сформированные из коллаборационистов, являвшиеся основным инструментом гитлеровской политики геноцида в отношении многих народов Европы — славян, евреев, цыган. На эти части так же возлагались задачи борьбы с партизанами и Движением Сопротивления, поэтому полевая полиция зачастую вела настоящие сражения. Именно фельдполицаи (фельджандармы) служили исполнителями большинства акций Гестапо и СД, в то время как гестаповцы осуществляли лишь общее руководство.

Из состава военно-полицейских частей формировались также зондеркоманды и эйнзацкоманды, занимавшиеся массовым истреблением мирного населения и военнопленных и оставившие кровавый след на всей оккупированной гитлеровцами территории. И именно в состав полевой полиции частей входили литовские, латышские и эстонские охранные батальоны, отличавшиеся особой жестокостью к мирному населению. Организационно входя в состав Главного управления полиции по поддержанию порядка, зондеркоманды, эйнзацкоманды и военно-полицейские части на местах находились в оперативном подчинении местных управлений Полиции безопасности и СД[19].

Охранная полиция в Германии выполняла военно-полицейские функции, осуществляя охрану наиболее важных стратегических и военных объектов.

Рассматривая карательный аппарат гитлеровской Германии, необходимо отметить одну особенность: и РСХА, и Главное управление полиции по поддержанию порядка не входили ни в одно ведомство, подчиняясь лично рейхсфюреру СС. Отметим также, что нечетное разграничение компетенции между Гестапо и СД было сделано преднамеренно самим Г. Гиммлером, с целью не допустить неограниченной самостоятельности хотя бы одной из структур СС. Более того, поощрялись всемерная конкуренция и соперничество между Гестапо и различными управлениями СД. Однако путь к всевластию в сфере разведки и контрразведки даже для таких «тяжеловесов» в гитлеровской иерархии был не простым. Долгие годы Гестапо, СД, затем РСХА в целом вели непримиримую борьбу против одного из своих конкурентов — абвера.

Контрразведкой в абвере занимался отдел A-III. При штабах военных округов, групп армий, на флотах и в военно-морских базах действовали Абверштелле-III, а при армиях и на оккупированных территориях абверкоманды-III. Возглавлял отдел A-III Франц Эккарт фон Бентивеньи[20]. Структура и функции А-III отражали два основных направления его деятельности: пресечение попыток проникновения иностранных разведок в войска и на стратегические объекты Германии и предупреждение возможности разглашения военной и государственной тайны.

Отдел Aбвер-III делился на десять групп (подотделов), дробившихся в свою очередь на множество подгрупп и рефератов по направлениям работы. Наиболее многочисленной и важной была группа контршпионажа. Если другим группам предписывалось категорически избегать контактов с разведками противника, то ей, наоборот, вменялось в обязанность завязывать и всемерно развивать эти контакты с целью выявления антигитлеровской агентуры на территории Германии и оккупированных ею стран. Отдел также держал под своим контролем всю систему почтово-телеграфной связи Германии. Ему была придана служба радиоперехвата для обнаружения мест выхода в эфир агентурных коротковолновых передатчиков агентов антигитлеровских разведок.

Формально в сфере интересов отдела лежала только борьба с разведками других государств и противниками нацистского режима в вермахте, но на деле, по воле своего главы адмирала В. Канариса, это подразделение разбросало свои сети по всей территории Германии.

Обычно принято недооценивать роль отдела Aбвер-III борьбе с советской разведкой, подпольщиками и партизанами. На самом деле это не так. В распоряжении абвера имелись опытнейшие кадры контрразведчиков, умевших работать, прекрасно владевших приемами оперативно-розыскной деятельности, методами слежки и провокаций. Там где Гестапо зачастую действовало грубо и прямолинейно, с помощью пыток и истязаний, абвер использовал иезуитскую утонченность и коварством, что притупляло бдительность подпольщиков и партизан. Угроза, исходившая от абверовцев, нередко недооценивалась, так как те практически ничем не выделялись из общей массы офицеров вермахта, в отличие от сразу бросавшихся в глаза сотрудников Гестапо и СД. И это стоило жизни тысячам советских патриотов.

