Освобождение Гамбурга русскими войсками в 1813—1814 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассказывается об этапах освобождения Гамбурга от французских оккупантов русскими войсками во время Заграничного похода русской армии 1813—1814 гг.

Summary. The article describes the stages of liberation from the French occupation of Hamburg by the Russian forces during the Russian Army’s Foreign Campaign of 1813-1814.

ИСТОРИЯ ВОЙН

 

ПЛАТОШКИН Николай Николаевич — профессор Московского гуманитарного университета, доктор исторических наук

(Москва. E-mail: platoshkin@mail.ru)

 

ОСВОБОЖДЕНИЕ ГАМБУРГА РУССКИМИ ВОЙСКАМИ В 1813—1814 гг.

 

Провозгласив континентальную блокаду Англии, Наполеон прежде всего занял бывший ганзейский город и порт Гамбург — один из главнейших центров европейской торговли с Великобританией. Все британские товары здесь были конфискованы, фирмы банкротились, в некогда богатом городе воцарились нищета и безработица, кто мог — бежали на север, в Данию, или соседние немецкие княжества. Оставшиеся вынуждены были промышлять контрабандой, рискуя свободой, а подчас и жизнью1. К экономическим трудностям добавились и политические. Наполеон присоединил город к Французской империи, сделав его центром департамента Устье Эльбы. Был ликвидирован старинный орган местного самоуправления — сенат, все дела стали вести присланные из Франции чиновники, в основном эльзасцы, плохо говорившие по-немецки. Подавляющая часть населения с нетерпением ждала освобождения от оккупантов. Оно пришло в марте 1813 года вместе с русскими казаками под командованием полковника Теттенборна, восторженно встреченными горожанами.

Вид Гамбурга Художник Г.Ф.Э. Филиппото. Иллюстрация к книге  А. Тьера «История консульства и империи». Т. 4.

Вид Гамбурга
Художник Г.Ф.Э. Филиппото. Иллюстрация к книге
А. Тьера «История консульства и империи». Т. 4.

Фридрих Карл Фрайхерр фон Теттенборн (1778—1845) родился в Бадене, учился в престижнейших в то время университетах Геттингена и Йены. В 1794—1809 гг. барон Теттенборн служил в австрийской армии, в составе которой сражался против французов, в 1809 году перебрался в Россию, в русской армии получил чин подполковника, участвовал практически во всех сражениях с французами в ходе Отечественной войны 1812 года, зарекомендовав себя не только храбрым офицером, но и отличным тактиком, мастером быстрых манёвров.

Кутузов нередко доверял ему командование конным авангардом армии. Казаки Теттенборна первыми вошли в оставленную французами Москву, освободили Вильно, преследуя вместе с другими войсками наполеоновского маршала Макдональда, очистили от французов Восточную Пруссию, заняли Кёнигсберг. Особо отличился Теттенборн при форсировании Немана и взятии вместе с конным отрядом генерала А.И. Чернышёва Берлина. За свои боевые успехи в декабре 1812 года Теттенборн получил чин полковника, а в марте 1813-го был награждён орденом Святого Георгия 4-й степени. В представлении говорилось: «В воздаяние ревностной службы и отличия, оказанного при поражении неприятеля под Вильною и преследовании онаго от Дакчицы, где, находясь под командою генерал-адъютанта Голенищева-Кутузова, действовал с отличною храбростию и благоразумием…»2.

Как известно, с началом Заграничного похода русской армии 1813 года в порабощённой Наполеоном Европе начались коренные изменения военно-политической обстановки. Не будем сейчас рассматривать, как создавалась 6-я антифранцузская коалиция, скажем лишь, что население, не дожидаясь «благословения» своих политиков, самостоятельно вступало в борьбу с наполеоновскими войсками. Так произошло и в Гамбурге. 24 февраля 1813 года толпа горожан напала на дом начальника французской полиции, с домов и шляп срывали французские гербы и кокарды. Французам даже пришлось запросить помощь датчан для восстановления порядка.

Слухи о восстании в Гамбурге дошли до русского командования в начале марта, и сводный отряд Теттенборна, состоявший из четырёх казачьих полков и пяти батальонов немецких добровольцев, был послан в город, чтобы «поддержать пламя в том крае»3. Этот стремительный рейд оказался для французов полной неожиданностью. Командовавший французским гарнизоном генерал Карр Сен-Сир (у него было примерно 6 тыс. солдат и офицеров — в три раза больше, чем у русских) едва успел убежать за Эльбу, оставив Теттенборну 6 орудий, что значительно усилило артиллерию последнего, имевшего всего две пушки. За взятие Гамбурга Теттенборн получил чин генерал-майора. А вот Сен-Сир был наказан: за сдачу Гамбурга Наполеон отстранил своего генерала от командования дивизией. Заметим, однако, что это не помешало Сен-Сиру остаться в истории: его имя высечено на Триумфальной арке в Париже.

