ВКЛАД КООПЕРАТОРОВ СТАВРОПОЛЬЯ И КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССИИ В ПОБЕДУ

image_pdfimage_print

Изучение опыта российской кооперации, ее роли в решении социально-экономических проблем занимает важное место в современной исторической науке. Поскольку переход к рыночной экономике создал в России новые возможности для развития всех форм кооперации, которая в сложные для государства периоды проявляла свою значимость и жизнеспособность, очень важно досконально исследовать этот опыт. Сегодня объективная оценка малоизученных ресурсов Великой Победы над фашистской Германией в 1945 году, а к ним, этим ресурсам, и относится деятельность промысловой кооперации и коопераций инвалидов, позволяет не только расширить знания о самой тяжелой войне ХХ века, но и исключить фальсификацию исторических фактов.

Статья базируется на архивных материалах, сведениях из справочных и мемуарных изданий.

Основу военной мощи любого государства составляют экономика и людские ресурсы. Советский союз, подвергшийся в июне 1941 года агрессии со стороны фашистской Германии, в этом смысле не являлся исключением. Одним же из источников победы над врагом стала кооперация как организация, сочетающая интересы своих членов с интересами всего общества.

Молниеносное продвижение германских войск в глубь страны потребовало от советского правительства принятия потребовало принятия чрезвычайных мер для быстрого перевода народного хозяйства на военное положение. С целью осуществления эвакуации населения, учреждений, военных и иных грузов, оборудования предприятий и других ценностей Центральный Комитет ВКП (б) и Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановил 24 июня 1941 года создать Совет по эвакуации под председательством Л.М. Кагановича[1].

Был выполнен большой объем работ по переводу народного хозяйства на военные рельсы. 23 июня 1941 года вводится в действие мобилизационный план по производству боеприпасов. Указ Президиума Верховного Совета СССР о режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время, принятый 26 июня 1941 года, определил, что «в целях обеспечения выполнения производственных заданий, связанных с нуждами военного времени, директорам предоставляется право устанавливать обязательные сверхурочные работы продолжительностью от 1 до 3 часов в день»[2]. Что же касается очередных и дополнительных отпусков, то их предлагалось отменить, заменив денежной компенсацией. Этот указ распространялся как на государственные, так и кооперативные предприятия.

30 июня утверждается мобилизационный народнохозяйственный план на 3-й квартал 1941 года, предусматривающий ускоренные темпы выпуска военной продукции. Важнейшие предприятия, находящиеся под угрозой захвата, из западных и южных районов под руководством Совета по эвакуации при СНК СССР перемещались в глубокий тыл (на Урал, в Поволжье, Сибирь, Среднюю Азию и другие районы Советского Союза, достаточно удаленные от линии фронта). С июля по декабрь 1941 года было эвакуировано 2593 промышленных предприятия, в том числе 1523 крупных, более 10 млн человек железнодорожным и свыше 2 млн водным транспортом; отправлялись в глубь страны запасы продовольствия, сельскохозяйственная техника, материальные и культурные ценности, произведения искусства. Одновременно из прифронтовой полосы на восток было вывезено около 2,4 млн. голов скота. Однако колоссальные масштабы перебазирования промышленности и населения привели к снижению темпов производства.

В такой сложной обстановке, когда произошла утрата значительной части экономического потенциала, были разрушены промышленные предприятия, потеряна часть людских ресурсов, произошло резкое сокращение промышленного и сельскохозяйственного производства, промысловая кооперация и кооперация инвалидов Ставрополья и Карачаево-Черкессии стали дополнительным источником обеспечения Красной армии и населения необходимой продукцией. Несмотря на то, что в предвоенный период в стране начался процесс сокращения деятельности кооперативного движения, и отношение к кооперации со стороны государства было сложным, артели промкооперации и кооперации инвалидов с первых дней войны стали целенаправленно способствовать обеспечению фронта и тыла всем необходимым. Имеющиеся у кооперативной промышленности производственные площади, оборудование, квалифицированные кадры, накопленный опыт быстрого реагирования на потребности рынка могли стать крепкой базой для перестройки хозяйства на военный лад. Это хорошо понимало и советское правительство. Обрушившееся на плечи советского народа горе объединило тружеников различных предприятий и производств стремлением к победе над немецко-фашистскими захватчиками.

