Усиливается патрульно-дозорная служба милиции и истребительных батальонов

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье на основе документальных материалов Центрального архива ФСБ России показаны отдельные аспекты деятельности органов государственной безопасности во время боевых действий на территории Воронежской области в 1942—1943 гг.

Summary. On the basis of documentary materials of the Central Archives of the FSB of Russia the article shows some aspects of the activities of the state security bodies during the fighting in the Voronezh Region in 1942-1943.

КАНДАЛОВА Елена Александровна — сотрудник Центрального архива Федеральной службы безопасности Российской Федерации

(101000, Москва, ул. Б. Лубянка, д. 2)

 

«УСИЛИВАЕТСЯ ПАТРУЛЬНО-ДОЗОРНАЯ СЛУЖБА МИЛИЦИИ И ИСТРЕБИТЕЛЬНЫХ БАТАЛЬОНОВ»

 

В Центральном архиве ФСБ России продолжается работа по снятию ограничительных грифов со многих документов, касающихся деятельности органов НКВД во время Великой Отечественной войны. Это относится и к материалам по Воронежской области, по территории которой в 1942—1943 гг. проходила линия фронта. Многочисленные спецсообщения, сводки, доклады, рапорты, телеграммы, поступавшие из областного Управления НКВД в Москву, отражали истинное положение дел как на Воронежском фронте, так и в прифронтовой полосе, а также в оккупированных районах области, показывали отношение населения к захватчикам, борьбу контрразведчиков с мародёрством, дезертирством, немецкими шпионами и диверсантами.

Советские войска перед  наступлением

Советские войска перед
наступлением

Готовя к лету 1942 года большое наступление на южном крыле советско-германского фронта, немецко-фашистское командование первый удар намеревалось нанести на воронежском направлении. Возобновились интенсивные бомбардировки Воронежа, его заводов, транспортных узлов, мостов и других важных объектов. Картина понесённого урона отражалась в документах НКВД. Так, в сводке Управления НКВД по Воронежской области, направленной 7 апреля 1942 года в Москву, сообщалось: «…Авиация противника пятью эшелонами по 3—4 самолёта в каждом произвела налёт на г. Воронеж… Наша истребительная авиация в воздух не поднималась… Всего было сброшено 20 фугасных авиабомб… В результате бомбардировки имеются повреждения: разрушено деревянных жилых домов 4, повреждено 3, разрушено 8 пролётов связи; повреждено 18 пог[онных] метров ж[елезно-]д[орожного] полотна; повреждена силовая и осветительная линия завода № 16… Пострадавшие: убито 4 чел[овека], ранено 6». При этом сообщалось, что ликвидация повреждений и работа по обезвреживанию неразорвавшихся авиабомб началась сразу же после налёта1.

О массированных налётах врага на транспортные коммуникации говорилось и в других документах: «…вражеская авиация в 42 заходах бомбардировала железнодорожный узел ст[анции] Лиски. Сброшено около 1000 авиабомб. Сгорели: вагонное депо… склад продовольствия… разрушены и повреждены 7 путей…»2.

«Основными объектами бомбометания были: мосты через реку Дон — сброшено около 200 авиабомб… депо и станция… разрушено питание энергией водокачки, город остался без воды. В тушении массовых пожаров активное участие принимало население и воинские части…»3. Наиболее ожесточённо немцы бомбили Воронеж 4 и 5 июля, когда на город было сделано свыше 1200 налётов.

От постоянных бомбёжек особенно сильно страдала проводная связь. Разрушенные линии старались быстро восстанавливать, но работали они лишь до следующего налёта. С 16 часов 5 июля 1942 года областной центр окончательно потерял связь с Москвой и районами. Перестала работать и внутригородская сеть, что значительно усугубило положение4.

Наступление гитлеровских войск было весьма стремительным. Если 2 июля немцы подошли к границам Воронежской области и оккупировали лишь некоторые населённые пункты, то к 10 июля в их руках оказалось всё правобережье реки Дон, то есть территория «Воронежской области на фронте шириною 250 км и в глубину от 40 км (на северо-западе области) до 170 км (на юго-западе)»5.

Однако сам город противник полностью захватить не смог. Линия фронта вскоре стабилизировалась, проходя по реке Воронеж, северной и северо-западной окраинам города.

