СЫНЫ ОСЕТИИ И РОССИИ ДУДАР И ГЕОРГИЙ КАРАЕВЫ — ПОБРАТИМЫ БОЛГАРИИ

image_pdfimage_print

Около двадцати лет назад, а точнее в феврале 1987 года, из Ленинграда в Цхинвали, в музей боевой славы Южной Осетии, пришли по почте исторические материалы из личного архива генерала Георгия Николаевича Караева. Некоторые из них были очень редкостными, свидетельствовавшими о том, как осетинский юноша Дудар (Николай) Караев во время Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. сражался за освобождение болгарского народа от турецкого ига, а спустя многие годы его сын Георгий, прошедший по дорогам Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., стал одним из основателей Общества советско-болгарской дружбы.

 

ВО ВТОРОЙ половине XIX века национально-освободительная война балканских народов против османского ига особенно обострилась. Одним из центров объединения патриотических сил, где появились первые формирования болгарского ополчения, становится Кишинев. Сюда и проделал утомительный путь из Осетии на верном скакуне Дудар Караев. В фондах музея боевой славы Южной Осетии хранится копия его докладной записки на имя командира ополченцев генерал-майора Н.Г. Столетова. «Желая поступить в число охотников вверенных Вашему превосходительству болгарских дружин, – писал юный доброволец, – имею честь покорнейше просить ходатайства Вашего превосходительства о зачислении меня в число таковых. При сем имею честь присовокупить, что я находился на службе в Сербии, в армии его превосходительства генерала Черняева, о чем свидетельствуют прилагаемые при сем бумаги. 22 апреля* 1877 г. Осетин Николай Караев».

Зачисленный ординарцем командира дружинников подполковника П.П. Калитина и принимая участие в боях при Уфнали, Казанлыке, Эски-Загре, при взятии Шипкинской укрепленной позиции, Дудар отличался безграничной храбростью и находчивостью. По свидетельству командира бригады принца Александра Ольденбургского, «Караев неоднократно совершал подвиги отличительной храбрости». Имеется описание одного из сражений, когда Дудар, спасая раненого ротного командира, отдал ему свою лошадь. При окружении на Шипкинском перевале он спас бывшего бригадного командира князя Вяземского, самоотверженно защищал знамя, участвовал в ночных атаках в ущелье под Лысой горой.

Отправка юного Дудара Караева в далекую Болгарию на защиту местного населения от османских правителей была не случайностью, а закономерностью, вытекающей из традиционно преданного отношения Осетии к своей покровительнице и заступнице — России. Еще задолго до ее добровольного вхождения в состав Российского государства (октябрь 1774 г.) осетины сражались в составе войск Петра I против Швеции в Северной (1700–1721), затем в Семилетней (1756–1763) и в дальнейшем во всех русско-турецких войнах. Прах 166 отважных осетинских воинов покоится рядом с прахом русских героев на Шипке, как напоминание о вечной дружбе сынов России и Осетии — побратимов Болгарии. К сожалению, в последнее время на болгарской земле стали забывать об истории вековых связей. Вот и о подвигах Дудара Караева, похоже, стирается здесь память. А ведь еще сравнительно недавно болгарской киностудией был снят документальный фильм «С любовью о брате», в котором рассказывалось о формировании болгарского ополчения в Кишиневе, о бесстрашном юном герое-осетине.

О ПЕРВОЙ встрече, вернее столкновении Дудара с турецкими башибузуками можно судить по документам из архива генерала Караева. Дудар об этом событии вспоминал так: «Ехали по дороге. Вдруг из виноградников к нам навстречу выпрыгнул болгарский мальчик. Подбежал ко мне, плачет и показывает рукой за дорогу, в сторону деревни. Я понял, что в деревне что-то неладное, и тронул коня. Как только приблизился к деревне, увидел: какой-то турок тащит молодую болгарку за волосы, маленькая девочка с плачем вцепилась в подол материнского платья, не отпускает ее. Турок пнул ногой девочку и та упала наземь. Я тотчас… подскочил к нему и застрелил из пистолета. В этот момент из-за угла выскочил на коне другой турок. Он выстрелил в меня. Не знаю, то ли лошадь дернулась или еще почему, но пуля в меня не попала. Турок когда это увидел, повернул коня и помчался во весь дух. Но не так легко было удрать от моего верного скакуна. Догнал я его и полоснул саблей. На память забрал его пистолет».

