ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ 17-ГО КУБАНСКОГО КАЗАЧЬЕГО КАВАЛЕРИЙСКОГО КОРПУСА…

image_pdfimage_print

3 июля 1941 года по радио прозвучала речь выступил председателя ГКО И.В. Сталина., в которой содержались директивы СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года. В тот же день бюро Краснодарского крайкома ВКП(б) приняло постановление о немедленной перестройке всей работы партийных, советских и комсомольских организаций, предприятий, учреждений и колхозов на военный лад и проведении в крае записи добровольцев в народное ополчение.[1]

19 июля 1941 года Краснодарским крайкомом ВКП(б) и крайисполкомом во исполнение директивы Военного Совета Северо-Кавказского военного округа (СКВО )от 10 июля 1941 года было принято решение об организации кавалерийских казачьих сотен с целью оказания помощи истребительным батальонам по борьбе с возможными парашютными десантами противника. В кавалерийские казачьи части зачислялись колхозники без ограничения возраста, но умеющие управлять конем и владеть огнестрельным и холодным оружием. Конское снаряжение – за счет колхозов и совхозов, а казачья форма — за счет каждого бойца.[2]

С 22 октября 1941 года началось формирование трех казачьих кавалерийских дивизий в порядке добровольности из числа казаков и адыгейцев без ограничения возраста.[3] Были сформированы 1-я, 2-я и 3-я кавдивизии. Эти дивизии составили основу 17-го кавалерийского корпуса, который согласно приказу Ставки ВГК и приказу Наркома обороны СССР 4 января 1942 года был включен в кадровый состав РККА. Командиром корпуса был назначен генерал-майор Малеев М.Ф. Приказом командующего СКВО от 8 января 1942 года кубанским дивизиям присвоены номера соответственно 10-я, 12-я и 13-я. 10 января 1942 года прибыла 116-я Донская казачья дивизия, которую ввели в состав 17-го кавкорпуса теми же приказами, что и кубанские кавдивизии.

В марте 1942 года расформировали 10-ю Кубанскую дивизию, а в состав 17-го кавкорпуса включили 15-ю Донскую казачью дивизию. Во второй половине июня 1942 года командиром корпуса был назначен генерал – майор Кириченко Николай Яковлевич.[4]

С первых же боев в июле 1942 года о героических подвигах казаков 17-го казачьего кавкорпуса сообщали пресса и радио. В сводках с фронтов действия казаков этого корпуса ставились в пример другим воинам. По ходатайству Краснодарского крайкома ВКП (б) и Военного Совета Северо-Кавказского фронта 17-й кавкорпус приказом НКО СССР от 27 августа 1942 года был преобразован в 4-й гвардейский казачий корпус (командир генерал-лейтенант Кириченко Н.Я.), а дивизиям корпуса присвоили наименования: 9-я гвардейская Кубанская казачья кавалерийская дивизия (командир генерал-майор Тутаринов И.В.), 10–я гвардейская Кубанская казачья кавалерийская дивизия (командир генерал-майор Миллеров Б.С.), 11-я гвардейская Донская казачья кавалерийская дивизия (командир генерал-майор Горшков С.И.), 12-я гвардейская Донская кавалерийская дивизия (командир генерал-майор Шарабурко Я.С.). По архивным данным, два полка 9-ой Гвардейской Краснознаменной Кубанской казачьей кавалерийской дивизии формировались и пополнялись добровольцами Ейского и Штейнгардовского* районов и прилегающих к ним станиц[5].

В ходе боев с немецко-фашистскими захватчиками казачьи соединения корпуса отходили с занимаемых позиций, как правило, только по приказу вышестоящего командования. Август и сентябрь 1942 года прошли в тяжелых оборонительных боях на территории Краснодарского края. Во второй половине сентября того же года две кубанские дивизии корпуса по приказу вышестоящего командования из района Туапсе по железной дороге через Грузию и Азербайджан были переброшены в район Гудермес – Шелковская с целью воспрепятствовать продвижению немцев в Закавказье. В результате тяжелых оборонительных боев эта задача была выполнена.

