Тов. Киреева Г.П., члена ВКП(б), считать проверенным

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье показан жизненный путь видного советского военно-морского деятеля флагмана 1 ранга Г.П. Киреева.

Summary. The article shows the life journey of prominent Soviet Naval leader Flagman 1 Rank G.P. Kireyev.

ИМЕНА И СУДЬБЫ

 

ЗАЙЦЕВ Юрий Михайлович — доцент кафедры тактики филиала ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова» (г. Владивосток), кандидат исторических наук, доцент

(г. Владивосток. E-mail: yuriy51zaytsev@yandex.ru)

БЛИЗНИЧЕНКО Сергей Сергеевич — доцент кафедры транспортных сооружений Кубанского государственного технологического университета, кандидат технических наук, доцент

 

«Тов. Киреева Г.П., члена ВКП(б), СЧИТАТЬ ПРОВЕРЕННЫМ»

 

Среди высших советских флотских военачальников, чьи имена надолго были вычеркнуты из истории отечественного ВМФ, находились не только выходцы из дворянского сословия, что уже само по себе вызывало подозрения в преданности большевикам, но и те, чьё пролетарское происхождение не давало для этого, казалось бы, никакого повода. Среди них и командующий Тихоокеанским флотом Григорий Петрович Киреев.

Родился будущий флагман 21 января (2 февраля) 1890 года от моря довольно далеко — в селе (с 1938 г. город) Людиново Жиздринского уезда Калужской губернии. Отец работал литейщиком на Людиновском заводе, туда же по окончании ремесленного училища пришёл и Григорий, где и остался бы, пожалуй, навсегда, если бы не призыв на военную службу и направление в 1-й Балтийский флотский экипаж. Там он окончил машинную школу и получил звание машинного старшины. Практически всю Первую мировую войну Г.П. Киреев прослужил на Балтике в должности судового механика, жадно впитывал в себя революционные идеи и после Февральской революции был избран в Гельсингфорский совет депутатов армии, флота и рабочих, где возглавил матросскую секцию, активно боровшуюся за выполнение большевистских резолюций и проведение их в жизнь. Тогда же он вступил и в ряды РСДРП(б).

Г.П. Киреев —  член Реввоенсовета  Морских сил Чёрного моря Севастополь,1926 г

Г.П. Киреев —
член Реввоенсовета
Морских сил Чёрного моря
Севастополь,1926 г

С февраля по август 1918 года Киреев являлся начальником отряда особого назначения при совете комиссаров Балтфлота, в задачу которого входило обеспечение знаменитого «Ледового похода», благодаря чему удалось спасти 236 кораблей и судов Балтийского флота, составивших затем, по сути, основу боевой мощи РККФ1. Отметим, что роль Г.П. Киреева в обеспечении проводки кораблей Балтфлота из Гельсингфорса в Кронштадт по достоинству оценена современными исследователями2.

Участие в «Ледовом походе» и последующих операциях по борьбе с контрреволюционными выступлениями белогвардейцев не прошли даром — Григорий Петрович заболел и вынужден был расстаться с флотом, перейдя на «сухопутную» работу.

Подлечившись в родном городе, он по вызову губкома партии перебрался в Брянск, был избран там председателем горсовета, одно время даже редактировал газету, здесь же женился на Анне Ивановне Иванюте, которая позже также пострадала как член семьи «врага народа», работал в Севске, затем снова в Брянске — вторым секретарём губкома партии, в составе Частей особого назначения (ЧОН) участвовал в ликвидации контрреволюционных мятежей, затем был направлен в Сибирь, где в конце 1921 года его избрали членом Красноярского губкома партии.

Лишь в 1923 году по решению ЦК РКП(б) Киреева возвращают на флот и назначают членом Реввоенсовета (РВС) Морских сил Чёрного моря (МСЧМ).