На первый план с начала войны выдвигались военные задачи Советского государства: проведение военной мобилизации, укрепление боеспособности армии, создание боевых резервов фронта. Важное место занимала задача создания экономической базы. Эта деятельность требовала неимоверных, под час нечеловеческих усилий как со стороны армии, так и со стороны народа. Лозунг «Все для фронта, все для победы!» стал боевым лозунгом тыла. Однако, для того, чтобы он мог полностью удовлетворять потребности фронта, необходимо было обеспечить его тружеников хотя бы минимальным питанием и одеждой. Именно в этом проявилась роль промысловой кооперации и кооперации инвалидов как дополнительного источника обеспечения частей Красной армии и населения края товарами первой необходимости.

Предприятия системы промысловой кооперации и кооперации инвалидов Ставрополья и Карачаево-Черкессии совместно с другими регионами буквально с первых дней войны включились в обеспечение Красной армии необходимой продукцией. Кооперативная промышленность здесь обладала определенным потенциалом. Так, на территории Орджоникидзевского (Ставропольского) края в довоенный период существовала довольно развитая сеть промкооперации и кооперации инвалидов. В нее перед войной входило 8 союзов: крайкожремсоюз, крайразнопромсоюз, крайтекстильшвейсоюз, крайстромпромсоюз, крайпищепромсоюз и карнацпромсоюз, Чернацпромсоюз, Кизлярский окружной разнопромсоюз (190 артелей промкооперации[3] и 58 коопераций инвалидов, в которых было более 200 видов производства[4]). Используя свой потенциал, они быстро наладили работу в следующих направлениях: снабжение Красной армии обмундированием; ремонт верхней одежды и обуви солдат и командирского состава; обеспечение войск обозно-хозяйственным имуществом; выпуск товаров широкого потребления для мирного населения края; осуществление ремонта одежды, обуви, некоторых предметов быта граждан; переработка сырья и т.д.

Одним из наиболее инициативных в этой сети зарекомендовал себя крайтекстильшвейпромсоюз, состоявший в 1941 году из 28 предприятий с общей производственной площадью 11 750,3 м2 и наладивший производство белья и обмундирования для солдат и офицеров Красной армии. Благодаря достаточно хорошей материальной базе артелей союза, наличию квалифицированных кадров и большому энтузиазму работников поставки продукции на фронт осуществлялись своевременно и в необходимых количествах. К примеру, его промысловые артели «Стандарт» и имени Чкалова г. Ставрополья и «Текстильшвейпром» г. Георгиевска в считанные дни организовали производство шинелей, отличавшихся хорошим качеством.

Еще более мощным сообществом являлся крайкожремсоюз, в который входило 48 предприятий с общей производственной площадью 4000 м2. Продукция этого промыслового союза тоже пользовалась большим спросом и у фронтовиков, и у мирного населения.

Предприятия кооперативной промышленности края занимались как производством новой, так и восстановлением изношенной одежды, поступающей из войск. Например, весной 1942 года работниками артелей была произведена стирка вещей, находившихся на снабжении армии, зимой 1941/42 года (кальсон, рубах, телогреек, теплых шаровар и курток по 12 тыс. штук)[5]. На предприятиях кооперации инвалидов осуществлялся пошив нательного былья, а также валенок и обуви.

Одним из важных направлений деятельности промартелей была организация хлебопечения для Красной армии. Особенно отличились в этой работе следующие артели: «Пятторгин» г. Пятигорска, «Пищепромторг» г. Минеральные Воды, «Партизан» г. Георгиевска, «Октябрь» г. Буденновска, из пекарен которых получали свежий хлеб защитники Кавказа вплоть до оккупации края.

В течение первых месяцев войны кооперативной промышленностью края была проделана, как уже отмечалось, большая работа по перестройке ее предприятий на военный лад, и уже к 20 сентября 1941 года военную продукцию выпускало 50 артелей. Их список был представлен начальнику УНКВД по Орджоникидзевскому краю Панкову секретарем Орджоникидзевского Крайкома ВКП (б) по промышленности Данилюком. В этом списке значились артели имени Кирова и имени Микояна (г. Ворошиловск), «Швейник» (г. Пятигорск), «Стандарт» (г. Ессентуки), имени 3-й пятилетки (г. Минеральные Воды), «Прогресс» и «Коопремонт» (с. Петровское) и др.[6].

