Контрагитационная деятельность НКИД РСФСР

image_pdfimage_print

Аннотация. Автор анализирует становление и развитие контрагитационной деятельности внешнеполитического ведомства Советской России с момента его создания до преобразования в Наркоминдел СССР.

Summary. The author analyzes emergence and development of the counter-agitation activities of the foreign affairs department of Soviet Russia from its creation to its conversion into the People’s Commissariat of Foreign Affairs of the USSR.

 

ИЗ ИСТОРИИ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОТИВОБОРСТВА

РОМАНОВ Андрей Сергеевич — третий секретарь Историко-документального департамента Министерства иностранных дел Российской Федерации, кандидат исторических наук

(Москва. E-mail: andderoma@mail.ru)

 

КОНТРАГИТАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НКИД РСФСР

 

Советская власть с самого начала уделяла большое внимание международной информации и пропаганде, рассматривая революцию в России как начало международного революционного процесса, который на первых порах считала основным содержанием международных отношений в ближайшие годы. Этими представлениями была продиктована первая информационная акция Наркомата по иностранным делам (НКИД) — опубликование тайных договоров свергнутого правительства.

При формировании НКИД в ноябре 1917 года в нём был создан отдел печати, в обязанности которого вошло информационно-пропагандистское сопровождение внешней политики Советской Республики, в том числе контрагитация — противодействие распространению ложных сведений о ней и распространение информации об истинном положении дел в нашей стране. Аналогичной работой занимались сотрудники бюро печати советских полпредств за границей. Такая «система контрагитации» сложилась не сразу, ей предшествовал период становления. В 1918 году главную роль в контрагитации играли советские представительства за рубежом. С полной изоляцией Советской России в 1919 году эту работу можно было вести только из центра. С начала 1921 года ситуация стала меняться, получили развитие центральный аппарат НКИДа, представительства и торговые миссии за границей.

В.В. Воровский Стокгольм, 1917 г

В.В. Воровский
Стокгольм, 1917 г

В конце 1917 года в условиях военного времени при отсутствии у только что сформированного Наркоминдела заграничного аппарата Совет народных комиссаров стал назначать представителями нашей страны революционеров-эмигрантов, не успевших вернуться на Родину. 19 ноября (2 декабря) 1917 года представителем Советской России в Швеции, Дании и Норвегии был назначен В.В. Воровский. Его уполномоченным в Дании стал Я.З. Суриц. Находившийся в Англии М.М. Литвинов стал советским представителем в Лондоне, о чём он узнал 22 декабря 1917 года (4 января 1918 г.) из вечерних газет, опубликовавших радиосообщение из Петрограда о его назначении.

Как вспоминал в 1925 году Я.А. Берзин, назначенный представителем в Швейцарии, В.И. Ленин «не придавал в то время большого значения чисто дипломатической работе, которой, как он полагал, будет немного. Он обращал внимание прежде всего на информационную деятельность» за границей1.

Эту деятельность в то время понимали как распространение декретов и других документов советской власти, а также материалов о преобразованиях общества на социалистических началах, которые должны были побуждать трудящихся Европы поддерживать Россию и следовать её революционному примеру.

В конце 1917 — начале 1918 года наиболее удобным городом для информационной деятельности был Стокгольм. Он не имел равных по возможностям получения информации о положении в воевавших странах, их позициях по вопросу войны и мира2. В столице нейтральной Швеции были представители противоборствующих блоков, находили пристанище функционеры различных политических партий.

С конца 1917 года всеобщее внимание было приковано к переговорам в Брест-Литовске представителей Советской России и Германии, Австро-Венгрии, Болгарии, Турции. Их срыв привёл к яростной кампании против Воровского со стороны прогерманской печати. Петроград помогал отвечать на неё. «Получаете ли все наши телеграммы, — спрашивал Воровского Ленин, — знаете ли немецкие условия и то, что мы их приняли. Сообщайте ежедневно телеграфом, какие вести у Вас и из заграничной печати»3.

Аналогичная ситуация сложилась в конце лета 1918 года в связи с военной интервенцией Антанты. Нарком иностранных дел Г.В. Чичерин писал Воровскому: «Главная задача — ежедневная, ежечасная борьба против кампании лжи, клеветы и бешеной злобы Антанты»4.

Воровский постоянно встречался с политическими деятелями и журналистами, он и все сотрудники полпредства писали и публиковались в прессе.

Литвинов, став полпредом в Англии, получил от Чичерина указание о том, «что основная цель его деятельности как представителя государства — это распространение правды о Советской России и её политике»5. При активной поддержке русского революционера, политэмигранта и деятеля левого движения Великобритании Ф.А. Ротштейна при «Русском народном посольстве» Литвинова начало действовать «Информационное бюро», которое, «с одной стороны, объективно сообщало о происходящих событиях в России, что интересовало британскую общественность, а с другой — информировало Москву о настроениях в Великобритании. Оно же снабжало НКИД и лично В.И. Ленина необходимой литературой, газетами и журналами»6.

