Кооперативное обслуживание моряков в 1918-1920 годах

image_pdfimage_print

Моряки, как и красноармейцы, в условиях гражданской войны и иностранной интервенции испытывали огромные материальные лишения, по существу были на грани выживания. Командующий Северо-Двинской флотилией Варвица и военком Степанов 18 сентября 1919 года телеграфировали командующему морскими силами:

 «Последние дни четверть состава моряков флотилии из-за недостатка питания выбыла из строя. Наибольшее распространение заболевания цинга, куриная слепота, малярия»[1].

Управляющий делами Наркомата по морским делам 20 сентября 1919 года доносил в РВС Республики: «Продовольственный кризис во флоте с каждым днем все осложняется и осложняется и не далеко то время, когда моряки Красного Балтийского Флота очутятся в крайне критическом и безвыходном положении: формальным образом будут голодать. Хлебные наряды губпродкомами на июль и август выполнены менее, чем наполовину»[2].

Можно было бы много приводить подобных свидетельств – архивные дела сохранили  эти не слишком связно написанные, но очень тревожные донесения.

Материальные лишения испытывали семьи тех, кто находился в армии и на флоте. Одно из свидетельств –постановление Наркомпрода «О порядке выдачи продуктов членам семейств красноармейцев»: «1. Выдачу продуктов для членов семейств красноармейцев по дополнительной хлебно-продуктовым карточкам «Красной звезды» производить: для хлеба два раза в месяц из расчета ¼ фунта в день – всего 7 ½ фунта хлеба или 5 ½ ф. муки. Для сахара и соли один раз в месяц по ½ фун. в месяц»[3]. Это постановление, как в нем было указано, распространялось и на семьи моряков.

Снабжение армии и флота было крайне расстроено. В приказе №101 от 13 апреля 1922 года говорилось. «В первые годы, когда армия строилась под огнем, снабжение имело крайне неупорядоченный, зачастую хаотический характер, формально снабжение всех видов сосредоточивалось в руках Главков, стоящих вне военного ведомства. Фактически, значительная часть работы по обеспечению армии превращалась в нерегулярное самоснабжение (курсив мой – Ю.Б.). Снабженцы в центре привыкли думать, что действующие на фронтах войска, как ни будь извернутся своими силами»[4]. В не меньшей, если в не большей степени, это относилось к военно-морскому флоту. В Хозяйственной академии считали, что годы гражданской войны характеризовались «полным отсутствием военной мысли по специальности снабженческой и хозяйственной»[5]. Необходимо было искать выход…

В дело снабжения армии и флота пытались внести свой посильный вклад кооперативные работники, в том числе и те, кто имел опыт непланового снабжения офицеров армии и флота в годы войны. В окружных центрах и крупных гарнизонах, морских базах образовались различные инициативные группы, которые предлагали приемлемые в тех условиях формы кооперативного обслуживания личного состава.

В Москве, вновь ставшей столицей государства, группа кооператоров задумала создание военного кооператива и в июле 1918 года внесла проект устава на рассмотрение военного ведомства. 9 января 1919 года Народный комиссар по военным делам утвердил устав «Единого Военно-Кооперативного Общества» («ЕВКО»)[6].

Само название общества: «Единое военное…», как бы говорило о том, что его инициаторы учли разрозненность бывших «экономок» (гвардейских, армейских, морских, казачьих) и стремятся сделать свое общество монолитным, всеохватывающим. В Петрограде немедленно состоялся съезд представителей армии и флота. который образовал «Петроградский областной союз отделений «ЕВКО» на место ушедшего со сцены, за расформированием Главэкоба» (Экономического общества главных управлений военного министерства – Ю.Б.)[7]. Петроградский областной союз отделений «ЕВКО» объединил на время мелкие кооперативные организации гарнизона. Их число одно время достигло 195, а количество обслуживаемых ими членов до 47 тыс. человек[8].

Однако новые кооперативные организации (рабочие, транспортные, военные и другие) в условиях введенной в стране жесточайшей продовольственной диктатуры, централизации заготовок и распределения продуктов питания и товаров широкого потребления практически работать не могли. Не смог организовать свою деятельность и «ЕВКО», так как источники поставок (ближние и дальние) оказались практически запретными.

Еще одну инициативную группу составили работники Московского центрального рабочего кооператива. Они представили в правительство свои предложения по кооперативному обслуживанию войсковых частей на фронтах. Совнарком учел эти предложения и своим декретом от 16 ноября 1918 года «Об организации на фронте и в прифронтовой полосе базисных складов, передвижных и стационарных лавок, планомерного и единообразного снабжения Красной Армии предметами первой необходимости» возложил эту работу на Московский Центральный рабочий кооператив. Таким образом, потребительской кооперации (в лице ЦУКЛ) государством поручалось внеплановое обслуживание Красной Армии[9].