Многие работники кооперативных предприятий края в первые дни войны ушли защищать Родину. Мобилизованных в ряды Красной армии мужчин заменили женщины и подростки. Если перед войной на предприятиях промысловой системы Ставропольского края работало 6000 мужчин и около 3000 женщин, то уже к концу 1941 года это соотношение стало диаметрально противоположным: около 3000 мужчин и более 6000 женщин[7].

В связи с недостаточным количеством квалифицированных кадров на предприятиях кооперативной промышленности женщины стали овладевать мужскими профессиями. Уже через месяц после начала войны 417 женщин получили разрешение руководства артелей на выполнение сложных трудовых функций, с которыми они успешно справились. Например, в артели «Маркопи» крепильщица Е.И. Бродская заменила ушедшего в ряды Красной армии мужа, причем нормы выработки остались прежними, рассчитанными на физически крепкого мужчину. В течение месяца она выполнила план на 150 проц. Работница артели имени Ильича г. Пятигорска А.С. Примак, заменив ушедшего на фронт мужа, стала выполнять довольно редкую для женщины работу механика, причем план Анна Сергеевна за первый месяц своей работы выполнила на 160 проц.

До войны труд зольников и грузчиков считался трудным в освоении и тяжелым для женщин, однако в дни Великой Отечественной войны на некоторых предприятиях края именно женщинами этот труд был успешно освоен и применен. Например, на заводе артели «Кожевник» за выполнение этого тяжелого труда поручили благодарность от руководства работницы Пьявкина, Сажина и многие другие[8]. Примеров самоотверженного труда женщин, заменивших ушедших на фронт мужчин, множество.

Для снабжения фронта теплыми вещами в дни войны широко привлекался труд женщин-надомниц. В основном они производили ручной трикотаж. Этот вид кооперативного производства пользовался большим спросом.

Пришедшие на смену мужчинам, мобилизованным в армию, женщины, старики и подростки сумели в сжатые сроки овладеть сложными профессиями и наладить бесперебойную работу продукции для фронта, а также товаров необходимых для края.

В сентябре 1941 года начался сбор теплых вещей для солдат Красной армии, в котором приняли участие не только государственные, но и кооперативные предприятия.

С целью более целенаправленного использования промысловой кооперации и кооперации инвалидов как дополнительного источника экономики был издан ряд приказов и постановлений. Одним из первых, изданных Управлением промысловой кооперации при СНК РСФСР, был приказ № 173 от 9 июля 1941 года «Об упорядочении колодочного парка в сапоговаляльных и обувных артелях и подготовки артелей к обеспечению заданий по изготовлению яловой обуви и валенок армейского образца». В этом приказе артелям предписывалось «в кратчайший срок организовать проверку состояния и наличия деревянных колодок для пошива яловой обуви и изготовления валенок армейского образца»[9]. Артели промкооперации Ставрополья должны были максимально увеличить колодочный парк, организовать выработку новых колодок для валки обуви армейского образца, в связи с чем их руководству предлагалось заняться подбором необходимого количества квалифицированных кадров. Всю работу необходимо было закончить до 20 июля 1941 года. Руководители артелей были предупреждены, что ответственность за несвоевременное и не должное исполнение приказа Управление промкооперации возлагает не на рядовых артельцев, а на них. Принятие этого приказа  подтолкнуло руководителей сапоговаляльных и обувных артелей к более активным действиям. В самые короткие строки 25 артелей промкооперации увеличили выпуск продукции, изготовив в течение короткого времени 2350 пар колодок для спецобуви и 550 пар для валенок армейского образца[10]. Особую активность в решении этого вопроса проявили Георгиевская, Минераловодская, Дивненская, Петровская, Ипатовская, Арзгирская, Архангельская, Ворошиловская и другие артели. В г. Кисловодске была даже организована сапоговаляльная фабрика. Сырьем для изготовления колодок служили граб, клен, бук и чинарь.

Другим не менее важным направлением деятельности промысловой кооперации было снабжение армии обозно-хозяйственным имуществом, изготовление которого производилось по специальному заказу Управления промкооперации при СНК РСФСР. От того, насколько хорошо были снабжены войска Красной армии средствами для подвоза боеприпасов к линии фронта, зависела жизнь многих людей. Обозы использовались также для эвакуации мирного населения, промышленно-бытового имущества. Выпуск такой важной продукции особенно во время войны трудно переоценить.