Но абвер и РСХА боролись не только с противниками гитлеровского режима и разведками антигитлеровской коалиции. В 1933—1944 гг. шла невидимая глазу подковерная борьба между абвером и РСХА. Каждая служба стремилась доказать свою исключительную ценность для рейха и полную несостоятельность конкурента. И лишь в 1944 году, после неудавшегося покушения на Гитлера, абвер был сокрушен и влит в РСХА, пополнив карательно-сыскной аппарат СС. После реорганизации в системе вермахта осталось только несколько подразделений бывшего Aбвера-III, на базе которых был создан новый отдел, ответственный за контрразведывательное обеспечение частей немецкой армии. Но возможности и масштабы работы этого отдела уже не шли ни в какое сравнение с прежними.

Кроме РСХА и абвера в структуре германских спецслужб имелась еще одна организация, подчиненная лично рейхсмаршалу Г. Герингу, — это тщательно засекреченное «Исследовательское управление»[21]. Оно представляло собой секретную техническую организацию, объединявшую 15 отделов и 6 групп, с помощью которой контролировалась телефонная, телеграфная и радиосвязь как внутри Германии, так и за ее пределами. Только в Берлине служащие управления читали ежедневно около 34 тыс. телеграмм внутригосударственного значения и около 9000 — из-за границы. В среднем ежемесячно прослушивалось до тысячи телефонов.

«Исследовательское управление» держало под своим контролем не только иностранцев, но и функционеров НСДАП и государства. Его справки, печатавшиеся на коричневой бумаге с изображением орла и потому в узком кругу называвшиеся «коричневыми птицами», нередко сеяли семена паники и замешательства в учреждениях рейха. «Коричневые птицы» прокладывали путь акциям преследования, которые нередко заканчивались концлагерем или виселицей для тех, кто попадал в коричневые списки. Управлению было предоставлено право секретного пользования политической и экономической информации и результатов негласного наблюдения, осуществляемого по личному указанию Геринга за сотрудниками СД и Гестапо. В 1944 году Геринг под давлением СС согласился передать «Исследовательское управление» в подчинение Гиммлера.

Надо отметить, что численность собственно сотрудников Гестапо была относительно невелика, однако созданная ею пирамида ячеек, распространяясь сверху вниз, проникала в каждый дом. К слежке за населением привлекались привратники жилых домов и квартальные надзиратели. Так, летом 1943 года на Гестапо работали 482 тыс. квартальных надзирателей[22], которые хотя и не являлись штатными сотрудниками тайной полиции, были обязаны еженедельно представлять отчеты обо всех подозрительных событиях и происшествиях, а о появлении незнакомцев или подозрительном поведении жильцов квартала доносить незамедлительно. Необходимо также учитывать, что у РСХА имелась колоссальная сеть осведомителей и помимо квартальных надзирателей. На территории Германии практически невозможно было укрыться от их глаз. Малейшая неточность в поведении разведчика, заброшенного на территорию Германии — и тотчас следовал звонок в отделение РСХА от бдительной домохозяйки, торговки, кондуктора трамвая.

Естественно, работать в этих условиях на территории германии иностранной разведке было весьма не просто. Что касается советской разведки, ей после репрессий 1937—1938 гг. так и не удалось вновь создать полнокровную разветвленную агентурную сеть на территории Германии. Но даже те крохи, которые остались после репрессий и продолжали действовать как в самой Германии, так и в оккупированных ею странах Европы, давали бесценную информацию. Наиболее известными из них являются «Красная капелла» и группа Шандора Радо.

Иное дело — работа разведывательных органов СССР на оккупированной врагом территории, т.е. агентурная разведка. Только управления НКВД-НКГБ, не считая военной разведки, ведавшие разведывательной и разведывательно-диверсионной деятельностью, забросили и внедрили в структуры гитлеровских органов управления, вермахта и СС на оккупированных территориях СССР более 1300 залегендированных разведчиков. И ни один из них не был раскрыт гитлеровскими органами контрразведки! Нигде и никому не удавалось подобного. Ни англичанам, ни американцам. Ни в Европе, ни в Азии. К славным делам советской разведки следует отнести уничтожение гитлеровского наместника Кубе в Белоруссии, действия разведчиков отряда Д. Медведева в Ровно, срыв гитлеровских планов уничтожения Кракова и еще многие операции. Гитлеровской контрразведке так и не удалось вскрыть, что по операции «Монастырь» силами разведки НКВД/НКГБ осуществляется крупномасштабная акция по дезинформации противника. Точно так же Абверу-III и Гестапо не удалось предотвратить проникновение и работу советских разведчиков во многих разведывательных школах абвера, в результате чего до 90проц. забрасывавшихся в советский тыл разведывательно-диверсионных групп или практически сразу же обезвреживались контрразведкой, или же являлись с повинной. В частности, два советских разведчика проникли в смоленскую (поселок Красный Бор) разведшколу абвера, в результате чего работа этой школы оказалась в значительной степени парализованной. Не удалось гитлеровской контрразведке предотвратить и легализацию советского разведчика в районе г. Кассель с целью ликвидации разведывательной школы, где готовились диверсанты из детей и подростков: советскому разведчику удалось склонить к сотрудничеству заместителя начальника школы и с его помощью вывести всех «учащихся» этой школы в расположение частей Красной армии.

