218 ОТДЕЛЬНАЯ ТАНКОВАЯ БРИГАДА В НАСТУПЛЕНИИ НА МУДАНЬЦЗЯН

image_pdfimage_print

Судьба человека, отрывок из воспоминаний которого мы сегодня публикуем, похожа на судьбы тысяч его сограждан. Уроженец Украины Афанасий Петрович Величко воевал на фронтах Гражданской войны, был ранен, болел тифом. В 1924 году в Харькове окончил школу Червонных старшин (красных командиров), затем кавалерийскую школу имени С.М. Буденного в Кировограде. В 1929 году был переведен на Дальний Восток, где служил на командных и штабных должностях в 87-м кавалерийском полку. В начале 1930-х годов лихой кавалерист переквалифицируется в танкиста. Перед войной А.П. Величко командует 186-м учебным танковым батальоном 48-й отдельной танковой бригады, дислоцированной в Приморье. Начало войны с Японией полковник А.П. Величко встретил в должности командира 218-й отдельной танковой бригады, входившей в состав 5-й армии генерал-полковника Н.И. Крылова 1-го Дальневосточного фронта под командованием Маршала Советского Союза К.А. Мерецкова. В первый же день наступления армия прорвала Суйфыньхэйский укрепленный район и продвинулась в глубину до 23 км.

После войны А.П. Величко служил на различных командных должностях в Белорусском, Туркестанском, Северном военных округах. В 1954 году был уволен в запас. К сожалению, у нас нет сведений о его дальнейшей судьбе. Материал, который мы сегодня публикуем, прислал в редакцию из Ставрополя Владимир Яковлевич Мовзалевский, ветеран войны, возглавляющий краевое общественное объединение юных участников Великой Отечественной войны.

 det-vladivostok621S

…Итак, утром бой! Тяжелый, кровавый. Что встретит каждого из нас по ту сторону маньчжурской границы? Прошли заполненные до отказа работой горячие дни подготовки к боевым действиям с японцами. Изучение местности на границе, отработка и увязка взаимодействия танков с пехотой и артиллерией, отработка с экипажами танков плана боя. Проведены партийные и комсомольские собрания и митинг по поводу обращения военного совета 1-го Дальневосточного фронта к бойцам и командирам, в котором говорилось: «Настал момент покарать преступную, агрессивную Японию, ликвидировать очаг войны и насилия на Дальнем Востоке… На востоке должно развеваться великое знамя свободы и мира между народами».

Высок боевой дух наших танкистов и автоматчиков! В этом большая заслуга политработников бригады во главе с подполковником И.З. Малининым.

Наступила ночь на 9 августа 1945 года. Через границу бесшумно двинулись штурмовые группы, впереди пограничники, а за ними гуськом автоматчики, пулеметчики. Первыми шли проводники. Длинная бичева соединяла проводников со всей группой, надежно обеспечивая точное продвижение.

Выход штурмовых отрядов был рассчитан так, чтобы, продвинувшись вглубь, вплотную к укреплениям врага, одновременно начать боевые действия по объектам штурма. Солдаты шли в бой максимально облегченные, имея лишь то, что нужно для штурма дотов.

Последняя короткая беседа с заместителем по политической части подполковником Малининым. Обнялись с ним, и он ушел в 1-й танковый батальон, с которым вместе на главном направлении пойдет на штурм укреплений японцев.

Тихо. Неслышно ходят от машины к машине командиры, политработники, шепотом отдают последние распоряжения. Сняты с танков брезенты, убрана маскировка. Молча и строго смотрят в темноту ночи танковые пушки, готовые взорвать ее гулкими выстрелами. При свете карманных фонариков, тщательно прикрывая их плащ-палатками, многие бойцы и командиры пишут заявления о приеме в партию, давая этим клятву верности Родине перед боем.