Отправиться в той обстановке в разведку считалось равносильно смерти. Вот почему генерал Столетов позвал добровольцев. Узнав про то, Караев подошел к своему командиру за разрешением. Подполковник передал его просьбу генералу. Столетов поблагодарил уже известного ему храбреца, поставил задачу, и Дудар направил коня в указанную ему сторону. Конечно же, он не ведал о том, что недалеко в ложбине притаились два турецких батальона. Но и противник, устроивший засаду, не рассчитывал увидеть одиночного конника со стороны русских, ожидая, по данным своей разведки, целую колонну. Вот почему лишь только на дороге между виноградниками замаячила фигура всадника, турки открыли по нему огонь. Но конь вынес Дудара живым.

За мужество и доблесть, проявленные в боях за Уфнали и Эски-Загра, Дудар Караев был награжден Георгиевским крестом 4-й степени.

Бои за перевал шли затяжные и жестокие. В одном из них Дудар был ранен в голову. К счастью пуля, не причинив большого вреда, только сорвала кожу, так что после перевязки он снова занял свое место. Тогда-то он удостоился очередной награды – Георгиевского креста 3-й степени.

Караев находился в Габровском госпитале, когда узнал, что после оборонительных боев за Шипкинский перевал наши войска готовятся к активным действиям, и он сбежал из госпиталя. В горячее дело попасть успел, но открылась незажившая рана на ноге, когда Дудар, опираясь на палку, преодолевал горную крутизну. Дальше друзья спускали его вниз уже на веревках.

Генерал Столетов перед строем от имени командования вручил Дудару Караеву именную саблю**. Кроме того его произвели в офицеры.

БОЕВОЙ путь героя Шипки длился до последних дней войны, завершившейся полным освобождением Болгарии. После этого он, побывав в Петербурге, возвратился в Осетию, в родное Цмти. Старейшины села встретили земляка с большим почетом. На общем собрании они подарили ему фотографию с изображением пятерых самых уважаемых односельчан с такой надписью: «На память молодому парню Дудару в честь возвращения его с победой. Мы гордимся теми достойными людьми, кто высоко держит честь наших предков. 1879 г., 21 апреля».

За участие в сербско-турецкой и русско-турецкой войнах, за проявленные мужество и героизм Караев был награжден 17 русскими, болгарскими, сербскими, румынскими и французскими орденами и медалями, а князь Сербии Милан помимо вручения боевого ордена и серебряной медали присвоил ему звание подпоручика.

В конце восьмидесятых годов прошлого века в Национальном музее болгаро-советской дружбы появились пистолет и кинжал Дудара Караева. Их передал побратимам-болгарам председатель ленинградского отделения Общества советско-болгарской дружбы, сын храброго ополченца Георгий Николаевич Караев. Эти ценные семейные реликвии были включены в экспозицию музея наряду с почетной саблей Дудара, которую тот получил лично от генерала Н.Г. Столетова и которую передал генерал Г.Н. Караев еще в 1961 году в тот же Национальный музей в Софии.

Сын явился достойным продолжателем военной славы отца. О своей службе генерал Караев вспоминал так.

«В 1912 году я, 20-летний юнкер, успешно окончивший учебу в стенах Павловского военного училища, был произведен в подпоручики. На Первую мировую войну выступил командиром роты. В этой должности участвовал в бою на реке Неман, у курорта Друскайики и у м. Меречь. Рота, которой я командовал, отразила здесь повторные атаки двух немецких кавалерийских полков, стремившихся захватить в этом месте шоссейную переправу через р. Неман. За этот бой я был награжден Георгиевским оружием. Весной 1915 года был переведен в крепость Зегрж, где принимал участие в боях на реке Нарев и в последующем отступлении и арьергардных боях под Варшавой, за Воронежскую пущу на подступах к Минску.

После ранения и выздоровления я был назначен командиром 7-й роты 171-го пехотного запасного батальона.

Осенью 1916 года я был направлен в Галицию. Участвовал в боях на Буковине и в Румынии. Здесь в окопах встретил весть о свержении царизма. Тогда же я был избран солдатами сперва в ротный, а затем в полковой комитет. Принял командование батальоном.

После сильной контузии в чине штабс-капитана был эвакуирован в военный госпиталь, дислоцировавшийся в городе Рязани».

