Афганская политика США 1939—1945 гг.: цели явные и скрытые

image_pdfimage_print

Аннотация. В первой части статьи, опубликованной в предыдущем номере, представлен анализ деятельности американских дипломатов в Кабуле в 1939—1944 гг. Предлагаемая вниманию читателей вторая её часть освещает развитие афгано-американских отношений на завершающем этапе Второй мировой войны, обеспечившее США устойчивое присутствие в регионе.

Summary. The first part of the article published in the previous issue presented an analysis of U.S. diplomats in Kabul in 1939-1944. Its second proposed for readers’ attention covers the development of the Afghan-American relations in the final stage of World War II, which assured for the United States its steady presence in the region.

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

 

БУЛАТОВ Юрий Алексеевич — профессор кафедры всемирной и отечественной истории, декан факультета международных отношений МГИМО (Университета) МИДа России, доктор исторических наук, профессор

(Москва. E-mail: kotenevam1@mail.ru)

 

АФГАНСКАЯ ПОЛИТИКА США 1939—1945 ГГ.: ЦЕЛИ ЯВНЫЕ И СКРЫТЫЕ

 

Представители США вели диалог с афганцами о возможной американской военной помощи в укреплении вооружённых сил Афганистана. Военный атташе США Г.Б. Эндерс в одной из бесед с начальником афганского генерального штаба М. Омар-ханом и начальником войскового управления военного министерства генералом А. Али-ханом не скупился на обещания. По его словам, администрация США могла передать афганскому правительству 50 тыс. винтовок, 50 лёгких танков, 1 тысячу пулемётов и 10 истребителей на условиях закона о передаче взаймы или в аренду1.

После таких заявлений американского военного атташе афганцы стали зондировать почву для переговоров с представителями дипмиссии США в Кабуле. Впервые тема ленд-лиза была поднята в беседе Эндерса с начальником Общеполитического отдела МИДа Афганистана Наджибулла-ханом в марте 1942 года. Афганский чиновник просил американского военного атташе передать в Вашингтон просьбу о включении Афганистана в список стран, которым Америка оказывает помощь на основе ленд-лиза. Он также заявил, что афганцы потеряли веру в способность англичан эффективно защищаться, поэтому Афганистан для обеспечения своей обороны хочет получить от США немедленную материальную помощь. Как докладывал посол СССР К.А. Михайлов, решение афганского правительства обратиться за помощью к США было вызвано прежде всего желанием использовать в своих интересах возможность вооружения за счёт США на льготных условиях, даже если это не понравится не только странам «оси», но и Англии2.

Призыв к Америке оказать военную помощь Афганистану в завуалированной форме прозвучал и в интервью министра иностранных дел Афганистана А. Мухаммед-хана газете «Чикаго Дейли Ньюс» 27 сентября 1942 года. Он сделал официальное заявление, которое определяло курс внешней политики страны в тот момент. Его суть была изложена тремя тезисами: экономическое и политическое положение Афганистана определяется тем, что он расположен между СССР и Индией; афганское правительство намерено продолжить политику нейтралитета, но Афганистан не может вести независимую политику, пока он не усилит себя вооружением; афганское правительство не может рассчитывать на военную помощь англичан, в частности, на ввод английских войск на свою территорию, так как афганский народ не может забыть трёх англо-афганских войн и не питает особой симпатии к англичанам3.

Заявление на страницах газеты «Чикаго Дейли Ньюс» продемонстрировало нежелание афганцев иметь дело с СССР и Великобританией, так как их соседство, по мнению некоторых афганцев, было чревато опасностями для территориальной целостности Афганистана. Афганский министр выразил желание более тесного сближения и укрепления связей с США, не имеющих общих границ с Афганистаном, чтобы проводить свою дальнейшую политику с учётом противоречий между Англией и СССР.

30 сентября 1942 года посла США в Кабуле К. Ван-Энгерта и корреспондента газеты «Чикаго Дейли Ньюс» принял премьер-министр Афганистана М. Хашим-хан. Он дал понять, что для обороны страны афганцы были бы рады получить из США вооружение в порядке ленд-лиза. Афганские лидеры не скрывали желания вооружить страну на льготных условиях.

По поводу этой встречи Эндерс в беседе с советским послом от своего имени заметил: «Можно было бы пойти навстречу желанию М. Хашим-хана, которого стоит поддерживать, и добиться согласия на ленд-лиз США афганцам при условии, что афганское правительство разрешит использовать южные афганские коммуникации Кандагар — Герат — Кушка для переброски союзных грузов»4. Ранее К.А. Михайлов сделал в своём дневнике запись: «Американский военный атташе Эндерс совершенно ложно оценивает обращение официальных лиц Афганистана в адрес США по поводу возможной поставки вооружений как изменение курса афганской внешней политики к выгоде СССР, Англии и США»5.