Одним из крупнейших провалов гитлеровской контрразведки можно считать крах операции по подготовке покушения на Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина. Гестапо и СД не смогли предотвратить утечку информации еще на начальном этапе операции, благодарю чему гитлеровский агент Таврин сразу оказался в поле зрения советской контрразведки.

Весьма эффективной являлась и деятельность интернациональной подпольной организации на гитлеровской авиационной базе в городе Сеща. Подпольщики не только собирали сведения о вражеских войсках и системе ПВО, обеспечивая нанесение ударов советской авиацией, они также совершали диверсии, уничтожая вражеские самолеты в воздухе с помощью магнитных мин. Сведения, собранные подпольщиками, оказывали неоценимую помощь партизанам. Большая часть подпольщиков вела свою героическую работу до момента освобождения города от гитлеровцев. Абверу и РСХА так и не удалось разгромить интернациональную организацию антифашистов.

Но наряду с примерами успешной деятельности советской разведки были и тяжелые потери, когда СД, Гестапо и абверу удавалось вскрывать и почти полностью уничтожать советские подпольные организации. Так, сокрушительным ударам гитлеровских служб безопасности и контрразведки подверглись подпольщики Минска, Киева, Одессы, Симферополя, Винницы. Была разгромлена подпольная организация «Молодой Гвардии». Эти примеры можно продолжать.

Однако самоотверженность советских патриотов в конечном итоге помогла им взять верх над гитлеровской военной и карательной системой. Фашистская Германия была разгромлена и главарей ее карательных органов и спецслужб постигло заслуженное наказание. Еще в 1942 году в Чехословакии был уничтожен руководитель РСХА Р. Гейдрих, в 1945 году были взяты в плен Г. Гиммлер и Э. Кальтенбруннер. Страшась суда, Гиммлер покончил с собой, а Кальтенбруннер был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Была захвачена и предана суду руководящая верхушка эйнзацгрупп. Из 22 человек 14 подсудимых приговорены к смертной казни, остальные — к различным срокам тюремного заключения. Сами же СС, РСХА, Гестапо были признаны преступными организациями, распущены и запрещены.

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ



[1] Gestapo — сокр. Geheime Staatspolizei — тайная государственная полиция, вместе с уголовной полицией составляла «полицию безопасности» (сокр. ЗИПО). В отечественной литературе, как правило, употребляется искаженное наименование этого управления РСХА — государственная тайная полиция, что не верно: правильное наименование — тайная государственная полиция.

[2] SD — сокр. Sicherheitsdienst — служба безопасности рейхсфюрера СС, политическая разведка, создана в 1931 г. по поручению Гиммлера.

[3] SS — сокр. Schutzstaffeln, охранные отряды созданы в 1925 г. на базе «ударной группы Гитлер».

[4] НСДАП — National-Sozialistishe Deutsche Arbeiterpartai — Национал-социалистическая рабочая партия Германии. Так партия стала называться с февраля 1920 г. (см.: Энциклопедия третьего рейха. М.: Локид-Миф, 1996. С. 331). В советской литературе НСДАП называлась как Национал-социалистическая немецкая рабочая партия.

[5] Сергеев Ф. Тайные операции нацистской разведки. М.: Политиздат, 1991. С. 100—106.

[6] Abwehr — орган военной разведки и контрразведки в Германии, создан в 1919 г., в 1938 г. реорганизован в Управление разведки и контрразведки верховного командования — вооруженных сил Германии. Отдел А-III ведал военной контрразведкой внутри страны и за границей.

[7] GFP — Geheime Feldpolizei — тайная полевая полиция, обычно назывались «полевое гестапо». Создана 21 июня 1939 г. директивой В. Кейтеля и комплектовалась сотрудниками Гестапо и КРИПО. В январе 1942 г. была передана Гестапо.