Если ЕВКО ставил своей целью кооперативное обслуживание всех людей в шинелях, в том числе и моряков, то в упомянутом декрете СНК РСФСР, в рабочих документах ЦУКЛ речь идет только об армии. Впрочем, моряки в этом документе могли подразумеваться, как это не раз было при издании приказов и распоряжений. Народный комиссар по морским делам даже вынужден был обратиться в Наркомпрод с просьбой об издании дополнительного разъяснения, касающегося семей краснофлотцев и просил «на будущее время не забывать при издании распоряжений относительно каких-либо привилегий для красноармейцев, указывать одновременно о краснофлотцах»[10].

В этих условиях моряки, как когда-то в 1880 году, проявили инициативу по организации материальной самопомощи. Инициативные группы, поддерживаемые командованием, действовали в рамках новых правительственных установлений, в частности Декрета СНК «О демократизации флота»[11] и «Положения о службе военных моряков в социалистическом рабоче-крестьянском красном флоте»[12].В первом из названных документов было определено, что «все военнослужащие моряки имеют право быть членами любой политической, национальной, религиозной, экономической (курсив мой– Ю.Б.) или профессиональной организации, обществ или союзов». В пункте втором «Положения…» было записано: «Снабжение личного состава флота и их семейств предметами первой необходимости, вещевыми и харчевыми временно производится порядком до сего времени существующим. Впредь же, в связи с переходом флота на добровольные начала, личному составу флота надлежит приступить к организации кооператива (курсив мой – Ю.Б.) в порту-базе флота центрального и по портам, где окажется необходимым отделение его».

8 сентября 1918 года приказом № 637 по Главному Морскому Хозяйственному Управлению на основании п. 2. «Положения о службе военных моряков в Социалистическом Рабоче-Крестьянском Красном Флоте» в Москве было образовано Центральное управление морскими кооперативами (Ценуморкооп). «В настоящее время, сказано в приказе, представляется необходимым приступить к образованию кооперативов в Кронштадтском и Петроградском портах, а для целесообразного проведения в жизнь начал кооперативного снабжения флота и учреждений морского ведомства необходимо все дело кооперации флота объединить в одном центральном органе, который, с одной стороны, явился бы высшим представителем кооперации и выразителем ея интересов перед правительственными учреждениями и крупнейшими общественными организациями; с другой – принял бы на себя обязанности по заготовлению и распределению материалов, вещей и продуктов в отношении ко всем отдельным местным кооперативам и, наконец, явился бы учреждением, ведущим расчеты за отправленные в морские кооперативы материалы, вещи и продукты, финансирующим эти кооперативы и контролирующим работу их на местах»[13].

11 ноября 1918 года приказом № 770 был объявлен по флоту и морскому ведомству утвержденный Ценуморкоопом и одобренный Коллегией по морским делам временный устав Кронштадтского и Петроградского районных кооперативов моряков военного флота[14]

Документы беспрецедентны по своему характеру. В них каждая буква, что называется, таит особенности экономической ситуации в морском флоте России и показывает стремление авторов документов к привлечению на помощь бедствующим морякам кооперации.

Во «Временном положении о Центральном управлении морскими кооперативами» наибольший интерес представляют права и обязанности этого органа. Приведем их без купюр.

«III. Центральное управление морскими кооперативами является:

1) Идейным центром морских кооперативов вследствие чего в задачи его входит:

а) разработка и, с одобрения Морской Коллегии, утверждение уставов местных кооперативов;

б) организация института инструкторской помощи и командирования инструкторов кооперативного дела, за отсутствием таковых на местах;

в) разработка, классификация и систематизация сведений и материалов для руководителей, учредителей и работников кооперативного дела и снабжения мест всеми необходимыми специальными сведениями (для последней цели, в мере надобности, издается соответствующий печатный периодический орган).