Оценивая значимость этой работы, артели промысловой кооперации с большим энтузиазмом трудились над выпуском продукции для фронта. Кооперативные предприятия, систематически поставляя Красной армии обозно-хозяйственное имущество (повозки, детали для обозов, походные кухни, термосы и многое другое) способствовали усилению обороноспособности армии. Управление же промкооперации при СНК РСФСР не только усилило контроль над выпуском продукции, но и установило план по изготовлению обозно-хозяйственного имущества для артелей. Руководителей края предупредили о судебной ответственности за несвоевременность поставок и плохое качество выпускаемой продукции. Однако, не смотря на строгие меры, принятые Управлением промкооперации, производство и поставка обозно-хозяйственного имущества для Красной армии во втором полугодии 1941 года уменьшились. Причина состояла в том, что большинство артелей, привыкнув к централизованному снабжению, ждали полного обеспечения материалом, но в период войны сделать это было достаточно сложно, а порой вообще невозможно. С целью улучшения снабжения фронта обозно-хозяйственным имуществом предприятия были вынуждены отойти от привычных схем и срочно перестроить свою работу, что позволило увеличить выпуск данного вида продукции.

Заместитель начальника Управления промкооперации при СНК РСФСР Шкодин разослал по краевым управлениям промкооперации постановление, в котором предлагалось «руководству предприятий использовать местное сырье и отходы от производства государственных предприятий»[11]. Артелями была проделана большая работа по использованию отходов, имеющихся на государственных предприятиях и металлических базах Ставропольского края. В указанном документе работники артелей также предупреждались о том, что к лицам, виновным в срыве поставок обозно-хозяйственного имущества на фронт, будут применяться меры судебного наказания. Благодаря строгому контролю со стороны руководства за выпуском обозно-хозяйственного имущества и самоотверженному труду работников артелей воинские части Северного Кавказа систематически получали крайне важный для них и дефицитный зачастую вид продукции кооператоров.

В первые месяцы войны политика правительства была направлена и на то, чтобы улучшить дисциплину на государственных и кооперативных предприятиях посредством наказания, что было вызвано сложной военной обстановкой. Учитывая все трудности, связанные с военными действиями на территории государства, советское правительство вынуждено было пойти также на ряд отступлений от государственных стандартов на уже готовую продукцию и особенно на ту, что была срочно необходима фронту. Эта мера должна была привести к увеличению выпуска продукции для Красной армии. В апреле 1942 года Всесоюзным комитетом стандартов при СНК СССР был написан ряд постановлений с изменением государственных стандартов, которые разрешали отступление от норм, принятых в 1940 году. Естественно, что такое отступление отрицательно влияло на качество производимой продукции, но это была вынужденная мера. Например, в постановлении «О внесении изменений в ГОСТ 604-41 оси одноконных и пароконных повозок» Всесоюзным комитетом стандартов Совнаркома СССР допускался ряд отступлений в изготовлении некоторых типов колесных осей, разрешалась вопреки прежним требованиям их сварка в лопастной части, правда, с обязательным сохранением прочности изделия[12]. Все эти изменения стандартов, позволившие увеличить выпуск продукции, однако значительно ухудшившие ее качество, происходили с разрешения и утверждения главного интенданта Красной армии (ГИУ КА).

Предприятия промкооперации способствовали обеспечению сформированных войск обмундированием и снаряжением. Артели промкооператоров исследуемого региона изготовили для 15-го кавалерийского полка (кавп) и 56-й кавалерийской дивизии (кавд), формировавшихся на Кавказе, комплекты обмундирования и снаряжения. В частности, для 15 кавп: торб конских – 2330 штук на сумму 4710 рублей; гранатных сумок – 2013 штук на 10346 рублей 82 копейки; для 56 кавд: патронташей – 807 штук на сумму 3437 рублей 82 копейки; поясов кожаных с портупеей – 1013 штук на сумму 14.289 рублей; ведер брезентовых – 50 штук на сумму 4785 рублей[13]. Выполнение заказов контролировал лично генерал-майор Гречкин.

