Использование научно-технических достижений и специалистов фашистской Германии в ходе создания советского ядерного оружия (1945—1955 гг.)

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассказывается об использовании специалистов и научно-технических возможностей поверженной фашистской Германии при создании советского ядерного оружия.

Summary. The article describes the use of specialists and scientific-and-technical capabilities of the defeated Nazi Germany during  the Soviet nuclear weapons’ creation.

 

ИЗ ИСТОРИИ ВООРУЖЕНИЯ И ТЕХНИКИ

 

РОДИН Анатолий Михайлович — старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, доктор исторических наук, профессор

(119330, Москва, Университетский проспект, д. 14)

 

«ВСЕМЕРНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ ГЕРМАНИЮ, В КОТОРОЙ ЕСТЬ И ЛЮДИ, И ОБОРУДОВАНИЕ, И ОПЫТ, И ЗАВОДЫ»

Использование научно-технических достижений и специалистов фашистской Германии в ходе создания советского ядерного оружия (1945—1955 гг.)

 

Приступая в 1943 году к созданию атомного оружия, Советский Союз в отличие от США не имел возможности пользоваться услугами иностранных специалистов. Он мог рассчитывать только на собственные силы и ресурсы. Но к концу войны, когда войска Красной армии вошли на территорию Германии, реально обозначились перспективы использования научно-технического потенциала противника.

На необходимость и безусловную справедливость проведения соответствующей акции первыми открыто указали советские учёные. В январе 1944 года академики И.П. Бардин и А.Е. Ферсман обратились в президиум академии наук СССР с письмом, где обосновывали право Советского Союза на передачу ему в порядке компенсации за ущерб, нанесённый Германией, её научных, культурных и промышленных объектов, достижений науки и техники. Научный руководитель советского атомного проекта И.В. Курчатов, ознакомившись с материалом советской разведки «О немецкой атомной бомбе», отметил 30 марта 1945 года: «Материал исключительно интересен. Он содержит описание конструкции немецкой атомной бомбы… было бы исключительно важно провести беседу нашего физика с лицом, давшим рецензируемую информацию». А 5 мая он обратился к Л.П. Берии с более радикальным предложением: «Считаю совершенно необходимым срочную посылку в Берлин группы научных работников во главе с т. Махневым В.А. для выяснения на месте результатов научной работы, вывоза урана, тяжёлой воды и др. материалов, а также для опроса учёных Германии, занимавшихся ураном»1.

Анализ стремительно развивавшихся в этом направлении событий позволяет утверждать, что предложение академика Курчатова легло на подготовленную почву. В тот же день, 5 мая, в адрес начальников тыла 1-го Украинского, 1-го и 2-го Белорусских фронтов поступило сообщение Наркомата обороны: «В Берлин, Франкфурт-на-Одере и др. города направляется правительственная комиссия под руководством заместителя члена Государственного комитета обороны Махнева В.А. в количестве 15 человек». Приказывалось «обеспечить полное выполнение задач комиссии по выявлению и вывозу в СССР особо ценного оборудования, документов, архивных материалов научных учреждений и лабораторий, а также вывозу редких металлов»2. Комиссии выделялись автотранспортные средства, охрана, рабочая сила и т.п. 14 мая 1945 года Л.П. Берия и Г.М. Маленков представили И.В. Сталину доклад о первых результатах работы. Перечисляя множество обследованных комиссией объектов, они особо отметили «целиком сохранившийся частный институт учёного с мировым именем барона фон Арденне… Фон Арденне передал заявление на имя Совнаркома СССР о том, что хочет работать только с русскими физиками и предоставляет институт и самого себя в распоряжение советского правительства. Учитывая исключительную важность для Советского Союза всего вышеперечисленного оборудования и материалов, просим Вашего разрешения о демонтаже и вывозе оборудования в СССР…»3.

Сталин не мог не поддержать эту просьбу, поскольку в принципе вопрос уже был решён. Помимо комиссии Махнева в Германии работали представители других ведомств. Ещё 10 мая 1945 года Сталин подписал постановление Государственного комитета обороны (ГКО) о вывозе оборудования и технической литературы Военно-технического института «Кайзер Вильгельм», Военно-токсикологического института и Центральной химической лаборатории германской армии, предназначенных для Главного военно-химического управления Красной армии. Беседуя 25 января 1946 года с И.В. Курчатовым, Сталин подчёркивал, что необходимо «всемерно использовать Германию, в которой есть и люди, и оборудование, и опыт, и заводы»4. В список вывозившихся комиссией Махнева предприятий и учреждений вошли 13 объектов: Физический институт профессора фон Арденне; Физический институт имени Макса Планка; Государственная опытная физическая установка в Пойтене, Циклотронная лаборатория Сименса; лаборатория управления вооружений в Готтове; лаборатория завода боеприпасов в Ораниенбурге; химические цеха завода боеприпасов в лагере СС в Ораниенбурге; химико-металлургические и механические цеха химических заводов в Ораниенбурге и в Берлине; Институт фирмы «Ауэргезельшафт» в Берлине; Литейно-механический завод в Грюнау в Берлине; оборудование и материалы, необходимые для строительства институтов в СССР, со склада Тиссена в Берлине; химико-металлургические цеха в Цехлине.