2) Хозяйственным центром морских кооперативов для чего:

а) владеет всеми находящимися в районных кооперативах материалами, вещами и продуктами, как заготовленными Центральным управлением, так и заготовленными районными кооперативами;

     б) периодически собирает, классифицирует и систематизирует все сведения с мест:

о количестве и роде имеющихся налицо товаров;

о количестве и роде недостающих товаров;

о количестве и роде недостающих товаров, вещей и продуктов, не могущих быть приобретенными или заготовленными на местах с указанием, что и к какому предельному сроку должно быть доставлено;

о количестве и роде материалов, вещей и продуктов, потребных для каждого кооператива в отдельности, сообразуясь с количеством обслуживаемых кооперативом лиц и временем, на какое по выработанным и утвержденным нормам таковые требуются;

о количестве и роде материалов, вещей и продуктов, имеющихся в избытке на местах или составляющих по местным условиям сферу специального массового заготовления данного кооператива (напр. рыба и т.п.);

о числе лиц, состоящих на довольствии, количестве материалов, вещей и продуктов, принятых и израсходованных за определенный промежуток времени;

в) регулирует на основании данных предыдущего пункта распределение материалов, вещей и продуктов и пр. по кооперативам, складам-базам и т. д.;

г) организует по возможности собственное производство и заготовку некоторого рода товаров, а также заключает, в целях более выгодного и срочного снабжения кооперативов, договоры с оптовыми складами, фабриками, мельницами и т. п.;

д) испрашивает ссуды из казны:

для обеспечения своих хозяйственных операций и для финансирования местных кооперативов.

Размеры ссуд определяются в зависимости от общей потребности по заготовкам Центрального Управления и нужд местных кооперативов.

Ссуды возвращаются казне по мере товарооборота и частями вносятся на погашение долга в местныя казначейства по усмотрению Центрального Управления;

е) заботится об обезпечении транспорта продовольственных и других грузов, для чего:

принимает самыя решительныя меры к доставке продуктов, материалов и вещей по нарядам Комиссариата по продовольствию и других правительственных Учреждений;

требует наряды на провоз материалов, вещей и продуктов, как заготовленных по контрактам и нарядам, так и заготовленных хозяйственным способом; изыскивает средства для перевозок по железным дорогам, водным путям и гужевым;

требует от Военного Отдела или заменяющего его местнаго флотского комитета образования особаго отряда или назначения отдельных конвоиров – для конвоирования грузов;

ж) своевременно сообщает в местные кооперативы цены себестоимости на заготовленные материалы, вещи и продукты;

з) при значительном повышении или понижении цен на вещи обмундирования и на продовольственные продукты сообщает об этом в Коллегию по морским делам, на предмет изменения регулятора дороговизны на содержание;

и) заботится об обезпечении заготовок материалов, вещей и продуктов. для чего:

своевременно сносится с центральными учреждениями на получение необходимых разрешений и соответствующих нарядов;

командирует уполномоченных и своих агентов для выполнения данных нарядов, а также на случай надобности, и по заготовке материалов, вещей и продуктов хозяйственным способом;

к) принимает те или другие решения для своевременного и целесообразного снабжения кооперативов материалами, вещами и продуктами, – в тех случаях, когда таковое снабжение не предусмотрено настоящим положением, но вытекает из обязанностей Управления, в связи с изменением общих условий жизни.

3) Военно-хозяйственным центром кооперации флота, для чего:

а) организовывает, помимо кооперативных расходных запасов материалов, вещей, продуктов и проч., кооперативные склады неприкосновенных запасов обмундирования и продуктов в портах и пунктах, наиболее подходящих по стратегическим условиям района;

размер этих запасов определяется особыми положениями, склады неприкосновенных запасов состоят в ведении Центрального Правления и под строжайшим контролем командующих флотами и начальников флотилий.

Запасы эти расходуются следующим образом:

для обезпечения боевых потребностей, с разрешения командующих флотами и начальников флотилий, о чем местные кооперативы доносят Центральному управлению по телеграфу, для снабжения и текущей потребности – только с разрешения Центрального Управления Кооператива;

б) образовывает центральные склады вещевых и продовольственных запасов для личного состава флота по расчету военного времени в пунктах, наиболее соответствующих цели;

в) образовывает ряд промежуточных складов-баз в узлах железнодорожной и водной сети, с целью более быстрой переброски потребных предметов снабжения и продовольствия из центра к побережью, а также во избежание скопления больших запасов непосредственно в портах и в прибрежных пунктах, в случаях вынужденной эвакуации того или иного участка морской обороны по стратегическим условиям.

Промежуточные базисные склады именуются: «Районными Хозяйственными Отделами Центрального Управления Кооперативов»[15].

 «Центральное управление морскими кооперативами» учреждалось при Комиссариате по морским делам. В его состав входили: председатель, два товарища председателя, шесть членов правления и секретарь. Состав правления состоял из делегированных по три человека от Кронштадтского и Петроградского портов и двух человек от продовольственного отдела Балтийского флота.

