Участие оренбургского и уральского казачества в покорении Хивинского ханства в 1873 году

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассматривается внешнеполитическая деятельность Российского государства на среднеазиатском направлении и роль оренбургского и уральского казачества в покорении Хивинского ханства в 1873 году.

Summary. The article considers the foreign policy of the Russian state in the Central Asian area and the role of the Orenburg and Urals Cossacks in conquering the Khanate of Khiva in 1873.

КУЗНЕЦОВ Владимир Алексеевич — доцент кафедры философии Челябинского государственного университета, полковник в отставке, доктор исторических наук

(г. Челябинск. E-mail: vladkuz@mail.ru)

 

«Будет памятником непоколебимого мужества, которое явили русские войска…»

Участие оренбургского и уральского казачества в покорении Хивинского ханства в 1873 году

 

С начала XVIII века во внешней политике России уделялось всё больше внимания среднеазиатскому направлению. В то время в этом регионе доминировали четыре крупных государственных образования: Бухарский эмират, Хивинское, Кокандское и Ташкентское ханства. На протяжении почти всего XVIII — первой половины XIX века попыткам России расширить торговые связи со среднеазиатскими государствами противодействовала Хива, исстари представлявшая «разбойничий притон», живший грабежом торговых караванов и пленением людей для продажи. Чтобы наладить российскую торговлю в этом регионе, ещё в 1731 году в Хиву для переговоров был отправлен полковник И.Г. Гербер, но хивинцы не пустили его, а на обратном пути участников этой делегации ограбили1. Кроме того, хан Хивы претендовал на господство над киргиз-кайсаками (казахами), принявшими российское подданство. Действия Хивинского ханства наносили большой ущерб экономическим связям между казахами и жителями Оренбургского края. К тому же хивинские власти отказывались освобождать русских невольников. Оренбургская пограничная комиссия докладывала правительству, что «дерзость нового владельца Хивы (Аллакули-хана) превзошла всякую меру, и доколе не образумит его сила русского оружия, до того времени не перестанет он волновать малую киргизскую орду и навлекать беспокойство нашему правительству»2. Хивинцы установили такой порядок, что торговые караваны, в какие бы места Средней Азии ни отправлялись, непременно должны были следовать только через Хиву и платить им пошлину. Отклонявшиеся от этого пути караваны, как правило, грабили, поэтому в начале 20-х годов XIX века торговля России в данном регионе стала приходить в упадок3.

К 25-летию покорения Хивы.  Главные участники Хивинского похода 1873 г. Фото К. Булла

К 25-летию покорения Хивы.
Главные участники Хивинского похода 1873 г.
Фото К. Булла

Таким образом, Хивинское ханство фактически находилось во враждебных отношениях с Россией. И вполне закономерно, что в ходе колонизации края рано или поздно должен был встать вопрос о решительных мерах, которые бы утвердили власть России в Средней Азии. Напряжённые отношения с этим ханством сохранялись со времени неудачной военной экспедиции А. Бековича-Черкасского в 1717 году вплоть до 1840 года. Ещё в конце 30 — начале 40-х годов XVIII века В.Н. Татищев, будучи начальником Оренбургской комиссии, а затем губернатором Астраханской губернии, строил планы покорения Хивы4.

Первый поход на ханство был предпринят с целью заставить хивинцев прекратить грабежи, освободить томившихся в Хиве пленных и не препятствовать торговле с другими среднеазиатскими государствами. Назначенный в 1833 году оренбургским военным губернатором и пользовавшийся поддержкой Николая I генерал-адъютант В.А. Перовский лично испросил у императора разрешение предпринять экспедицию для покорения Хивы. 11 марта* 1839 года в Азиатском департаменте на заседании Особого комитета был рассмотрен и одобрен предложенный Перовским план военного похода. Николай I утвердил решение комитета5.

В середине ноября 1839 года войска под командованием В.А. Перовского четырьмя колоннами выступили на Хиву. Этот поход закончился трагично, особенно для армейских частей Отдельного оренбургского корпуса. Подробности неудачного похода, все его бедствия, связанные с сильными морозами и глубоким снегом, а также с недостаточным опытом пехоты в преодолении больших пустынных пространств, широко освещены в литературе6. 1 февраля 1840 года В.А. Перовский принял решение об окончании военной экспедиции и возвращении войск в Оренбург7. Начавшийся 4 февраля обратный поход оказался не менее трудным. Согласно донесению военного губернатора в походе умерли 5 офицеров и 1054 нижних чина, а по возвращении из него — ещё 609, т.е. по официальным документам — 1668 человек8.