В 1918 году Г.Н. Караев вступил добровольцем в Красную армию. В годы Гражданской войны участвовал в боевых действиях на всех фронтах. В 1921 году во время изгнания интервентов из Закавказья занимал должности начальника оперативного отдела штаба 11-й армии. В 1924 году направлен на высшие тактическо-строевые курсы в Москву, которые окончил осенью следующего года. Здесь произошла его встреча с М.В. Фрунзе, который за несколько лет до нее вручал ему именные золотые часы, как отличившемуся командиру в бою за переправу через р. Белую.

«После Гражданской войны, – вспоминал впоследствии 90-летний генерал Г.Н. Караев, навестивший в 1981-м, за три года до своей кончины, родную Осетию, – я был направлен на высшие командирские курсы усовершенствования.  И здесь вновь встретился с Фрунзе. Он узнал меня и попросил зайти к себе.

Во время беседы Михаил Васильевич сказал так: «Вы же кадровый офицер». «Да, – говорю, – товарищ нарком». «Вы должны хорошо знать строевую подготовку. Мы переходим на новое комплектование армии, к нам придет молодое пополнение. Напишите статью о строевой подготовке».

Я неделю готовил эту статью. Затем показал ее М.В. Фрунзе. Он сказал: «Хорошо». Через две–три недели статья была напечатана в «Военном вестнике»***. Это послужило началом моей военно-публицистической и научной работы. После знаменательной беседы с М.В. Фрунзе мною написаны сотни научных трудов, книг, статей.

Начиная с 1925 года, моя служба была связана с работой в военно-учебных заведениях по подготовке офицерских кадров».

В Великую Отечественную Г.Н. Караев продолжал готовить командные кадры Красной армии. В первый период войны комбриг Караев принимает участие в организации и устройстве укреплений на подступах к Ленинграду. В январе 1943 году ему присвоили звание генерал-майора.

Всем известно, какое значение придавало немецко-фашистское командование захвату Пулковских высот. Овладение этими ключевыми позициями позволило бы противнику проникнуть в город, однако все его попытки прорвать оборону войск Ленинградского фронта на всем южном и юго-западном участке от Финского залива до Пулково кончались провалом. Эти события отразились в историческом романе «Пулковский меридиан», который Г.Н. Караев написал вместе с Л.В. Успенским, бывшим сотрудником журнала «Костер». Примечательны поэтому воспоминания известного ленинградского писателя Петра Капицы, нашедшие отражение в его повести «Блокадная зима». Вот короткий отрывок из этих воспоминаний:

«В Пубалте**** я вдруг встретил Льва Успенского. Он был во флотской шинели с серебристыми нашивками интенданта.

– Откуда? – недоумевая, спросил я, так как знал, в каких частях и на каких кораблях находятся ленинградские писатели-маринисты, а о нем ничего не слышал.

– Из Лебяжьего, газета «Боевой залп!» – стискивая в своей большой руке мою, ответил он. – Житель Малой земли.

«Малой землей» у нас назывался ораниенбаумский «пятачок». Судьба занесла Льва Васильевича в места, о которых он писал с Караевым в романе «Пулковский меридиан».

– Будет второй роман? – поинтересовался я.

– Непременно, осталось только выжить».

Жители Ленинграда хорошо помнят голос Караева по радио, вселявший в сердца людей веру в скорое освобождение от гитлеровских захватчиков.

Георгий Николаевич имел 26 правительственных наград, в том числе орден Ленина и три ордена Красного Знамени. Отдав 45 лет своей жизни военной службе, кандидат военных наук генерал-майор Г.Н. Караев в 1955 году вышел в отставку. Но еще десятилетия, до самой смерти, он верно и честно служил своему Отечеству.

В 1966 году за активную деятельность по укреплению братской дружбы между советским и болгарским народами и в связи с 75-летием со дня рождения Г.Н. Караев удостоился от правительства Народной Республики Болгария ордена Георгия Димитрова.

Всего Г.Н. Караевым в своей стране и за рубежом опубликовано более 250 книг и научных трудов, относящихся к различным вопросам истории России и Болгарии.

В.И. ГАССИЕВ

 

* Даты до 14 февраля 1918 года приведены по ст. стилю.

** Это боевое оружие вместе с фотографией Д. Караева впоследствии передадут в Софию, в Национальный музей советско-болгарской дружбы, а остальные боевые принадлежности героя – в Северо-Осетинский краеведческий музей.

*** Военный вестник. 1924. № 42.

**** Политуправление Балтийского флота.

 

 

Гассиев Валерий Иванович — кандидат исторических наук, заведующий музеем боевой славы Южной Осетии (г. Цхинвали)