О.И. ВЕРБОВОЙ, В.О. ЛЕВАШКО — Ликвидация «финского блокадного звена»

image_pdfimage_print

O.I. VERBOVOY, V.O. LEVASHKO – Elimination of the «Finnish besieged link”

Аннотация. Статья посвящена одному из значительных событий битвы за Ленинград — разгрому немецко-финских войск на Карельском и межозёрном перешейках в ходе Выборгской и Свирско-Петрозаводской наступательных операций в июне—августе 1944 года.

Summary. The article is devoted to one of the most significant events of the battle for Leningrad – the destruction of the German-Finnish troops in the Karelian and Inter-Lake Isthmuses during the Vyborg and Svir— Petrozavodsk offensives in June-August 1944.

ВЕРБОВОЙ Олег Иванович — старший преподаватель кафедры истории войн и военного искусства ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова», капитан 1 ранга в отставке, кандидат исторических наук, доцент

(197045, Санкт-Петербург, Ушаковская наб. д. 17/1)

Левашко Вадим Олегович — декан факультета истории и социальных наук АОУ ВПО «Ленинградский государственный университет имени А.С. Пушкина», кандидат исторических наук, доцент

(Санкт-Петербург. E-mail: vo-levashko@yandex.ru)

Ликвидация «финского блокадного звена»

 

Разгром немецкой группы армий «Север» на ленинградском направлении в январе—феврале 1944 года привёл к тому, что от гитлеровских захватчиков были очищены южные и юго-восточные подступы к Ленинграду. Однако угроза для него с севера снята не была. Эта часть Ленинградской области всё ещё была оккупирована «финским блокадным звеном», а линия фронта на Карельском перешейке проходила в 32 км от городских окраин. Противник удерживал также Южную Карелию, по территории которой проходила важная коммуникация — Кировская железная дорога, связывавшая Ленинград с северным портом страны — Мурманском. О том, что угроза с севера для Ленинграда была отнюдь не гипотетическая, свидетельствуют события 3—4 апреля 1944 года, когда около 20 немецких бомбардировщиков «Юнкерс-88» попытались прорваться к городу со стороны финского района Йоэнсу. Усилия бойцов 72-го отдельного Краснознамённого радиобатальона воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) и истребителей противовоздушной обороны (ПВО) сорвали эту, как оказалось последнюю, попытку вражеской авиации нанести удар по Ленинграду1.

Начиная с ноября 1943 года, финляндские государственные деятели под впечатлением от стойкости советских войск и разочаровавшись в способности своей союзницы — фашистской Германии одолеть СССР, стали предпринимать шаги по выводу страны из войны. По воспоминаниям К.-Г. Маннергейма, в ноябре финские социал-демократы подняли вопрос о заключении мира с Советским Союзом. В феврале 1944 года советник президента Финляндии О.К. Паасикиви встретился в Стокгольме с советским поcлом А.М. Коллонтай и запросил условия возможного перемирия2. 17 марта последовала просьба уточнить их. А они были таковы: принятие за основу границ 1940 года, интернирование или изгнание немецких войск из Финляндии, выплата 600 млн долларов товарами в течение пяти лет в качестве контрибуции. 18 апреля финны окончательно отвергли их, поставив советское руководство перед необходимостью освобождения собственных территорий от финской оккупации военным путём.

Одной из важнейших задач на северо-западе страны летом 1944 года Ставка Верховного Главнокомандования (ВГК) считала разгром финской армии на Карельском перешейке и в Южной Карелии с последующим выводом амбициозного соседа из войны. Тот же в течение почти трёх лет при участии германских специалистов создавал в этом районе мощную, глубокоэшелонированную оборону. Особенно сильная система укреплений была создана на Карельском перешейке, глубина которой достигала 120 км и состояла из трёх полос3. Используя труднопроходимую лесисто-болотистую местность, финны создали достаточно мощную оборону в Южной Карелии, состоявшую из шести оборонительных полос, ряда промежуточных и отсечных позиций. Её общая глубина достигала 180—200 км.