В первой половине ноября 1942 года по железной дороге через Закавказье в район Кизляра прибыли донские соединения 4 –го гвардейского казачьего корпуса. По итогам боев в составе войск Черноморской группы Закавказского фронта в сентябре – октябре 1942 года командующий войсками Черноморской группы в приказе от 6 ноября 1942 года всему личному составу корпуса объявил благодарность.[6]

27 ноября на основании приказа Верховного Главнокомандующего 20 ноября 1942 года,[7] на базовой основе 9-й и 10-й гвардейских Кубанских и 30-й кавдивизий был сформирован 4-й гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус (командир генерал-лейтенант Кириченко Н. Я.), а на основе 11-й и 12-й гвардейских Донских и 63-й кавдивизий – 5-й гвардейский Донской казачий кавалерийский корпус (командир генерал – майор Селиванов А.Г.).

По времени это событие совпало с окончанием первого периода Великой Отечественной войны и стало важным этапом в истории казачьих кавалерийских соединений. С этого времени в рядах Красной армии появились два казачьих формирования стратегической конницы.

Признанием боевых заслуг кавалерийских соединений стало присвоение им звания «гвардейские». В условиях тяжелых боев и огромных потерь личного состава и боевой техники, понесенных советскими войсками, особенно в начальный период войны, кавалерия очень часто оказывалась единственным мобильным средством, способным задержать вражеские механизированные и танковые ударные группировки. В условиях же бездорожья, распутицы и большого снега в 1941-1942 гг. кавалерия подчас оставалась самым эффективным средством , способным нанести удар по врагу в нужное время и в нужном месте.

Из девяти кубанских казачьих кавалерийских дивизий, сформированных на территории края из лиц призывного возраста в 1941 году, только две кавалерийские дивизии — 50-я кубанская (3-я гвардейская) и 53-я ( 4-я гвардейская), сформированная из казаков Кубани и Ставрополья, сохранили свой статус и пронесли его через огненные годы войны. Остальные казачьи кавалерийские соединения Кубани ввиду тяжелейших потерь в 1941 – начале 1942 года были расформированы и обращены на укомплектование вновь сформированных кавсоединений. С 1942 года 17-ый казачий кавалерийский (4-ый гвардейский) корпус стал основой кубанских казачьих кавалерийских дивизий в годы Великой Отечественной войны.

Двадцать один воин 4-го гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса стали Героями Советского Союза. Еще четыре воина из прикомандированных подразделений получили это высокое звание по представлению командования 4-го гвардейского кавкорпуса. Казаки-кубанцы были удостоены чести участвовать в параде Победы на Красной площади в Москве 24 июня 1945 года.

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ



* В 1953 г. упразднен, территория передана Староминскому и Кущевскому районам.



[1] Центр документации новейшей истории Краснодарского края (ЦДНИКК).Ф..1774 – А. Оп.1 доп.. Д.. 19  Л. 134 – 142.

[2]  Там же. Ф.,1774 –А.  Оп.. 2. Д. 1. Л. 41, 42; д. 273 . Л. 1,3,5.

[3] Там же . О. 2. Д. 165 . Л. 12а ; оп. 1 доп.. Д. 20 .  Л. 88, 88 об.

[4]Центральный архив Министерства Российской Федерации ( ЦАМО ). Ф. 3470. О. 1. Д. 1 . Л.1,2.

[5] Там же. Д. 141. Л. 1,2.

 [6]  Там же. Ф. 3470 . О. 1. Д. 576 . Л. 74.

[7] Горшков С.И. ,Овчаренко И.В. Донской гвардейский .Очерк о героическом пути 5-го гвардейского Донского казачьего кавалерийского Краснознаменного Будапештского корпуса. Ростов -н / Д : Кн.изд-во., 1985. С..38.

 

 

Курков Геннадий Михайлович

Родился 16.07.1950 г. в г. Баку ( Азербайджан ).Окончил Ейское высшее военное авиационное училище летчиков ( ВВАУЛ ) в 1971 году, Военно-политическую академию в 1985 году. Подполковник запаса. Соискатель ученой степени кандидата исторических наук.

С 1971 года – летчик-инструктор в Ейском ВВАУЛ, затем — заместитель командира полка, с 1989 года — старший преподаватель кафедры общественных наук, с 1996 года — заведующий учебным кабинетом.

В настоящее время проживает в г. Ейске Краснодарского края.

Интересуется отечественной и военной историей.