Это было время начала возрождения Черноморского флота. Вместе с начальником МСЧМ А.К. Векманом3 Киреев руководил подъёмом и восстановлением кораблей, в частности эсминцев «Занте» и «Корфу», переименованных в «Незаможник» и «Петровский». Тогда же на Севастопольском морском заводе были отремонтированы крейсер «Память Меркурия», получивший название «Коминтерн», три канонерские и две подводные лодки. В сентябре—октябре 1923 года уже удалось осуществить первое после Гражданской войны совместное плавание восстановленных кораблей вдоль Крымского и Кавказского побережья4. А в сентябре 1925 года эсминцы «Незаможник» и «Петровский» отправились в дальний поход, во время которого нанесли дружественные визиты в Стамбул и Неаполь, впервые пронеся красный флаг через проливы Босфор и Дарданеллы, Эгейское, Мраморное и Средиземное моря. Высокая организация службы, безукоризненное поведение моряков на берегу, отличная морская выучка сыграли известную роль в укреплении внешнеполитических позиций СССР. Немалая заслуга в этом принадлежала командованию флота, в том числе М.В. Викторову, сменившему А.К. Векмана на посту начальника МСЧМ, Э.С. Панцержанскому, командовавшему МСЧМ в 1925—1926 гг., и, разумеется, Г.П. Кирееву как постоянному члену Реввоенсовета5. Судьба ещё не раз сведёт Григория Петровича с этими людьми, приведя всех, наконец, к трагическому финалу. Но до развязки ещё далеко, пока же Киреев успешно идёт вверх и по служебной, и по партийной лестнице. На XII Всероссийском съезде Советов рабочих, крестьянских, казачьих и красноармейских депутатов, проходящем в Москве с 7 по 16 мая 1925 года, его избирают кандидатом в члены ЦИК РСФСР, а в следующем году переводят на Балтику членом РВС Морских сил Балтийского моря (МСБМ). Должность вроде бы прежняя, но моральное повышение — налицо: ведь Балтийский флот находился как бы на переднем крае борьбы с капиталистической Европой и должен был быть готов ко всяким неожиданностям.

Возможно, поэтому здесь особое внимание уделялось ремонту и восстановлению кораблей, их подготовке к плаванию, отработке в море учебно-боевых задач. Только в 1926 году на флот дважды приезжали с инспекторской проверкой член Реввоенсовета СССР С.С. Каменев и начальник Морских сил (наморси) РККА Р.А. Муклевич. В ходе одной из проверок выполнялись упражнения по уклонению от атак подводных лодок, отражению воздушных атак бомбардировщиков морской и сухопутной авиации, артиллерийские стрельбы по морским и береговым целям, торпедные атаки эсминцев. Результатами высокое начальство осталось довольно, что не ускользнуло от внимания европейских журналистов. Немецкий журнал «Марине Рундшау» в конце 1926 года писал: «Прогресс Красного флота очень значителен»6.

Время пребывания на Балтике стало для Киреева отличной школой: он не только приобрёл здесь опыт организации боевой подготовки флота, но и пополнил свои теоретические знания, окончив Курсы усовершенствования высшего начальствующего состава (КУВНАС) при Военно-морской академии (ВМА)7.

Напряжённость службы для Киреева ещё больше возросла после назначения его в июле 1928 года по совместительству начальником политического управления Морских сил Балтийского моря8. Оно совпало с выходом в море на отработку вопросов боевой подготовки кораблей МСБМ под флагом нового наркомвоенмора К.Е. Ворошилова, разместившего свой штаб на «Парижской коммуне». Учения пришлось проводить в тяжёлых штормовых условиях, что, впрочем, не помешало полностью выполнить намеченные планы. Нарком обороны дал учениям хорошую оценку.

Конец 1929 и начало 1930 года прошли для Киреева в плавании вокруг Европы: с Балтики на Чёрное море были переведены линкор «Парижская коммуна» и крейсер «Профинтерн». Чтобы не особенно «напрягать» европейских политиков, которые никак не хотели усиления советского Черноморского флота, была разработана легенда, согласно которой корабли шли в дальний поход для получения практики плавания в штормовых зимних условиях Атлантики и Средиземноморья9. Командиром так называемого практического отряда МСБМ был назначен Л.М. Галлер, флагштурманом — профессор Н.А. Сакеллари, флагманским инженер-механиком — К.Г. Дмитриев, флагсвязистом — В.М. Гаврилов. В походе участвовали также начальник политуправления Г.П. Киреев и преподаватели ВМА Е.Е. Шведе и П.Ю. Орас10. «Парижской коммуной» командовал К.И. Самойлов11, «Профинтерном» — А.А. Кузнецов12. Перед самым выходом из Кронштадта Г.П. Киреев и Л.М. Галлер получили от наморси Р.А. Муклевича указания, что лишь после выхода из Неаполя личному составу можно сообщить о следовании кораблей в Севастополь, при этом в любом случае «газетным репортёрам интервью не давать»13.

Поход, сопровождавшийся такой тайной, оказался весьма сложным. В 16 часов 25 минут 22 ноября 1929 года отряд в сопровождении эсминцев вышел в море. У Готланда простились с эсминцами, ложившимися на обратный курс к Кронштадту. Дальше линкор и крейсер пошли одни. Пополнение запасов нефтепродуктов и угля производилось с нефтеналивного судна «Советская нефть», парохода Совторгфлота «Пролетарий» и танкера «Железнодорожник». Зачастую это происходило в условиях высокой волны и сильного ветра.