Неудача Перовского послужила полезным уроком для России, начавшей покорение Средней Азии. Предстояло ещё научиться вести боевые действия в сложных природных условиях и с весьма специфическим противником. В рескрипте Николая I засвидетельствовано, что поход В.А. Перовского «будет памятником непоколебимого мужества, которое явили русские войска в борьбе с препятствиями, самою природою противупоставленными»9. Несмотря на военную неудачу русских, хивинские власти, поражённые самим фактом экспедиции, вынуждены были освободить около 500 пленных10 и временно нормализовать отношения с Россией: «Официальная цель похода была достигнута… хан хивинский отпустил на свободу всех русских пленников и отправил в Санкт-Петербург посольство, чтобы просить о мире»11. Однако вскоре произошло новое осложнение русско-хивинских отношений — из-за недовольства Хивы возведением на Мангышлаке в 1846 году укрепления Новопетровского12.

Хивинский поход 1873 г.  Через мёртвые пески к колодцам Адам-Крылган Художник Н.Н. Каразин, 1888 г

Хивинский поход 1873 г.
Через мёртвые пески к колодцам Адам-Крылган
Художник Н.Н. Каразин, 1888 г

Таким образом, к началу 70-х годов XIX века Хивинское ханство по-настоящему ещё не испытало на себе силу русского оружия. Считая себя защищённой пустыней и помня неудачную попытку русского проникновения в свой оазис, Хива не прекращала грабежи и хвалилась, что «белые рубахи» до неё не дойдут. В 1872 году российское правительство решило предпринять поход на Хиву, и 12 декабря император утвердил план Хивинской экспедиции. Были сформированы 4 отряда: Туркестанский, Оренбургский, Мангышлакский и Красноводский (последние два — из Кавказского военного округа) общей численностью 13 100 человек13. 27 февраля 1873 года по Туркестанскому военному округу был объявлен приказ о походе, начальником отряда назначен генерал Н.Н. Головачёв. 28 февраля отслужили напутственный молебен, и войска Туркестанского отряда несколькими эшелонами двинулись к месту сосредоточения войск14. С этим отрядом в поход вышли великий князь Николай Константинович и князь Е.М. Романовский, герцог Лейхтенбергский. В конце февраля — начале марта также выступили другие отряды — с реки Эмбы и Каспийского моря.

В Хивинском походе участвовали 5 сотен уральских казаков и 9 сотен — оренбургских (из них две уральские и три оренбургские сотни — в составе Туркестанского отряда). Оренбургский отряд по плану должен был собраться на Эмбе. 14 февраля из Оренбурга вышли две оренбургские сотни со 2-й казачьей артиллерийской батареей. 20 и 23 февраля из г. Орска выступили ещё четыре сотни. Начальником Оренбургского отряда был назначен военный губернатор Уральской области, наказным атаманом Уральского казачьего войска — генерал Н.А. Верёвкин. 26 марта началось движение от Эмбы вдоль берега Аму-Дарьи15.

Двум же закаспийским отрядам было необходимо преодолеть пустыню Усть-Урт (700 вёрст). Красноводскому отряду полковника В.И. Маркозова это оказалось не по силам, и он вынужден был вернуться назад. Мангышлакский отряд полковника Н.П. Ломакина перешёл Усть-Урт в 50-градусную жару, постоянно вступая в стычки с хивинцами и туркменами. Этот отряд 18 мая соединился с Оренбургским отрядом близ укрепления Мангыт16, около которого соединённые войска 20 мая вступили в упорный бой с хивинцами и уничтожили почти 3000 из них, а 26 мая подошли к Хиве.

В Хивинскую экспедицию Туркестанский отряд (21 рота, 7 казачьих сотен, 18 орудий) выступил 13 марта из крепостей Джизака и Казалинска17. Отряду пришлось выдержать вначале резкий холод, а затем в апреле — сильный зной. Когда шли по безводной пустыне, и запасы воды иссякли, солдаты стали умирать. 21 апреля отряд вышел к урочищу Адам-Крылган (что означает «погибель человека». — В.К.) и там случайно обнаружил колодцы, вода которых и спасла войска. 12 мая отряд подошёл к Аму-Дарье и после отдыха, 18 мая, переправившись через реку, направился к Хиве.

Оренбургский отряд преодолел самый длинный путь — 1400 вёрст18. Вместе с Мангышлакским отрядом он подошёл к Хиве с западной стороны (всего 3751 человек, 14 орудий и 7 ракетных станков), с восточной стороны — Туркестанский отряд (соответственно — 3214, 12 и 4). Поскольку всем отрядам по пути следования в Хиву во время военных действий необходимо было обеспечить свои тылы, то часть своего личного состава они оставляли в необходимых пунктах (например, в одном только укреплении Кунград от Оренбургского и Мангышлакского отрядов оставили гарнизон в составе 424 человек)19.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Голосов Д. Поход в Хиву в 1839 году отряда русских войск под начальством генерал-адъютанта Перовского // Военный сборник. 1863. № 1. Январь, часть неофициальная. С. 33, 37.

