МОРСКИЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКИЕ ОБЩЕСТВА В СЕВАСТОПОЛЕ И ВЛАДИВОСТОКЕ

image_pdfimage_print

На рубеже XIX—ХХ веков в Российской Империи стали возникать различные кооперативные общества, в том числе и потребительские, когда те или иные юридические или физические лица объединялись для совместных закупок, производства и продажи потребительских товаров, при этом доход распределялся между членами обществ. Подобные общества по примеру Гвардейского корпуса стали возникать и в вооруженных силах. В них объединялись офицеры и служащие. Общества были особенно выгодны лицам, не имевшим высокого денежного содержания, к тому же они приносили своим членам и чистый доход — дивиденды. Думается, что этот опыт представляет интерес и в наше время (в годы советской власти подобные общества постепенно исчезли), когда денежное содержание офицеров и служащих заметно отстает от их социально-экономических потребностей. В данной статье речь идет об отдельных аспектах функционирования морских экономических обществ в Севастополе и Владивостоке в 1890—1912 гг.

 

Вскоре после создания в Санкт-Петербурге морского потребительского (в то время их называли потребительными) общества «Бережливость» в 1-м Гвардейском корпусе также было образовано экономическое общество офицеров (начало действовать с апреля 1892 г.). Командир корпуса генерал от кавалерии К.Н. Манзей1 в обоснование необходимости нового общества во всеподданнейшем ходатайстве сослался на «блистательные результаты», достигнутые [аналогичными потребительскими обществами] в западноевропейских армиях и в России: в морском ведомстве и С.-Петербургском арсенале (1866 г. — Ю.Б.2.

Примерно в это время в Севастополе появилось второе морское офицерское экономическое общество. На его создании настаивали офицеры — как служившие, так и в отставке. На основании принятых на их собраниях решений3 младший флагман обратился к главному командиру Черноморского флота с рапортом, в котором просил удовлетворить предложения инициаторов о создании потребительского общества, в котором к тому времени насчитывалось уже 68 членов, внесших 10-рублевый паевой взнос. Таким образом, оборотный капитал составил 680 рублей. Этих денег было достаточно для функционирования общества4, однако действовать полноценно в 1892 году оно не смогло из-за бюрократических проволочек. 15 января* 1893 года в Морское министерство5 был послан документ, в котором подтверждался факт того, что «между служащими и отставными чинами морского ведомства возникла мысль об учреждении в Севастополе морского потребительного общества». Однако чиновнику не понравился вариант устава общества, что формально послужило причиной отказа в его юридическом оформлении. После долгих согласований и корректур устав был утвержден 23 августа 1893 года6, хотя он остался все же далеким от совершенства. Из-за этого при каждом новом отчете правления перед пайщиками возникали вопросы, требовавшие дальнейшей проработки. Так, после отчета правления за период с 5 ноября 1895 года по 17 октября 1897 года общим собранием было решено: «Так как в обществе кредит абсолютно не разрешен, то для облегчения членов, ввиду неудобства мелочных расчетов, завести авансовые книжки — форму и ценность книжек предоставить определить правлению»7.

Положение о кредитовании членов общества следовало включить в устав, но эти изменения снова нужно было утверждать. Чтобы избежать волокиты, собрание вопрос «кредитования» решило путем авансирования членов кооператива.

В обществе отсутствовал также четко отлаженный механизм выплаты дивидендов и премий, поэтому собрание постановило: «О выдаче дивидендов объявлять в местных газетах три раза»8. Со временем все эти мелкие недостатки были устранены, и в конечном итоге потребительское общество в Севастополе мало чем отличалось от морских потребительских обществ на Балтике. Вместе с тем в его устав время от времени приходилось вносить частичные изменения. Так, в марте 1902 года «проектированные изменения заключались, главным образом, в допущении в состав членов общества офицеров сухопутных частей, расположенных в Севастополе, и к некоторому расширению операций общества путем предоставления его правлению права разрешать отпуск предметов потребления в кредит офицерским собраниям, кают-компаниям и официальным учреждениям с гарантией лиц, состоящих во главе их»9.