Атлантика у французских берегов встретила корабли жестоким штормом — размах качки линкора достигал 29°, крейсера — 34°. Оба корабля получили повреждения, которые в море исправить не удалось. Командир отряда принял решение зайти для устранения повреждений и пополнения запасов угля в военно-морскую базу Франции Брест. С разрешения морского префекта вице-адмирала Пиро корабли 4 декабря, обменявшись салютами с французским крейсером, встали на внешнем рейде Бреста. Л.М. Галлер в этот день нанёс визит морскому префекту, а тот на следующий день побывал с ответным визитом на линкоре. От любезного предложения оказать помощь в ремонте Л.М. Галлер отказался, заверив французскую сторону, что требуются лишь вода и топливо, а ремонт экипажи выполнят сами.

Действительно, в течение всего двух дней справились и с пополнением запаса, и с ремонтом, но едва вышли в Бискайский залив — снова попали в свирепый шторм14. Киреев предложил командиру похода вернуться в Брест. Галлер согласился с комиссаром. В Бресте снова занялись ремонтом, из порта вышли лишь 26 декабря.

Новый, 1930, год встретили в районе итальянского порта Кальяри, где до 6 января пополняли запасы топлива с транспорта «Пролетарий». Итальянцы оказались очень любезны, даже организовали товарищеский матч сборной Кальяри с футбольной командой «Профинтерна»15. Командир порта и власти города были восхищены поведением, скромностью, умением себя держать и отличным обмундированием краснофлотцев16. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Кровяков Н.С. «Ледовый поход» Балтийского флота в 1918 году. М., 1955. 258 с.

2 Маршалы и адмиралы. Минск, 1997. С. 8—18.

3 Векман Александр Карлович (1884—1955), вице-адмирал (1940), участник Первой мировой войны, в советском ВМФ с 1919 г. Начальник Морских сил Чёрного (1922—1924), Балтийского (1924—1926), Каспийского (1926—1927) морей. С 1927 г. — председатель постоянной комиссии по приёму строившихся кораблей. В 1940—1947 гг. — на ответственной работе в Гидрографическом управлении ВМФ. С 1947 г. — в отставке.

4 Краснознамённый Черноморский флот. М.: Воениздат, 1979. С. 126.

5 Черноморский флот в биографиях командующих. 1783—2004: В 2 т. Т. 2. Севастополь, 2004. С. 84; Краснознамённый Черноморский флот… С. 127.

6 Морской сборник. 1927. № 10. С. 27.

7 Воен.-истор. журнал. 1965. № 1. С. 101.

8 Там же.

9 Орас П.Ю. На линкоре вокруг Европы. (Поход практического отряда МСБМ из Кронштадта в Севастополь) // Морской сборник. 1930. № 2. С. 3.

10 Новицкий Б.П. Вокруг Европы // Морской сборник. 1964. № 12. С. 21.

11 Самойлов Константин Иванович (1896—1951), контр-адмирал (1940), профессор ВМА (1939). Окончил отдельные гардемаринские классы (1917), Артиллерийские классы в Гельсингфорсе (1918), участник Первой мировой войны и «Ледового похода», а также Гражданской войны на стороне советской власти. Помощник начальника Морских сил Каспийского моря по строевой части (1923—1924), командир линкора «Парижская коммуна» (1924—1930). На преподавательской работе в ВМА (1930—1936, 1938—1939), командир бригады линкоров КБФ (1936—1938), начальник ВМУЗ ВМФ (1939—1941), в июле 1941 г. — командующий морской обороной Ленинграда. Арестован по подозрению в измене, умер в тюрьме, не дождавшись суда, 19 сентября 1951 г.

12 Кузнецов Апполон Александрович (1892—1960), контр-адмирал (1940), окончил Морской кадетский корпус (1914), участник Первой мировой войны, перешёл на сторону советской власти. После Гражданской войны — командир крейсера «Профинтерн» (1924—1932), крейсера «Аврора «(1932—1934), Отряда учебных судов КБФ (1934—1938), Ленинградского военного порта (1938—1939), ЛенВМБ (1939—1940), командующий Молотовской, Беломорской ВМБ СФ (1940—1941), Экспедицией особого назначения (ЭОН) КБФ, заместитель начальника Главного управления экспедиции подводных работ особого назначения (ЭПРОН), заместитель начальника Управления судоподъёмных и аварийно-спасательных работ на речных бассейнах Наркомата ВМФ (1943—1945), заместитель начальника управления Главного военно-речного управления аварийно-спасательных и судоподъёмных работ Министерства речного флота СССР (1945—1947). В отставке с февраля 1947 г.

13 Российский государственный архив ВМФ (РГА ВМФ_. Ф. р-307. Оп. 2. Д. 55. Л. 100.

14 Орас П.Ю. Указ. соч. С. 12—14.

15 Новицкий Б.П. Указ. соч. С. 25, 26.

16 Орас П.Ю. Указ. соч. С. 22.