В условиях войны, когда производство резко сократилось и по объективным причинам доставка товаров широкого потребления из-за пределов края была затруднена, перед промысловой кооперацией стояла задача в кратчайшие сроки наладить производство многих видов товаров народного потребления. Тем более, что включившись в процесс обеспечения Красной армии всем необходимым, артели Ставрополья заметно ослабили поставку на внутренний рынок страны товаров широкого потребления и продовольствия, план по которым в 1941 году удалось выполнить только на 30 проц.

Отрицательную роль в значительной мере сыграло и отсутствие достаточного количества сырья, а также работников, ушедших на фронт. Для улучшения и упорядочения системы снабжения населения продуктами питания с 1 сентября 1941 года правительство приняло решение о введении карточной системы. Ограничение вводилось на такие продукты питания как хлеб, сахар, кондитерские изделия и т.д.

Местные органы власти считали, что существующая в 1941 году организационная структура промкооперации не обеспечивает в условиях военного времени единого и правильного руководства сообществами кооператоров. В связи с этим осуществлялась реорганизация системы, которую начали с ликвидации отраслевых промсоюзов. Промыслово-кооперативные артели ликвидируемых союзов переходили в подчинение уполномоченного управления промкооперации края. Карачаевский и Черкесский областной и Кизлярский окружной разнопромсоюзы, как территориальные, было решено оставить без изменения. Подчиняться эти союзы должны были уполномоченному Управления промкооперации РСФСР при крайсовете. Вновь созданный аппарат состоял из: секторов — планово-хозяйственного, производственно-технического, капитального строительства, финансово-счетного, организационно-массового, кадров, административно-хозяйственного спецсектора; конторы снабжения и сбыта, базы снабсбыта. Всего в аппарате работало 111 человек[14]. Позднее, в марте 1942 года, постановление крайкома ВКП(б) и исполкома крайсовета изменили, восстановив крайстромтранссоюз промкооперации с местонахождением в г. Ворошиловске. Укомплектовывался аппарат союза кадрами непосредственно уполномоченным управления промкооперации Новиковым.

Управление промысловой кооперацией при СНК РСФСР провело анализ работы промсоветов и промсоюзов краев и областей страны за 1941 год. Были получены следующие результаты: за 11 месяцев этого года вся кооперативная промышленность края выпустила продукции на сумму 136 млн. 317 тыс. рублей или на 85,3 проц. В том числе: крайпромсоветом на 109 млн. 768,8 тыс. рублей (84,6 проц); крайлеспромсоветом – 6 млн. 056,2 тыс. рублей (84,2 проц); крайкоопинсоюз – на 20 млн. 492 тыс. рублей (84,6 проц). Для сравнения – все государственные предприятия края за тот же срок изготовили продукции на 170 млн. 679,3 тыс. рублей (86,2 проц.)[15]. Если судить по отдельным видам продукции, то предприятиями промкооперации края в течение 1941 года для Красной армии было выработано: валенок – 8616, рукавиц – 6300, носков – 6300 пар, полушубков – 18 900 и шапок – 3617 штук, 7000 портянок[16]. Потенциал предприятий позволял изготовить значительно больше продукции для фронта, однако слабое снабжение необходимыми материалами не позволяло это сделать. Обуславливалось это тем, что за последние месяцы уходящего года, как уже упоминалось, была прервана связь со снабженческими организациями, из-за чего сырье поступало с перебоями. Помимо того многие артели за время первых месяцев войны были переведены на выполнение спецзаданий, которые они получали большей частью от начальника Управления промкооперации при СНК РСФСР и иногда от краевых организаций. При этом если краевые организации выполнение своих заказов в той или иной мере материально обеспечивали путем перераспределения внутренних ресурсов, то высшее руководство столь важный момент упускало из виду, что зачастую приводило к срыву ответственных заданий. Например, изготовление милитаризованных повозок IIX-40, подков и гвоздей было сорвано из-за полного отсутствия на местах специализированного металла и отсутствия возможности получить его из-за пределов края. По той же причине задержалось изготовление плащ-палаток, пошив которых должен был осуществляться из специального материала, не поставленного артелям. Выручала в подобных случаях, не всегда, правда, находчивость кооператоров, справлявшихся со спецзаказами за счет фондов ширпотреба. Так происходило, например, с заказом на пошив армейского обмундирования (гимнастерок, брюк, телогреек, ватных брюк).