Население Гамбурга встречало казаков с ликованием. Созданный французами муниципалитет был упразднён, и восстановлен прежний, распущенный французами в 1810 году орган власти — сенат, возобновилось издание газеты на немецком языке. «Гамбургская газета получила первобытный вид свой», — отмечал А.А. Щербинин в «Военном журнале 1813 года»4. Благодарные горожане присвоили генералу русской армии звание первого почётного гражданина Гамбурга и торжественно вручили ему ключи от города. Жители с радушием снабжали отряд Теттенборна продовольствием. Более того, город направил в Лондон в качестве официального представителя казачьего офицера, чтобы уведомить Великобританию о возобновлении свободной торговли.

Известие об освобождении Гамбурга вызвало антифранцузские выступления во многих немецких городах, например в Дюссельдорфе, где назначенного французами мэра жители выбросили из окна.

Теттенборн, справедливо полагая, что ему не удержать город столь малыми силами, призвал граждан Гамбурга организовать для помощи русской армии добровольческую часть — так называемый Ганзейский легион, в который стали вступать жители не только Гамбурга, но и других старинных ганзейских городов — Любека и Бремена. Гамбургские власти отпустили деньги на 7200 человек, добровольцев набралось 6 тыс., однако и на них не хватало опытных офицеров и оружия. Тем не менее Теттенборн вместе с Ганзейским легионом довольно длительное время упорно сопротивлялся войскам маршала Даву, которому Наполеон поставил задачу во что бы то ни стало отбить город. Силы, однако, были неравны, и в ночь с 29 на 30 мая 1813 года генерал оставил Гамбург.

Следует отметить, что генерал Теттенборн сделал всё возможное и невозможное, чтобы удержать город. Учитывая малочисленность своих сил, он планировал опереться на помощь датчан и шведов. Но Дания в мае 1813 года неожиданно перешла на сторону Наполеона, а 4 шведских батальона, несмотря на доводы Теттенборна, ушли из Гамбурга всего через три дня после того, как они там появились. С уходом шведов Теттенборн фактически остался без пехоты.

В некоторых немецких источниках генерала обвиняют чуть ли не в беспечности при обороне Гамбурга. Но в «Военном журнале 1813 года» отмечается: «Поведение Теттенборна заслуживает всякое одобрение. Он умел приобресть любовь и доверенность жителей, и когда шведские генералы уже получили повеление оставить Гамбург, то употребил все средства уговорить их к нарушению сего повеления…»5.

30 мая 1813 года оставленный русскими город без боя заняла датская дивизия, передавшая его французам. Вместе с русскими ушли и многие горожане, пожелавшие продолжать борьбу против наполеоновских войск.

Второе нашествие французов длилось намного меньше первого, фактически год, но оказалось гораздо жёстче прежнего. Снова было ликвидировано самоуправление, газеты стали выходить исключительно на двух языках — немецком и французском, а преподавание в школах полностью переведено на французский язык. Наполеоновский маршал даже отменил старинный ганзейский герб Гамбурга и заменил его «офранцуженным» гербом с наполеоновскими пчёлами.

Выполняя приказ Наполеона превратить Гамбург в крепость, способную выдержать длительную осаду, Даву погнал жителей Гамбурга рыть траншеи и возводить фортификационные сооружения, что стало невиданным событием для обычаев войны того времени. Три лучших храма города французы реквизировали под конюшни, разместив в них 2200 лошадей, в предместьях сносились жилые дома и иные постройки, чтобы обеспечить артиллерии лучшие сектора обстрела, заготавливался 6-месячный запас продовольствия.

Работы по укреплению города оплачивались, по сути, самими горожанами. Наполеон приказал конфисковать неприкосновенный серебряный запас Гамбурга, заявив: «Я предпочитаю, чтобы за всё платили гамбуржцы. Это лучший способ наказать торгашей». Кроме того, Даву наложил на жителей огромную контрибуцию в 48 млн франков в качестве наказания за тёплое отношение к русским войскам. Первый транш контрибуции должен был поступить 15 июня 1813 года, однако гамбуржцы не торопились. Тогда наполеоновский маршал распорядился в случае дальнейшей задержки с деньгами расстрелять 30—40 заложников из самых видных семей города. Угроза, конечно же, возымела действие. И всё же без расстрелов не обошлось. Многих гамбуржцев казнили за «подстрекательство к беспорядкам», кроме того, французы сожгли более 8 тыс. квартир горожан. Даже Наполеон признавал в своих мемуарах, что жителей Гамбурга «жестоко угнетали»6. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Chikering R., Förster S. War in the Age of Revolution 1775—1815. Cambridge University Press, 2010. P. 385.

2 Интернет-ресурс: http://ru.wikipedia.org.

3 Интернет-ресурс: http://militera.lib.ru.

4 Ibid.

5 Ibid.

6 The Memoirs of Napoleon. Vol. 12. London, 1891. Р. 31.