Эти изменения успешно прошли через Морское министерство и Министерство внутренних дел. Но через десять лет вновь возникла необходимость в обновлении устава: группа членов общества почему-то решила начать кооперативную деятельность на основе накопленного опыта, как говорится, с нуля. 23 января 1912 года полковник К.М. Гурский, титулярный советник Г.П. Коттер, штабс-капитан А.М. Комар, «жительствующие в Севастополе по Екатерининской ул. в доме Друри № 17», подали, как сейчас бы сказали, заявление об утверждении нового проекта устава общества. Прошение пошло по инстанциям и в феврале 1912 года легло на стол соответствующего департамента МВД. У чиновников Министерства внутренних дел возникло предположение, что представленный на утверждение новый устав предназначается для уже существующего потребительского общества и, таким образом, является лишь изменением уже действующего устава. Но в этом случае следовало сначала распустить прежнее потребительское общество, а затем уже создавать новое, которое снова должен был утвердить морской министр10.

Между прочим, вопрос о том, в каком ведомстве утверждать устав, стал возникать с 1906 года. До 1897 года проекты уставов составлялись в произвольной форме и утверждались в МВД. В 1897 году появился типовой «Нормальный устав потребительных обществ»11. Однако военно-потребительские общества его не придерживались, а руководствовались в этом случае «Положением об офицерских экономических обществах», объявленным приказом по военному ведомству № 192 от 27 июня 1898 года, и представляли уставы на утверждение начальникам военных округов.

В марте 1906 года правительство приняло постановление «О временных правилах об обществах и союзах». В соответствии с пунктом 9 статьи 308 этих правил «Уставы обществ, в состав коих входят служащие в разных ведомствах, утверждаются по соглашению подлежащих министров и главнокомандующих»12.

По примеру Балтийского и Черноморского флотов морские потребительские общества стали возникать и в других местах, в частности на Дальнем Востоке. 17 января 1907 года «на благоусмотрение» морского министра И.М. Дикова13 был прислан проект устава «Морского экономического общества в городе Владивостоке». Диков рассмотрел проект и направил его в МВД для утверждения, но при этом он сделал такую приписку: «Проект этот является почти дословным воспроизведением утвержденного 6 ноября 1880 г. Министерством внутренних дел устава общества потребителей для моряков в Санкт-Петербурге под названием «Бережливость»14. Этим самым он как бы подчеркнул, что МВД однажды уже утверждало подобный устав. Обществу же «Бережливость» такая ссылка министра на его устав делала честь. Кстати, это общество ко времени Октябрьской революции 1917 года оказалось самым старшим из всех (их было более 40) военно-потребительских обществ России15.

Как же создавалось морское экономическое общество в городе Владивостоке? Об этом стало возможным узнать благодаря сохранившимся в архиве документам по командованию К.В. Стеценко крейсером 1 ранга «Аскольд» в 1905—1906 гг. Кстати, самостоятельных фондов или отдельных дел офицерских экономических обществ в архивах не имелось.

При исследовании проблем военно-кооперативного строительства в России выяснилось, что дальневосточные моряки какое-то время пользовались услугами экономического общества офицеров Гвардейского корпуса, распространявшего свое влияние «по всей империи, не исключая и окраин, как то: о. Сахалин, Хабаровск, Владивосток и т.д.»16. Позднее часть этих «филиалов» стали членами Владивостокского гарнизонного офицерского экономического общества17. 4 апреля 1907 года появился свой потребительский кооператив: «Владивостокское морское экономическое общество»18.

Это общество, впрочем, как и все ему подобные, ставило перед собой цель доставлять своим членам необходимые предметы потребления хорошего качества по возможно дешевой цене и давать им возможность делать сбережения за счет прибылей, получаемых обществом от своих коммерческих операций. Это главное назначение потребительских обществ закреплялось уставом. Учредители Владивостокского морского потребительского общества так определили в уставе его цели:

«Общество: а) устраивает собственные заведения для приготовления и продажи необходимых предметов потребления или арендует таковые, снабдив себя надлежащими торговыми документами; б) входит в соглашение с торговцами, промышленниками и комиссионерами о поставке ими для общества товаров и припасов и в) с увеличением средств своих может приобретать в собственность на общих основаниях недвижимые имущества, необходимые для целей общества».

Уставом было также определено, что общество может считать себя состоявшимся, если в члены его запишутся не менее 30 человек и оборотный капитал составит 1000 рублей. Вступительный взнос равнялся 3 рублям, паевой взнос в оборотный капитал — 10 рублям. Число паев не ограничивалось. Каждый член общества получал отпечатанный типографским способом экземпляр устава и расчетную книжку.