Большие надежды на улучшение снабжения края сырьем и материалами возлагалось на строящуюся железнодорожную линию Кизляр – Астрахань. Секретарь Орджоникидзевского крайкома ВКП (б) М.А. Суслов назвал эту стройку, в которой участвовали и кооператоры, самой важной в крае. Для нее артели Кизлярского района, к примеру, заготовили около 50 тыс. м2 камышитовых щитов и 1500 тачек, оказывая при этом помощь в размещении и организации питания для строителей[17].

Промсоветы и союзы, утверждая задания по производству главнейших изделий широкого потребления на 1942 год, стали учитывать возможности использования местного сырья и отходов. Сперва устанавливали минимальные цифры, рассчитывая в случае выявления на месте дополнительных производственных ресурсов, увеличить их по согласованию с исполнительной властью на местах. В годовом задании Ставропольского промыслового совета, например, были отражены следующие изделия, в которых край больше всего нуждался: телеги крестьянские – 2000, бочки и кадки – 1000, корзины – 4000, гончарные изделия – 2 млн. 400 тыс., щетки хозяйственные – 50 тыс., бруски – 20 тыс., гребни и расчески – 200 тыс. штук, веревка хозяйственная – 400 т, шорные изделия – 10 тыс. комплектов, скобяные изделия – на 25 тыс. рублей. В том же году артели должны были увеличить заготовку дикорастущих ягод до 30, плодов до 80 т, а рыбы до 1000 центнеров; намечалось отремонтировать обуви не менее 1760 пар[18].

Учитывались и возрастающие нужды медучреждений. Так, в связи с тем, что эвакогоспиталям Орджоникидзевского (Ставропольского) края срочно потребовался медицинский гипс в количестве 100 т, артель «Прогресс» г. Пятигорска (ст. Минутка) незамедлительно организовала его выпуск[19]. Снабжением госпиталей занимались и артели инвалидов. К примеру, артель «Первое мая» (тоже г. Пятигорск) изготавливала топчаны, мебель, матрацы и другую продукцию, необходимую для раненых солдат и офицеров Красной армии.

Предприятия кооперативной промышленности выполняли очень важную гуманную миссию, осуществляя шефство над проходившими лечение в госпиталях, которое заключалось в оказании помощи по уходу за ранеными, в проведении культурно-массовой работы, в ведении переписки с родными выздоравливающих и т.п. Например, артель «Зернохлеб» шефствовала над госпиталями № 3799 и № 2171 совместно с несколькими государственными предприятиями.

Кооперативные предприятия способствовали решению еще одной очень важной и сложной проблемы – трудоустройство граждан. Эта деятельность кооперативной промышленности давала возможность многим семьям выжить в трудное военное время. Особенное внимание уделялось инвалидам войны с оказанием им помощи в поиске посильной работы, приобретении новых профессий, в адаптации и реабилитации после пережитого.

Вопросы обучения и трудоустройства инвалидов находились в ведении Народного комиссариата социального обеспечения (НКСО) РСФСР, где был создан соответствующий отдел. Под особый контроль при этом были взяты предприятия кооперации инвалидов, которые непосредственно решали проблемы трудоустройства увечных.

Кооперативная промышленность способствовала и снабжению населения края теми видами продукции, которая до войны в основном завозилась из других регионов. Когда в сложной обстановке военного времени нарушился выпуск спичек, необходимых армии и мирному населению, то именно предприятиям промысловой кооперации было поручено в кратчайший срок решить эту проблему в соответствии с приказом Управления промкооперации при СНК РСФСР и распоряжением Совнаркома СССР (№ 12 от 9 апреля и № 5304-р от 31 марта 1942 г.) Этими документами предписывалось организовать в течение второго квартала 1942-го 77 кустарных спичечных предприятий, производящих по 10 тыс. ящиков продукции в год. Для этого Совнарком разрешил производить заготовку древесины в близлежащих лесах местного назначения, исключая рубку в сосновых насаждениях. Так же было дано разрешение производить упаковку в мягкой таре – бумажных пакетах.

Одними из первых в решение столь важной задачи включились предприятия промысловой кооперация Ставропольского края, в кратчайший срок открыв 3 новых предприятия по изготовлению спичек требуемой мощности. Для поддержки кооперативов Управление промкооперации при СНК РСФСР приняло решение освободить артели от уплаты налога с оборота, что способствовало более эффективной их деятельности и увеличению спичечного производства.