В Положении о Ценуморкоопе были определены: связь Правления морских кооперативов с другими учреждениями (местными кооперативами, продовольственными и транспортными учреждениям, с прочими государственными и хозяйственными учреждениями); получение кредита на содержание Ценуморкоопа; порядок отчетности и обязанности ревизионной комиссии. В штат этого органа входило 35 человек. Его содержание было предусмотрено из операционных сумм местных кооперативов из расчета одного процента от годового оборота. Оклады содержания членам правления, назначенным Коллегией по морским делам, сохранялись «по своим прямым должностям, если таковыя выше оклада, положенного приказом по морскому ведомству от 20-го августа 1918 года за № 595»[16].

Рассмотрим в извлечении основные параграфы Временного устава о Кронштадтском и Петроградском районных кооперативах моряков военного флота.

В первом параграфе устава следующим образом сформулированы цель, права и обязанности кооперативов. «Районные кооперативы моряков военного флота имеют целью доставлять морякам военного флота, служащим Морского Комиссариата и их семействам необходимые для них предметы потребления, как-то: продовольствие, обмундирование, как форменное, так и штатское, и прочие необходимые предметы домашнего обихода–своевременно, вполне хорошего качества и по возможно дешевым ценам; кроме того на обязанности их лежит иметь неприкосновенные запасы продовольствия и обмундирования, в нормах, указанных Народным Комиссаром по морским делам.

П р и м е ч а н и е. Семейства военных моряков, служащие Морского Комиссариата и их семейства могут пользоваться из кооперативов продовольствием и материалами лишь с разрешения высших советских организаций, по выяснении Центральным Управлением морскими кооперативами времени. с которого они могут быть приняты в кооперативы на довольствие.

§ 2.Для достижения этой цели кооперативам моряков военного флота предоставляется:

а) устраивать для изготовления, хранения, и продажи продовольствия, обмундирования и прочих предметов потребления и домашнего обихода, – собственные склады и заведения, как-то: портняжные, сапожные, фуражечные, бельевые, вязальные и другие мастерские и

в) вступать во всякие, дозволенные законом, договоры и обязательства с учреждениями и лицами для достижения указанных целей.

§ 3. а) Продажа из склада, магазинов и мастерских кооперативов производится за наличные деньги, а морским частям допускается и в кредит. Допущение кредита определяется правлениями районных кооперативов;

б) Расход неприкосновенных запасов за наличный расчет или в кредит должен производиться по распоряжению командующего флотом или начальников флотилий, о чем районные кооперативы доносят Центральному Управлению Морскими Кооперативами по телеграфу; освежение же запасов производится с разрешения Центрального управления.

§ 4. Районные кооперативы имеют право сноситься непосредственно со всеми местными учреждениями по всем делам, касающимся районных кооперативов, как-то: транспорта продовольствия, железнодорожного. водных путей сообщения и т.д.».

По временному уставу кооперативы должны были финансироваться Морским комиссариатом через Ценуморкооп. Все наличное имущество и денежные средства – в собственности Морского комиссариата. Суммы кооперативов должны были храниться в местных казначействах или в народных банках РСФСР.

Если о составе (членстве) кооперативов в уставе не было сказано ни слова, то о правлении кооператива записано следующее: «Правление районных кооперативов состоит из восьми членов, которые из своей среды избирают председателя и 2-х товарищей председателя. Члены Правления районных кооперативов избираются от местных военно-морских организаций… лица, выбранные в члены Правления кооперативов, считаются военнообязанными до своего переизбрания».

Не вдаваясь в подробное изложение остальных 19-ти параграфов (5-23), содержащих права и обязанности правлений районных кооперативов, отметим, что правление должно было заведовать всеми делами (заготовка, хранение, отпуск материалов и предметов, заключение договоров, прием и увольнение служащих), заведовать капиталами кооператива (прием, хранение и выдача сумм, назначение отпускных сумм и составление прейскурантов и т.п.)[17].

Ценуморкооп и районные кооперативы, очевидно, задумывались с широким размахом. Кооперативы на Балтике, вероятно, должны были стать эксперементальными. Вся эта система ни что иное, как симбиоз государственной и кооперативной организации при соотношении большем в сторону государства. Но это и не корпорация, хотя меньшая составляющая представляла лишь название – «кооперативы». Она имела право избирать членов правления от местных военно-морских организаций, причем не сказано, каких именно. Приобретение (покупка и заготовка) продуктов питания, товаров широкого потребления и их распределение соответствовали кооперативным принципам. В то же время, понятия «члены кооператива», «пайщики», «средства кооператива», «собрание членов-участников» и т. п., типичные для любого кооператива были из названных документов изъяты, превратив их, эти документы, не более чем в инструкции военно-снабженческого органа.