Слова Литвинова об этой его деятельности привёл в своих воспоминаниях известный дипломат И.М. Майский: «Я опубликовал ряд статей в еженедельнике Независимой рабочей партии «Лейбэр Лидер» и некоторых других органах прессы, отпечатал и распространил большое количество всякого рода листовок, памфлетов и т.п.»7. Из печатных материалов, выпущенных Литвиновым, наиболее значимой была его брошюра, вышедшая весной 1918 году на английском языке, «The Bolshevic Revolution, its rise and meaning» («Большевистская революция, её происхождение и значение»).

«С первых же дней моей деятельности как полпреда, — вспоминал Литвинов, — я повёл широкую разъяснительную работу в печати и на собраниях по вопросу об Октябрьской революции и решительно выступил против продолжения войны»8. Он докладывал в НКИД, что «война, рост цен, недостаток продуктов, перспектива новых наборов [в армию] оказывали революционизирующее влияние на английский пролетариат и подготовили его к восприятию и пониманию лозунгов пролетарской революции в России»9.

8 сентября 1918 года Литвинов был арестован в ответ на арест Р. Локкарта в Москве и через месяц в обмен на него был препровождён в Москву через Скандинавию.

Нейтральный Берн, как и Стокгольм, был средоточием разных интернационалистских сил и удобным пунктом для продвижения советских материалов в левую печать Италии, Франции, Испании и в определённой мере Англии.

В середине июня 1918 года советской миссии в Берне было предоставлено право дипкурьерской связи с Москвой, что позволило поставить информационную работу на твёрдое основание. Полпредство наладило выпуск бюллетеня сообщений из Советской России «Russische Nachrichten» («Русские новости») для распространения по редакциям швейцарских газет. Полпред в Швейцарии Я.А. Берзин писал полпреду в Берлине А.А. Иоффе: «…главное, чего мы достигли, это то, что с нами теперь считаются как с известной силой и нас даже побаиваются. Доверие к русским сообщениям «Гаваса» (французское информационное агентство. — Прим. авт.) и «Рейтера» подорвано здесь в значительной мере»10.

Отличия условий и характера информационной деятельности советского полпредства в Берлине определялись полноценным дипломатическим статусом миссии в Германии. Вопросами печати в нём занимались Ю. Ларин и Г.Я. Сокольников. Особенно актуальной эта деятельность стала после убийства в Москве 6 июля германского посла В. Мирбаха. Наркоминдел потребовал от полпредства ежедневно и подробно сообщать о настроениях прессы и политических кругов, даже о самых незначительных нюансах.

17 июля Ю. Ларин направил в НКИД телеграммой первую «газетную сводку» — обзор сообщений немецкой прессы о России и позиции Германии по вопросам международной политики. Миссия в Берлине, несмотря на регулярную и быструю связь с Москвой, не могла быть в курсе всего происходившего в России, поэтому Ларин запрашивал Москву о срочном подтверждении или опровержении злободневных фактов и с получением точных сведений передавал в газеты дементи (от фр. démenti — официальное опровержение).

В двадцатых числах июля Ю. Ларин стал одновременно действовать от имени Берлинского бюро Петроградского телеграфного агентства (ПТА, с 7 сентября 1918 г. — Отделение РОСТА в Берлине). В то время непременным атрибутом дементи стала формулировка: «ПТА (или Берлинское бюро ПТА) уполномочено заявить». За ней скрывалась официальная позиция НКИДа и Советского правительства.

Архивная переписка позволяет проследить первые шаги советского полпредства в Берлине в опровержении недостоверных сообщений иностранной прессы. Так, Ларин в сводке от 26 июля сообщал о первой публикации немецкими газетами сообщения ПТА: «Ввиду систематических тенденциозных известий иностранной печати, что Россия думает заключить союз то с Германией, то с противогерманской коалицией, ПТА уполномочено заявить, что Россия нейтральна и желает оставаться нейтральной и не имеет намерения связать себя ни с одной из борющихся коалиций»11.

31 июля 1918 года Ларин направил Г.В. Чичерину и главному редактору «Известий» Ю.М. Стеклову записку с приложением опровержения, которое «послали в газеты в ответ на появившееся сегодня (31.VII) сообщение Lokal-Anz[eiger]… имевшее в виду русско-германские переговоры»12.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Правда. 1925. 21 января.

2 Зарницкий С., Трофимова Л. Так начинался Наркоминдел. М., 1984. С. 147.

3 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 47.

4 Цит. по: Зарницкий С., Трофимова Л. Указ. соч. С. 165.

5 Там же. С. 179.

6 Соколов В.В. Дипломатическая деятельность академика Ф.А. Ротштейна. 20-е годы XX века // Новая и новейшая история. 2007. № 2. С. 157.

7 Майский И.М. Путешествие в прошлое. М., 1960. С. 75.

8 Там же.

9 Цит. по: Зарницкий С., Трофимова Л. Указ. соч. С. 188.

10 Там же. С. 209.

11 Архив внешней политики Российской Федерации (АВП РФ). Ф. 82. Оп. 1. П. 24. Д. 99. Л. 60.

12 Там же. Л. 94, 94 об.