В 1942 году промкооперация вела также работу по организации производства суровых ниток в интересах артелей, осуществлявших шитье и ремонт одежды. Одновременно был налажен выпуск шпагата и оберточной пакли на базе соломки масленичного льна.

Факты открытия новых и перестройки уже существующих предприятий промкооперации для дальнейшего выпуска необходимой продукции подтверждают жизнеспособность и мобильность кооперативных предприятий, которые сыграли значительную роль в победе советского народа над фашистской Германией.

В первом полугодии 1942 года артелями промкооперации продолжалась работа и по снабжению мирного населения края необходимой продукцией с использованием местного сырья. Артели изготавливали гончарные изделия (чашки, кувшины, крынки, горшки, кружки, банки, макитры для теста), шорные изделия (уздечки, хомуты, седелки, вожжи), металлоизделия (ножи кухонные, вилки, щипцы, сковородки, воронки, терки, чайники, котелки, ведра, рукомойники, лампы, петли, шпингалеты, замки, задвижки оконные, крючки, грабли, вилы), москательные товары (замазку, краски, наждачную бумагу, сапожный крем, колесную мазь, деготь), текстильно-галантерейные изделия (чулки, носки, одеяла, мелки, зубной порошок). И это далеко не весь список товаров, выпускаемых артелями промкооперации края, использовавших в целях экономии и увеличения производства, например металлических и деревянных изделий, отходы государственных предприятий и местные породы древесины. Не забывали работники кооперативной промышленности и о детях, выпуская для них игрушки с привлечением к этой работе так называемых надомников, занятых помимо того изготовлением роговых изделий, ложек, корзин, заготовкой сырья совместно с домохозяйками и эвакуированными гражданами. Что касается сырьевых запасов, то местные органы власти предложили сформировать гужтранспортные колонны для вывозки сырья в интересах местной государственной и кооперативной промышленности из Карачаевской области, а также воспользоваться банковским кредитом для закупки в нужных количествах необходимых материалов[20].

В 1942 году, несмотря на все сложности военного времени, кооперативная промышленность Ставрополья и Карачаево-Черкессии работала над расширением сети предприятий по ремонту, бытовому и хозяйственному обслуживанию населения. Было запланировано открыть еще 116 ремонтных мастерских, в том числе крайпросоветом – 91; крайкоопинсоюзом – 23; крайлеспромсоюзом – 2[21]. Выполнить полностью намеченные планы помешала начавшаяся в августе 1942-го немецкая оккупация края.

Предприятиями промкооперации были также организованы пункты по переработке сырья в сельских и районных центрах. На них перерабатывались принимаемые от колхозников и единоличников, выполнивших государственные поставки, текстиль, кожа, шубные овчины, шерсть, пеньковые волокна и т.п. Если прием сырья на переработку от колхозов, колхозников и единоличников не оговаривался никакими условиями, то промысловые кооперативы были поставлены государством в особые рамки, установленные СНК СССР и ЦК ВКП (б). Например, существовал принципиально строгий подход к качеству сырья, принимаемого от кооперативных предприятий, в то время как государственные предприятия пользовались в подобных случаях определенным послаблением.

Для того, чтобы справляться с задачами, которые ставило советское правительство перед кооперативными предприятиями, артели, занятые производством ширпотреба, переводились на двухсменную работу, что позволило значительно увеличить выпуск продукции. Но вопрос о квалифицированных кадрах по-прежнему оставался не решенным. От его решения напрямую зависело выполнение государственного плана. Поэтому в срочном порядке руководством артелей была организована краткосрочная подготовка рабочих по ряду производств: веревочному, сетевязальному, кожобувному, обозному, кузнечному, бондарному, и другим промыслам. Например, проектной конторе «Роскопромпроект» в двухмесячный срок государственным планом предписывалось разработать типовые проекты строительства мастерских по переработке овчины, кожсырья, шерсти и льно-пенькового волокна. Сложность заключалась в том, что материального потенциала у артелей было не достаточно при отсутствии нужного количества высококвалифицированных кадров. Именно поэтому было принято решение о более широком использовании в 1942 году кредитов Госбанка и Торгбанка.