Кронштадтский и Петроградский районные образования, даже с большой натяжкой, потребительскими кооперативами назвать нельзя, так как они создавались не на средства пайщиков, «членство» в них было поголовно-принудительным (членами морских кооперативов числился весь личный состав флота без внесения членских взносов, без уплаты паевых денег, они получали продовольствие и обмундирование за наличный расчет). Таким образом, кооперативные принципы (равноправность членов, независимо от паев, незначительные размеры паев, продажа товара только за наличные деньги, цены на товары близкие или равные рыночным, пропорциональное распределение прибылей) полностью игнорировались. Кооперативами, в общем смысле этого слова, они могли именоваться только потому, что моряки были участниками единого процесса материального обеспечения по линии Центрального управления морскими кооперативами, с открытием которого «деятельность Продовольственного Отдела Балтийского флота и разных продовольственных организаций, говорилось в приказе № 637, должна быть прекращена и все дела подлежать частью передаче Центральному Управлению, по его указанию, частью ликвидированы»[18].

Для начала своей работы «Ценуморкооп» получил от Главного морского хозяйственного управления денежную ссуду в размере около 2 млн. руб. и все наличие продовольствия и обмундирования на сумму около 44 млн. руб.[19]

Петроградский и Кронштадтский районные кооперативы просуществовали всего 16 месяцев. В приказе по флоту Балтийского моря № 146 от 27 февраля было сказано дословно следующее: «При сем объявляются приказы Управляющего Делами Морского Министерства: 1) от 30 января 1920 года № 35 об упразднении Кронштадтского и Петроградского Районных Кооперативов моряков военного флота, и о передаче их обязанностей Управлению Снабжения личного состава Кронштадтской и Петроградской базы»[20].

Как видим, на этом коротком отрезке тяжелейшего для страны времени (два года) шли мучительные поиски применения кооперации к условиям жизни военно-морского флота в новых социально-экономических и политических условиях. Несмотря на все издержки кооперативного строительства, созданные морские экономические объединения сыграли свою созидательную роль.

Братющенко Юрий Владимирович

Родился 1 марта 1932 года в г. Чите.

В середине 1960-х годов, окончил Орджоникидзевское военное училище имени С.М. Кирова и Иркутский государственный университет. В 1983-м защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук в Ленинградском государственном университете, . Тема диссертации («Деятельность партийных организаций Восточной Сибири по укреплению союза рабочего класса и крестьянства») основана на исследовании соответствующих материалов, хранившихся в архивах Красноярского края, Иркутской и Читинской областей, Бурятской АССР (научный руководитель доктор исторических наук, профессор А.А. Зыков). Полковник в отставке.

В настоящее время проживает в г. Санкт-Петербурге, занимается научной и общественной деятельностью. В научных кругах известен как автор многих публикаций по теме военно-кооперативного строительства в России.



[1] РГА ВМФ. Ф. Р-314. Оп.1.Д. 254. Л. 315.

[2] Там же. Л. 342.

[3] Там же. Л. 233.

[4] Бюл. Полит. управл. Реввоенсовета Республики. 1922. № 7. С. 5-6.

[5] Красная академия. 1923. № 1. С. 18.

[6] Кооперация и оборона СССР. – М., 1928. – С. 68.

[7] Тезисы для доклада о работе военно-кооперативного центра Ленингр[адского]  Военного Округа. – Л., май 1924. – С. 4.

[8] Там же.

[9] См.:Капитохин А. Потребкооперация и оборона СССР. – М., 1928. – С. 25 – 26.

[10] РГА ВМФ. Ф. Р-314. Оп. 1. Д. 254. Л. 233.

[11] См.: Рабочая и крестьянская Красная Армия и Флот. – 1918. 26 янв.

[12] См.: Там же. 13 февр.

[13] См.: Сборник приказов и циркуляров по флоту и морскому ведомству № 29. Ноябрь 1918. – С.187.

[14] См.: Там же. – С. 329.

[15] Сборник приказов и циркуляров по флоту и морскому ведомству № 29. Ноябрь 1918. – С. 189–191.

[16] Там же. – С. 195.

[17] Сборник приказов и циркуляров по флоту и морскому ведомству № 29. Ноябрь 1918. – С. 331–332.

[18] Сборник приказов и циркуляров по флоту и морскому ведомству № 29. Ноябрь 1918. – С.188.

[19] Снабжение Красной Армии. – 1922. – № 10. – С.16.

[20] РГА ВМФ. Ф. 92. Оп. 22. Д. 84. Л. 235.