2 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 846. Оп. 16. Д. 6792. Л. 121.

3 Голосов Д. Указ. соч. С. 37, 54.

4 Витевский В.Н. И.И. Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 г. Казань, 1891. Т. 3. С. 752, 753.

5 Голосов Д. Указ. соч. С. 61; название решения комитета: «О воинском на Хиву поиске, дабы принудить хана Хивы силою оружия выдать всех русских и предоставить караванной торговле нашей полную свободу»; Захарьин (Якунин) Н.К. Граф В.А. Перовский и его зимний поход в Хиву. СПб., 1901. Ч. 2. С. 15; Терентьев М.А. История завоевания Средней Азии: В 3 т. СПб., 1903—1906. Т. 1. С. 114, 115.

6 См.: Хивинский поход в 1839—1840 г. (По запискам полковника Зеленина) // Труды Оренбургской ученой архивной комиссии. Вып. 30. Оренбург, 1914. С. 114, 115 (далее – Труды…); Голосов Д. Указ. соч. // Военный сборник. 1863. № 3. С. 20, 21, 26, 29, 31—32; Захарьин (Якунин) Л.К. Указ. соч. Ч. 2. С. 50, 68—72; Терентьев М.А. Указ. соч. Т. 1. С. 148, 149; Завоевание Туркестана. Рассказы из военной истории, очерки из природы, быта и нравов туземцев в общедоступном изложении / Сост. К.К. Абаза. СПб., 1902. С. 33—35; Записки Песляка // Исторический вестник. 1883. № 9. С. 586, 587.

7 Труды… Вып. 30. С. 116; Голосов Д. Указ. соч. // Военный сборник. 1863. № 3. С. 40, 49; Записки Песляка… С. 587.

8 Оренбургский губернатор Василий Алексеевич Перовский. Оренбург, 1999. С. 203; Голосов Д. Указ. соч. // Военный сборник, 1863. № 3. С. 62; Труды… Вып. 30. С. 112.

9 Труды… Вып. 14. Оренбург, 1905. С. 95.

10 Государственный архив Оренбургской области (ГА ОО). Ф. 6. Оп. 10. Д. 5026. Л. 9; Д. 5068. Л. 30, 32, 32 об.; 178, 178 об.; Захарьин (Якунин) Л.К. Указ. соч. С. 103; Труды… Вып. 30. С. 119.

11 Энгельс Ф. «Продвижение России в Средней Азии» // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 12. М., 1958. С. 616; оценка К. Марксом усиления России в Средней Азии дана в письме к Ф. Энгельсу от 23 мая 1851 г. Т. 27. М., 1962. С. 241.

12 Выскочков Л.В. Николай I. М., 2003. С. 396, 397.

13 Записки Н.Г. Залесова // Русская старина. СПб., 1905. Кн. 6. С. 520—522; Попов А.Л. Из истории завоевания Средней Азии // Исторические записки. 1940. № 9. С. 238; Терентьев М.А. Указ. соч. Т. 2. 1906. С. 110, 111; Керсновский А.А. История Русской армии: В 4 т. М., 1992. Т. 2. С. 291; Макшеев А.И. Исторический обзор Туркестана и наступательного движения в него Русских. СПб., 1890. С. 314.

14 Терентьев М.А. Указ. соч. Т. 2. С. 169.

15 ГА ОО Ф. 6. Оп. 10. Д. 8394. Л. 1—6; Материалы для описания Хивинского похода 1873 г. Кн. 3. Описание действий Оренбургского отряда / Под ред. генерала Троцкого. Ташкент, 1881. С. 58, 76; Завоевание Туркестана… С. 190.

16 Ныне г. Мангит в Узбекистане.

17 Подробный состав туркестанского отряда Кауфмана см: Терентьев М.А. Указ. соч. Т. 2. С. 148, 149.

18 Материалы для описания Хивинского похода 1873 г. Кн. 4. Описание действий Туркестанского отряда / Под ред. генерала Троцкого. Ташкент, 1881.С. 216.

19 Материалы для описания Хивинского похода 1873 года, составленные под редакцией генерального штаба генерал-лейтенанта В.Н. Троцкого. Пребывание русских войск в Хивинском ханстве в 1873 году и возвращение их. Ташкент, 1883. С. 3; Терентьев М.А. Указ. соч. Т. 2. С. 204.