В этих районах сосредоточились основные силы финской армии в составе 15 дивизий, 8 пехотных и 1 кавалерийской бригад. В них насчитывалось 268 тыс. человек, 1930 орудий и миномётов, 110 танков и штурмовых орудий и 248 боевых самолётов. Войска имели большой опыт ведения боевых действий и были способны к упорному сопротивлению4.

Командование противника свою оборону на Карельском перешейке, которую оно называло «Карельским валом», считало вообще неприступной. Так, начальник 1-го отделения оперативного отдела главного штаба финской армии в докладе, сделанном незадолго до наступления советских войск, самонадеянно заявил: «…мы во всех отношениях приходим к одному выводу, а именно: что в настоящее время и на имеющихся позициях наши возможности во много раз превосходят обороноспособность периода войны 1939—40 гг.»5. По оценке маршала К.-Г. Маннергейма, оборона здесь располагала двумя запасными позициями, каждая из которых была короче, чем главная линия обороны в период «зимней войны»6, что позволяло надеяться на заключение с СССР «почётного мира» даже в случае разгрома гитлеровской Германии7.

Для разгрома финской армии, восстановления на данном участке фронта государственной границы и вывода Финляндии из войны на стороне Германии Ставка ВГК приняла решение летне-осеннюю кампанию 1944 года начать с проведения Выборгско-Петрозаводской стратегической наступательной операции. По замыслу Ставки войска Ленинградского (ЛФ) и Карельского (КФ) фронтов при содействии Краснознамённого Балтийского флота (БФ), озёрных военных флотилий (Ладожской и Онежской) мощными ударами должны были разгромить противостоявшие им силы, овладев Выборгом и Петрозаводском. К исходу операции намечался выход на рубеж Тикшеозеро, Сортавала, Котка8. Провести её планировалось в два этапа: 1-й — с 10 по 20 июня Выборгская и 2-й — с 21 июня по 9 августа Свирско-Петрозаводская операции. Основные показатели размаха боевых действий таковы: продолжительность — 61 сутки; ширина фронта — 280 км; глубина продвижения войск — 110—250 км; среднесуточные темпы наступления — 2—5 км9.

Для осуществления замысла на Карельском перешейке привлекались войска правого крыла ЛФ в составе 21-й (28 апреля 1944 г. передана Ленфронту из резерва Ставки), 23-й общевойсковых (А) и 13-й воздушной (ВА) армий, Балтийский флот и Ладожская военная флотилия (ЛВФ; командир контр-адмирал В.С. Чероков). В Южной Карелии выполнять задачу предстояло войскам левого крыла Карельского фронта в составе 7-й, 32-й общевойсковых и 7-й воздушной армий совместно с Ладожской и Онежской (ОВФ; командир капитан 1 ранга Н.В. Антонов) военными флотилиями.

Целенаправленная и планомерная подготовка к наступательной операции началась после того, как Ленинградский фронт 1, а Карельский 3 мая получили директивы (указания) Ставки ВГК о её непосредственной подготовке и проведении. Прежде всего были осуществлены перегруппировка и значительное усиление войск обоих фронтов. На Карельский перешеек, где оборонялась 23 А ЛФ, были переброшены 21 А, два стрелковых корпуса (ск), артиллерийский корпус (ак) прорыва и другие соединения и части. Левое крыло КФ было усилено тремя стрелковыми корпусами, артиллерийской дивизией (ад) прорыва, а также рядом других соединений и частей10.

Командование и штабы развернули всестороннюю подготовку войск к наступлению. Тактические учения частей и соединений проводились на местности, схожей с той, на которой им предстояло действовать, с воспроизведением элементов финской обороны. Для овладения долговременными укреплениями противника в стрелковых полках из наиболее опытных, физически закалённых и отважных воинов создавались штурмовые батальоны, отряды и группы. Исключительное внимание уделялось сколачиванию подразделений и отработке взаимодействия пехоты, танков, артиллерии и авиации, а также инженерному обеспечению прорыва вражеской обороны11.