Артели промкооперации активно включились в процесс лесозаготовки, для чего ими был отремонтирован и заготовлен необходимый инвентарь (упряжь, телеги, сани, подсанки и т.д.). Для работы артелям необходимо было и газогенераторное топливо. Вывоз древесины осуществлялся с использованием тягловой силы, для чего принимались меры против истощения скота, разрешалось использовать на лесовывозке обозы транспортных союзов.

Повышение производительности труда достигалось следующим образом: при проведении лесозаготовок непосредственно в лесу организовывалось котловое питание с помощью подсобных хозяйств; сокращался штат работников, занимающихся доставкой питания, которых перебрасывали на более важные участки производства; в лесозаготовительных артелях создавались производственные бригады возчиков и лесорубов; пропагандировалось, внедрялось и развивалось стахановское движение среди лесозаготовительных и иных артелей, а также использовались другие формы и методы.

Управленцы, помимо того, считали, что в условиях военного времени нельзя уповать только на сознательность артельцев, но и осуществлять повсеместно жесткий контроль, который может стать действенным способом для повышения производительности труда во всех промысловых артелях. Таким образом Управление промкооперации сознательно усилило воздействие и на лесозаготовительные артели, что и впрямь способствовало изменению ситуации в лесопроизводстве в лучшую сторону, хотя моральных и юридических издержек при этом избежать не удалось.

Первый год войны показал, что в такой сложной обстановке, когда произошла утрата значительной части экономического потенциала, были разрушены промышленные предприятия, потеряна часть людских ресурсов, кооперативная промышленность Ставрополья и Карачаево-Черкессии стала дополнительным источником обеспечения Красной армии и населения необходимой продукцией. Предприятия кооперативной промышленности быстро и с небольшими затратами перестроили технологические процессы на выпуск необходимой продукции, что позволило им наравне с государственными предприятиями выполнять правительственные заказы. Промысловые и инвалидные кооперативные предприятия сыграли  значительную роль и в решении важных социально-экономических проблем Ставрополья и Карачаево-Черкессии, что тоже явилось достойным вкладом в победу в Великой Отечественной войне.

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ



[1] Известия ЦК КПСС. 1990. № 6. С. 201, 202.

[2] Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам (1917-1967 гг.). М.,1968. Т. 3. С. 37-38.

[3] Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 395. Оп. 1. Д. 493. Л. 2.

[4] Государственный архив Ставропольского края (ГАСК). Ф. 2775. Оп. 1. Д. 34. Л. 73.

[5] Государственный архив научных исследований Ставропольского края (ГАНИСК). Ф. 1.Оп. 2. Д. 239. Л. 109.

[6] Там же. Д. 57. Л. 139.

[7] ГАСК. Ф. 2775. Оп. 1. Д. 34. Л. 70.

[8] Судавцов Н.Д. Борьба тружеников Ставрополья за перестройку народного хозяйства края на военный лад // Сборник научных статей. Великая Отечественная война: история и современность. Ставрополь, 1995. С. 68.

[9] ГАСК. Ф. 2775. Оп. 1. Д. 2. Л. 72.

[10] Там же. Л. 71.

[11] Там  же. Д. 6. Л. 28.

[12] Там же. Л. 28.

[13] ГАНИСК. Ф. 1. Оп. 2. Д. 57. Л. 128.

[14] Там же. Д. 44. Л. 13.

[15] Там же. Д. 57. Л. 175.

[16] Там же. Л. 177.

[17] Там же. Д. 40. Л. 1.

[18] ГАСК. Ф. 2775. Оп. 1. Д. 6. Л. 320.

[19] ГАНИСК. Ф. 1. Оп. 2. Д. 218. Л. 15.

[20] Там же. Д. 210. Л. 27.

[21] Там же. Д. 212. Л. 100.

 

 

Печалова Лариса Викторовна родилась 17 декабря 1965 года в Ставрополе. В 1990 году окончила Ставропольский государственный университет. В настоящее время является методистом, преподавателем истории России Ставропольского строительного техникума. Длительное время занимается исследованием деятельности промысловой кооперации и кооперации инвалидов Северного Кавказа в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., опубликовав по этой теме около десяти научных работ. Под научным руководством доктора исторических наук, профессора Ставропольского университета Н.Д. Судавцова трудится над диссертацией по соисканию степени кандидата исторических наук.