18 июня 1945 года заместитель наркома внутренних дел генерал-полковник А.П. Завенягин и генерал-лейтенант технической службы В.А. Махнев докладывали Берии: «Всего погружены и отправлены в СССР 7 эшелонов — 380 вагонов… Вместе с оборудованием… в СССР направлены 39 германских учёных, инженеров, мастеров и, кроме них, 61 человек — членов их семей»5. Среди первых специалистов, согласившихся участвовать в проводившихся Советским Союзом работах по ядерной физике и радиохимии, были крупные учёные: лауреат Нобелевской премии профессор Г. Герц, ранее работавший в фирме «Сименс» по проблеме разделения изотопов урана; физик-теоретик доктор Г. Барвих; специалист в области газового разряда доктор М. Стеенбек; физико-химик профессор М. Фольмер — заместитель директора Института физической химии в объединении «Кайзер Вильгельм институт»; профессор химии Тиссен — бывший директор «Кайзер Вильгельм института»; крупный специалист-конструктор в области электронной техники Манфред фон Арденне; доктор Н. Риль — директор НИИ фирмы «Ауэргезельшафт», разработавший в Германии технологию получения из уранового сырья металлического урана6.

Первые результаты использования немецких специалистов, техники и научной документации появились уже в 1945 году. Готовясь к беседе со Сталиным, Курчатов записал в декабре 1945 года, что вывезенная из Германии установка по получению низкоконцентрированной тяжёлой воды оказалась полезной при разработке в СССР промышленного процесса получения тяжёлой воды. В ходе состоявшейся затем встречи с Курчатовым Сталин особо интересовался работой немецких специалистов и приносимой ими пользой.

Правовой основой пребывания специалистов в Советском Союзе стало постановление Правительства СССР от 27 октября 1945 года «Об использовании группы немецких специалистов, изъявивших желание работать в СССР»7. Их труд должен был использоваться в специальных лабораториях, создававшихся на основе вывезенного из Германии оборудования. Первоначально были организованы три такие лаборатории: одна — в подмосковном городе Электросталь при заводе №12 по получению металлического урана во главе с доктором Николасом Рилем; две — для ведения работ по проблеме использования атомной энергии (лаборатории «А» и «Г») в Сухуми. Лаборатория «А» (позднее институт «А») разместилась в помещении санатория «Синоп». Её директором стал профессор Арденне. Лаборатории «Г» (позже институт «Г») выделили здания санатория «Агудзеры». Здесь директором правительство утвердило профессора Герца. Административно-хозяйственные функции научных учреждений «А» и «Г» осуществляли специально организованные объекты «Синоп» и «Агудзеры». 17 декабря 1945 года было принято новое правительственное постановление, согласно которому образована лаборатория № 4 Первого главного управления (ПГУ) при СНК СССР под руководством немецкого профессора Ф. Ланге, эмигрировавшего в СССР в середине 1930-х годов. Её научной проблемой стало разделение изотопов урана.

Правительство всячески торопило с развёртыванием научно-исследовательских работ в лабораториях, поэтому начались они уже в 1945 году по мере размещения в санаторных зданиях сложного и громоздкого немецкого оборудования. 7 января 1946 года Сталин подписал постановление СНК о форсировании строительства и ввода в действие объектов «А» и «Г» и выделении для этих целей дополнительных ассигнований. Одновременно развернулась работа по увеличению численности немецких специалистов за счёт находившихся в СССР военнопленных. 22 июня 1946 года министр внутренних дел С.Н. Круглов докладывал Сталину, что в лагерях для военнопленных выявлены до 1600 высококвалифицированных специалистов. Среди них — 111 докторов физико-математических, химических и технических наук; 572 инженера общего машиностроения и приборостроения; 247 инженеров-строителей и архитекторов; 156 инженеров-химиков; 216 инженеров-электриков, 29 инженеров по слабым токам и др. специалисты. Распределялись они не только в научные учреждения и промышленные предприятия атомного проекта, но и на многие другие оборонные объекты.   <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Атомный проект СССР. Каталог выставки «К 60-летию ядерного щита России». М., 2009. С. 71.

2 Там же.

3 Там же.

4 Курчатов в жизни: письма, документы, воспоминания / Авт.-сост. Р.В. Кузнецова. М., 2002. С. 361.

5 Атомный проект СССР. Каталог выставки… С. 71.

6 Атомный проект СССР: Документы и материалы: В 3 т. / Под общ. ред. Л.Д. Рябева. Т. II. Атомная бомба. 1945—1954. Кн. 5. С. 846.

7 Там же. С. 919.