Быстрое продвижение немецких войск затрудняло процесс эвакуации, прежде всего из сельских районов. Нередко случалось, когда ситуация складывалась вот таким образом: «Часть тракторов и комбайнов были попорчены в последнюю минуту; некоторое количество продуктивного скота забито для питания воинских частей, часть лошадей взята на нужды Красной Армии»6.

Хранящиеся в архиве документы дают представление и о внутреннем положении на территории области, о настроениях среди личного состава и населения. При этом случаи дезертирства и мародёрства не являлись исключением. Для борьбы с этими явлениями территориальным органам НКВД приходилось принимать меры чрезвычайного характера. Так, в одном из донесений сообщается, что «предприняты меры для усиления борьбы с дезертирством как агентурным путём, так и путём облав в населённых пунктах… усиливается патрульно-дозорная служба милиции и истребительных батальонов»7.

Ныне рассекреченные документы проливают свет и на такой малоизученный вопрос, как отселение сельских жителей из 25-километровой прифронтовой зоны. Из поступавших в Центр донесений можно сделать вывод, что колхозники Воронежской области всячески противились отселению, боясь потерять в результате этого всё своё имущество. Так, летом и осенью 1942 года из 25-километровой прифронтовой полосы Воронежского фронта надлежало выселить 216 160 человек, однако удалось выселить только 19 662 жителя.

При этом имели место коллективные отказы от эвакуации и оказание сопротивления представителям власти. Например, в колхозе «Заря коммунизма» Павловского района около 500 женщин, стариков и подростков с кольями, вилами, топорами и камнями в руках напали на группу красноармейцев и уполномоченных РК ВКП(б), производивших отселение. В Новоусманском районе большая группа женщин остановила подводу с отселяемой колхозницей и сгрузила её вещи. При задержании одной из женщин остальные пытались избить районного прокурора. В селе Русская Буйловка Павловского района из подлежавших выселению 820 дворов удалось выселить только 30. Остальные жители, позакрывав дома на замок, ушли в лес.

Местным органам НКВД было дано указание арестовывать зачинщиков сопротивления отселению. Так, в «Заре коммунизма» пришлось арестовать более 20 человек. В результате принятых мер к январю 1943 года из прифронтовой полосы Воронежского фронта были отселены 325 074 человека, то есть 94,9 проц. из планируемого числа8.

ЕСЛИ подобное сопротивление властям носило в общем-то открытый характер и не требовало от органов НКВД каких-то специальных мер, то профашистская агитация, распространение лживых слухов, а то и шпионаж в пользу противника, намерения оказывать немцам помощь при захвате районов — всё это делалось тайно, и органам НКВД для борьбы с подобными фактами приходилось усиливать контрразведывательную работу. Кроме того, в их помощи нуждались и военные власти при охране порядка в тылу действующих частей. Работа проводилась как сотрудниками оперативных и неоперативных подразделений УНКВД, так и агентурой, с которой, несмотря на непрерывную бомбардировку города, поддерживалась регулярная связь. Для пресечения мародёрства и подавления вылазок преступных элементов в городе действовали помимо постов милиции около 30 групп, созданных из оперработников НКВД. Кроме того, проводились разведывательные мероприятия, в ходе которых добывались ценные сведения о положении в оккупированных районах города и области, что затем сообщалось в Москву.

Активно велась и зафронтовая работа: к моменту захвата противником правобережья Дона здесь успели создать 39 разведывательных резидентур и почти 60 партизанских отрядов, благодаря чему в УНКВД регулярно поступали ценные данные военного характера, использовавшиеся впоследствии военным командованием, информация об отношении немцев к населению и населения к немцам, о мероприятиях вражеской разведки, о предателях Родины. Отчёты об этом также регулярно направлялись в Центр9.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Центральный архив (ЦА) ФСБ России. Ф. 3. Оп. 9. Д. 92. Л. 33.

2 Там же. Л. 79.

3 Там же. Л. 71.

4 Христофоров В.С. Органы НКВД в боевых действиях на Дону 1942—1943 гг. (по материалам ЦА ФСБ России / Война на Дону. 1942—1943 гг.: Материалы Международной научной конференции. Воронеж, 2008. С. 59.

5 ЦА ФСБ России. Ф. 3. Оп. 9. Д. 92. Л. 90, 91.

6 Там же. Л. 92.

7 Там же. Л. 95, 95 об.

8 Христофоров В.С. Органы госбезопасности СССР в 1941—1945 гг. М., 2011. С. 337, 338.

9 ЦА ФСБ России. Ф. 3. Оп. 9. Д. 92. Л. 97, 97 об., 98.