Кругом темнота, скрывающая подготовленные к удару войска 5-й армии генерал-полковника Н.И. Крылова. Надвинулась туча. Начал накрапывать дождь, перешедший в ливень. Все окуталось непроглядной сырой мглой. Кажется, сама природа решила еще раз проверить боеготовность и наступательный порыв наших танкистов и автоматчиков. В час ночи подразделения 63-й стрелковой дивизии без артиллерийской подготовки перешли границу с Восточной Маньчжурией. Путь им преграждали высоты «Офицерская» и «Груша», до половины заросшие густым лесом. В седловине — линия надолбов. На подступах к высоте «Груша» справа протянулся глубокий овраг, частично минированный, слева находилось большое болото, по берегам оплетенное проволокой. На обратных скатах высот противотанковые рвы. Тяжелые бастионы Волынского узла сопротивления Гродековского укрепленного района, ощерившиеся во все стороны амбразурами с усиленными гарнизонами, седлали единственную здесь дорогу, преграждая путь в глубь Маньчжурии.

Блокировав японские укрепления, пехота завязала бой с гарнизонами. Враг оказывал ожесточенное сопротивление, ведя огонь по штурмующим подразделениям. Наши воины подтянули орудия для стрельбы прямой наводкой, а также использовали взрывчатку, огнеметы, чтобы расчистить путь танкам.

В 4.30 даю команду: «По машинам! Заводи!». Оглушительно взревели моторы. Лязгая гусеницами, двинулись с исходных позиций танки бригады, перешли границу и вступили в бой за высоты «Груша» и «Офицерская». Впереди, левее нашего порядка, двигался боевой разведывательный дозор — взвод лейтенанта Я.И. Коротовского, который получил задачу вести танковую разведку местности и огневой системы противника, а с выходом в глубину обороны на 3—4 км захватить мост через реку Сяосуйфынхе и перерезать дорогу на город Сяосуйфынхе (Хобей).

В 5.00 совместные действия пехоты и танков заставили замолчать основные огневые точки японцев. Путь танкам был открыт. Тотчас батальон капитана Куренкова был посажен на машины нашей 218-й танковой бригады и приступил к выполнению задачи в качестве передового подвижного отряда 72-го стрелкового корпуса. Отряд сопровождала батарея самоходных установок капитана Горчнева и взвод мостовой роты капитана Вавилова. Впереди шла танковая разведка, возглавляемая лейтенантом Хусаиновым. Боевой порядок подвижного отряда был построен так, что обеспечивал быстроту марша и давал возможность немедленно открывать огонь.

Головным шел 1-й танковой батальон капитана Белана, справа и слева по танкам ведут огонь расположенные в глубине обороны огневые точки противника.

Плотно закрыты люки танков, прижавшись в броне, сжимая в руках автоматы, тревожно всматриваются в недалекие сопки автоматчики десанта. Вперед, только вперед! Впереди река. Путь к ней преграждает болото. Несколько танков двинулись через болото и застряли. Остальные прошли нормально. Здесь главное — не останавливаться.

Около моста через реку возятся несколько японцев, намереваясь взорвать его. Туда устремляется танковый взвод лейтенанта Коротовского. В это время две автомашины японцев с пехотой на большой скорости направились к мосту. Первым же выстрелом из пушки лейтенант Коротовский разбил головную машину. Вторая свернула с дороги и сразу же застряла. Самураи, бросив исправную машину, безуспешно попытались укрыться в ближайших сопках. Подоспевшие танкисты бригады быстро переправились по захваченному мосту на другой берег. К 9 часам утра танки вышли на узкую шоссейную дорогу, которая тянулась вдоль тыла укрепленного района, а потом поворачивала в горы. Теперь, не задерживаясь, только вперед. Ничего, что сзади на высотах продолжается бой, там пехота и 3-й танковый батальон под командованием капитана Григорьева добивают сопротивляющиеся японские гарнизоны, засевшие в УРе. 10 августа были взяты города Сяосуйфынхэ, Санчагоу, Силиньхэ. Все это создало благоприятные условия для успешного наступления на Муданьцзян.

 

Публикация В.Я. МАВЗОЛЕВСКОГО