Параграф 12 устава так определял членство в обществе: «В число членов Общества принимаются живущие во Владивостоке и его окрестностях и состоящие на действительной службе, в запасе или отставке, офицерские и классные чины Морского ведомства (а также офицерские собрания, кают-компании и другие учреждения Морского ведомства). В годовые подписчицы принимаются вдовы и незамужние дочери умерших офицерских и классных чинов Морского ведомства. В годовые подписчики принимаются лица, служащие по вольному найму в учреждениях Морского ведомства во Владивостоке, состоящие на должностях офицерских или классных чинов»19.

Первым председателем правления общества был избран капитан 1 ранга барон Ферзен, а членами — действительный статский советник Рончевский, капитан 1 ранга Стеценко 1-й, капитаны 2 ранга Александров и Огильви, капитаны Нелоев, Волокитин и Феклин.

Торговые операции осуществлялись через кооперативную лавку. Товары продавались, как правило, за наличный расчет. По решению общего собрания они могли продаваться и сторонним покупателям, «но без начисления дивиденда». Привлечение дополнительных покупателей, которым товары продавались в отличие от членов общества без скидок, увеличивало оборот и, соответственно, чистую прибыль общества. Судя по сохранившимся документам, правление использовало благоприятные транспортные возможности, прибегая к посредническим услугам оптовой торговой компании Ф.Г. Кеуссис, которая поставляла товары из Одессы в Харбин и Владивосток. Сохранился прейскурант, в котором значатся 64 наименования продуктов, доставленных во владивостокское отделение: это сахар, анчоусы20, мука, макароны, табачные изделия, масло разных сортов, мыло, вино и другие продукты.

Интересен тот факт, что Владивостокское морское экономическое общество в отличие от армейских и гвардейских работало, судя по сохранившимся документам, без каких-либо финансовых нарушений. Общество было относительно немногочисленным и сохранялось в своем составе продолжительное время. В 1912 году в него входили 58 членов, в том числе два генерала и ставший к тому времени контр-адмиралом К.В. Стеценко21.

Примечательно, что в числе членов морского кооператива были представители сухопутных войск. Такое же «смешение» имело место в «Севастопольском морском потребительном обществе» и в «Экономическом обществе военнослужащих Квантунского полуострова». В уставе последнего (§ 17) было записано: «Служащие в морском ведомстве во всем приравниваются к соответствующим лицам военно-сухопутного ведомства». В 1900 году в этом обществе состояли 10 человек из морского ведомства и 7 членов кают-компании22.

Севастопольское и Владивостокское морские офицерские экономические общества — яркий пример того, что при наличии в офицерской среде, даже относительно малочисленной, инициативных и предприимчивых людей и при доброй воле начальства была возможна организация социально-экономической защиты офицеров от издержек экономической системы государства. В целом же подобные общества сыграли важную роль в материальной поддержке офицеров и служащих морского ведомства, что наиболее значимо проявлялось в периоды недостаточного финансирования государством своего Военно-морского флота.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Манзей Константин Николаевич (1821—1905) — генерал от кавалерии (с 1885), генерал-адъютант. Из древнего дворянского рода, происходившего из Шотландии. В августе 1889 — сентябре 1896 командир Гвардейского корпуса, автор «Истории лейб-гвардии Гусарского его величества полка, 1775—1857 гг.».

2 РГВИА (Российский государственный военно-исторический архив). Ф. 2177. Оп. 1. Д. 225. Л. 144.

3 В протоколе от 8 мая 1892 г. записано: «Мы, ниже подписавшиеся, желая учредить общество потребителей из лиц служащих и служивших в Морском ведомстве, в настоящем своем заседании под председательством исполняющего должность старшего флагмана Черноморской дивизии контр-адмирала Калагераса выбрали из своей среды присутствующих семь лиц в комитет по выработке устава и всех деталей этого учреждения, а также лиц в кандидаты этого комитета.

В комитет избраны следующие лица: Г.П. Сапсай, Сапсай 2-й, Кузьмич, Скаловский, Мореншильд 1-й, Афанасьев, Аргириди и Гузевич, в кандидаты: Шмидт, Терентьев, Губарев, Осипов, Акимов, Грамматиков и Истомин.