Большое значение на подготовительном этапе операции придавалось боевой учёбе войск, это считалось залогом успеха. Так, военный совет ЛФ, учитывая, что войскам фронта предстояло взламывать и прорывать сильно укреплённую оборону в особых условиях, 2 мая 1944 года учредил директиву по подготовке к боевым действиям на болотисто-лесистой местности. В документе был творчески обобщён прошлый опыт, спрогнозированы характер обороны и возможные контрудары со стороны противника. Особое внимание директива уделяла взаимодействию артиллерии и пехоты, а также умелому использованию применительно к местности и обстоятельствам инженерных войск. На её основе днём и ночью, в любую погоду воины на специально созданных учебных полях учились преодолевать укрепления, прорывать проволочные заграждения, растаскивать лесные завалы, штурмовать доты и дзоты, наносить стремительные удары значительными силами и совершать манёвры мелкими группами; у бойцов воспитывались смелость, решительность, инициатива.

Масштабные мероприятия, особенно по перегруппировке войск, проводились настолько скрытно, что, по словам представителя гитлеровского командования в финской ставке генерала В. Эрфурта, «финны не могли заметить, чтобы здесь [на Карельском перешейке] русскими велась какая-либо подготовка к наступлению»12.

Для проведения Выборгской наступательной операции военный совет Ленинградского фронта выделил две общевойсковые армии: 21-ю (командующий генерал-лейтенант Д.Н. Гусев) и 23-ю (командующий генерал-лейтенант А.И. Черепанов). В состав первой из них входили 30-й гв., 97-й и 109-й стрелковые корпуса. Кроме того, армии оперативно были подчинены 22-й укреплённый район (ур), 3 ак прорыва и другие силы и средства усиления. В состав второй входили 98 и 115 ск и 17 ур. С воздуха наступление войск должна была поддерживать 13 ВА (командующий генерал-лейтенант С.Д. Рыбальченко). Всего к началу наступления войск ЛФ на Карельском перешейке было сосредоточено около 260 тыс. человек, 7,5 тыс. орудий и миномётов, 630 танков и САУ, 1294 самолёта13. «Никогда ещё в истории Севера, — отмечал известный финский генерал Т. Лаатикайнен, — не достигалось такого концентрированного и мощного сосредоточения сил, как это было осуществлено Красной Армией на Карельском перешейке»14. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Ордена Ленина Ленинградский военный округ. Исторический очерк. Л.: Лениздат, 1968. С. 389.

2 Маннергейм К.Г. Воспоминания. Мн.: Попурри, 2004. С. 404.

3 Воен.-истор. журнал. 2005. № 1. С. 19.

4 История Второй мировой войны 1939—1945. М.: Воениздат, 1978. Т. 9. С. 27.

5 Барбашин И.П. и др. Битва за Ленинград 1941—1944. М., 1964. С. 426.

6 Ордена Ленина Ленинградский военный округ. С. 408.

7 Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь. Новейшее справочное издание / Под ред. Г.В. Кривошеева, В.М. Андронникова, П.Д. Бурикова, В.В. Гуркина. М.: Вече, 2009. С. 143.

8 История Второй мировой войны 1939—1945. Т. 9. С. 27.

9 Гриф секретности снят. М., 1991. С. 201.

10 Мерецков К.А. На службе народу. М.: Воениздат, 1984. С. 373.

11 Там же. С. 374.

12 Очерки истории Ленинграда. Т. 5. Л., 1967. С. 438.

13 История ордена Ленина Ленинградского военного округа. М., 1988. С. 229; Новиков А.А. В небе Ленинграда. М., 1970. С. 259.

14 Ленинград в борьбе месяц за месяцем 1941—1944. СПб., 1994. С. 331.