[8] Имперской безопасности главное управление — РСХА (RSHA — Reichssicherheitshauptamt) в советской литературе обычно именовалось как Главное управление имперской безопасности, а не дословным переводом аббревиатуры: R — Reichs — имперской, S — Sicherheits — безопасности, H — Haupt — главное, A — Amt — управление.

[9] В отечественной литературе это управление обычно именуется как Главное управление полиции и порядка, сокращенно — ГУПП. Германская аббревиатура этого управления ORPO — Ordnungpolizei.

[10] Сергеев Ф. Указ. соч.; Залесский К. III Рейх; СС. Охранные отряды НСДАП. М.: ЭКСМО, 2005. С. 170—172.

[11] Хёне Х. Черный орден СС. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2004. С. 182—207; Залесский К. III Рейх; СС. Охранные отряды НСДАП. М.: ЭКСМО, 2005. С. 490.

[12] Кстати, если бы у Кальтенбруннера вырос «зуб» на Штирлица, то его «разработку» он поручил бы шефу «Инланд СД» Олендорфу, а не шефу Гестапо Мюллеру, т.к. проверка попавших под подозрение сотрудников РСХА входила в компетенцию «Инланд СД».

[13] Хёне Х. Черный орден СС. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2004. С. 153—182; СС в действии. Документы о преступлениях СС. Под ред. М.Ю. Брагинского. М.: Прогресс, 1968. С. 37—39; Залесский К. III Рейх; СС. Охранные отряды НСДАП. М.: ЭКСМО, 2005. С. 148—150.

[14] Залесский К. III Рейх. СС. Охранные отряды НСДАП. М.: ЭКСМО, 2005. С. 490—492.

[15] От немецкого Einsatz — ведение в бой: мобильные фашистские военно-террористические части, предназначавшиеся для уничтожения военнопленных и ликвидации населения на оккупированных территориях. Формировались из состава СС, СД и полиции безопасности «ЗИПО». Впервые созданы в сентябре 1938 г.

[16] Залесский К. III Рейх; СС. Охранные отряды НСДАП. М.: ЭКСМО, 2005. С. 171, 417.

[17] В мае 1942 г. был смертельно ранен в Праге чешскими патриотами. Существует версия, что Р. Гейдрих был сознательно принесен в жертву в результате подковерной борьбы между различными структурами гитлеровского рейха — РСХА, НСДАП и Абвером. Были выявлены еврейские корни в родословной шефа РСХА, и, чтобы избежать огласки, было решено не препятствовать чехословацким агентам-парашютистам в покушении на Гейдриха и убить тем самым двух зайцев: получить повод для массовых репрессий в Чехословакии и избавиться от «запятнанного» шефа службы безопасности.

[18] Так, в тыловом районе каждой армии вермахта был учрежден аппарат так называемого уполномоченного «ЗИПО» и СД, с которым органы абвера и ГФП согласовывали террористические мероприятия.

[19] В мае 1941 г. были созданы четыре специальные эйнзацгруппы «ЗИПО» и СД (3 тыс. чел.), приданные группам армий: эйнзацгруппа «А» в составе зондеркоманд 1а и 1б, эйнзацкоманд 2 и 3 следовала за группой армий «Север» и осуществляла «акции» в Прибалтике, Северной Белоруссии и Ленинградской области; эйнзацгруппе «В» (РСХА) в составе зондеркоманд 7а и 7б, эйнзацкоманд 7 и 9 следовала за группой армий «Центр» и осуществляла «акции» в Белоруссии и Смоленской области; эйнзацгруппа «С» в составе зондеркоманд 4а и 4б, эйнзацкоманд 5 и 6, а также эйнзацгруппа «Д» (РСХА) в составе эйнзацкоманд 11а, 11б и 12 следовали за группой армий «Юг» и осуществляли «акции» на Украине, в Брянской области, Крыму и на Северном Кавказе. В октябре 1941 г. в связи с «увеличением объема работы», в РСХА создан особый командный штаб для общего руководства «акциями», в результате которых только зондеркоманда 4а к 12 октября 1941 г. уничтожила 51 тыс. человек; к зиме 1943 г.  эйнзацгруппа «А» расстреляла около 250 тыс., «В» — свыше 45 тыс., «С» — 957 тыс. человек.

[20] Сергеев Ф. Тайные операции нацистской разведки. М.: Политиздат, 1991. С. 86—90.

[21] Там же. С. 106—108.

[22] Там же. С. 123.

Подполковник А.В. ЛОБАНОВ