Все лица, подписавшие настоящий протокол, считаются обязательными участниками учреждаемого общества потребителей».

Штаб Черноморского флота 29 июля 1892 г. сделал следующее заключение: «На основании закона (ст. 498 кн. II Св. зак. Гражд. изд. 1876 г.) штаб полагает, что утверждение устава Севастопольского Общества Потребителей зависит от подлежащего Министерства».

4 Российский государственный архив Военно-Морского Флота (РГА ВМФ). Ф. 920. Оп. 5. Д. 211. Л. 1—3.

5 Морским министром в то время был Чихачев Николай Матвеевич (1830—1917) — адмирал (1892), генерал-адъютант (1893). При нем были значительно увеличены силы флота, расширена деятельность Балтийского судостроительного завода, начал строиться порт в Либаве, носивший имя Александра III.

6 РГА ВМФ. Ф. 410. Оп. 3. Д. 226. Л. 1, 10 об, 11, 16, 18, 19, 21, 24—-36. Устав утверждал небезызвестный В.К. фон Плеве (1846—1904), бывший в то время сенатором и одновременно товарищем министра внутренних дел; в 1902—1904 гг. — министр внутренних дел. Убит эсером Е.С. Сазоновым. Был одним из сторонников войны с Японией, которая, по его мнению, помогла бы справиться «крамолой».

7 Там же. Ф. 12. Оп. 1. Д. 282. Л. 99.

8 Там же. Л. 99 об.

9 Там же. Ф. 410. Оп. 3. Д. 374. Л. 21, 22.

10 Там же. Ф. 920. Оп. 2. Д. 501. Л. 2, 2 об.

11 Правительственный вестник. 1897. № 128.

12 Собрания узаконений и распоряжений правительства. № 48 от 7 марта 1906 г.

13 Диков Иван Михайлович (1833—1914), адмирал (1905), генерал-адъютант (1906). Участник русско-турецкой войны 1877——1878 гг., в 1890—1891 гг. — младший флагман практической эскадры Черного моря. В 1905 г. возглавил комиссию по расследованию деятельности флота в русско-японскую войну 1904—-1905 гг. В 1905—-1907 гг. — постоянный член Совета государственной обороны. С января 1907 по январь 1909 г. занимал пост морского министра с правами главного начальника флота и морского ведомства, продолжил проведение морских реформ, но конфликтовал с Морским генеральным штабом. Скончался в Петрограде, похоронен во Владимирском соборе в Севастополе.

14 РГА ВМФ. Ф. 410. Оп. 3. Д. 683. Л. 30—32.

15 См.: Весь Петроград на 1917 год. С. 1008.

16 РГВИА. Ф. 2177. Оп. 1. Д. 206. Л. 7.

17 Список всех потребительных обществ России как действовавших, так и закрывшихся на 1 января 1912 года. СПб., 1912. С. 167.

18 РГА ВМФ. Ф. 410. Оп. 3. Д. 683. Л. 32.

19 Там же. Ф. 24. Оп. 1. Д. 40. Л. 344 об.

20 Вид сельди, у нас водится в Черном, Азовском и Японском морях.

21 РГА ВМФ. Ф. 24. Оп. 1. Д. 81. Л. 84, 84 об.

22 Там же. Ф. 467. Оп. 1. Д. 32. Л. 37.

Братющенко Юрий Владимирович родился 1 марта 1932 года в г. Чите. В середине 1960-х годов. Окончил Орджоникидзевское военное училище имени С.М. Кирова и Иркутский государственный университет. В 1983-м защитил диссертацию на звание кандидата исторических наук в Ленинградском государственном университете. Тема диссертации («Деятельность партийных организаций Восточной Сибири по укреплению союза рабочего класса и крестьянства») основана на исследовании соответствующих материалов, хранившихся в архивах Красноярского края, Иркутской и Читинской области, Бурятской АССР (научный руководитель доктор исторических наук, профессор А.А. Зыков). В настоящее время проживает в г. Санкт-Петербурге, занимается научной и общественной деятельностью. В научных кругах известен как автор многих публикаций по теме военно-кооперативного строительства в России.

 


* Здесь и далее даты приведены по старому стилю.