Американский посол в Кабуле К. Ван-Энгерт дезавуировал предложения Эндерса, посчитав их исключительно частным мнением. Он не считал нужным предоставление афганцам помощи по ленд-лизу. «Политика нейтралитета, провозглашённая королём Афганистана в ходе Второй мировой войны, — отмечал он, — не даёт возможности англичанам усилить свои позиции в Афганистане, так же как она лишает этих возможностей СССР, Германию и другие страны». Американский дипломат полагал, что если в Кабул завезти 30 автомашин и некоторое количество электрооборудования, это поможет работе США в Афганистане и не ослабит позиции СССР и Англии6.

Меркантильный расчёт американцев не сравним с масштабностью задач, сформулированных послом СССР в Кабуле К.А. Михайловым. По результатам встречи с М. Хашим-ханом телеграммой от 1 октября 1942 года он предлагал активизировать советскую политику в Афганистане по следующим направлениям:

1. Попытаться присоединить Афганистан к союзу антифашистских государств.

2. Повести дело к ликвидации немецкой и итальянской миссий в Кабуле — главных очагов подрывной антисоюзнической деятельности.

3. Использовать афганские дороги для транзита англо-американских грузов в СССР.

4. При опоре на американцев добиться от англичан решительной, выгодной для нас политики в Афганистане, чтобы покончить с пассивной, выжидательной и в некоторой степени устраивающей фашистов английской политикой7.

Для достижения этих целей необходимы были совместные действия представителей стран «Большой тройки» в Кабуле. Но союзники СССР предпочитали де-юре говорить о единстве, а де-факто действовать порознь. Американцы и англичане, используя в Афганистане свой статус союзников, в первую очередь стремились обеспечить себе свободу передвижения по стране. Особый интерес они проявляли к северным районам Афганистана, примыкавшим к советско-афганской границе. На это Посольство СССР в Кабуле не заявляло афганской стороне официального протеста, хотя и имело на то основание с учётом прежних «джентльменских» договоренностей. Сотрудники советской дипмиссии лишь фиксировали частоту поездок американцев и англичан в полосу советско-афганской границы и передавали информацию в центр. С 1943 года число визитов союзников в северные афганские провинции значительно выросло. В сводках, передававшихся в Москву, особенно часто фигурировали сотрудник американской дипмиссии Фрай, совершавший поездки на север по направлению к Мазар-и-Шерифу, и гражданка США Кук, курсировавшая между Кабулом и Тегераном через Герат. Они, по сведениям советских спецслужб, активно изучали пограничные районы Афганистана, налаживали там связи и пытались создать свою агентурную сеть.

Регулярными стали и совместные «прогулки» руководителей дипмиссий союзников по северу Афганистана — нового английского посла Д. Сквайра, военного атташе посольства Великобритании, теперь уже полковника А.С. Ланкастера, секретаря американской дипмиссии Ч. Тейера, военного атташе США Г. Эндерса и других. После того как в октябре 1943 года итальянское правительство П. Бадольо объявило войну Германии, а США, СССР и Великобритания признали Италию совместно воюющей стороной, на эти «прогулки» в полосу советско-афганской границы американцы и англичане стали приглашать и бывшего посла фашистской Италии в Кабуле П. Кварони, осудившего преступный режим Б. Муссолини и сохранившего верность королю Италии Виктору Эммануилу III. По-видимому, союзники рассчитывали получить в своё распоряжение агентурную сеть итальянского дипломата на севере Афганистана.

Союзники стремились всячески легализовать свои визиты в пограничные районы и придать им постоянный характер. С этой целью американцы предложили афганскому правительству восстановить договор на американскую концессию по разработке нефти на севере Афганистана, в окрестностях Герата. Афганское правительство охотно пошло на обсуждение данной темы, кабинет министров под председательством М. Хашим-хана дал положительное заключение. Несмотря на то, что до окончания Второй мировой войны никакого соглашения по исследованию нефтяных запасов в Афганистане подписано не было, специалисты из «Oil Corporation» (США) в 1944—1945 гг. прибыли в Афганистан и приступили к составлению документации, чередуя канцелярскую работу с регулярными выездами в полосу советско-афганской границы. Ускорению этого процесса способствовало назначение в Кабул в марте 1944 года нового военного атташе США. На этом посту майора Эндерса, направленного военным обозревателем в Калькутту, сменил капитан Фокс. По гражданской профессии он числился инженером-нефтяником и в предвоенные годы проводил разведку нефтяных месторождений на севере Афганистана.

Американцы стремились установить широкие связи с правящими кругами Афганистана, чтобы повысить авторитет США в окружении короля М. Захир-шаха и сформировать проамериканское лобби во властных структурах страны с целью расширения американского присутствия в регионе и создания благоприятных для США условий на перспективу. Для этого дипмиссия США в Кабуле налаживала сотрудничество с афганцами в сфере просвещения и образования.

В мае 1943 года американские дипломаты получили разрешение афганского правительства на посещение школ и лицеев с целью ознакомления с опытом работы афганских преподавательских кадров. Из канцелярии премьер-министра в министерство просвещения Афганистана поступило указание содействовать сотрудникам американского посольства в изучении системы подготовки учащихся в высших и средних учебных заведениях страны. Этой работой руководил секретарь дипмиссии США в Кабуле Чарльз Тейер. «Подобная линия Вашингтона, — справедливо отмечает российский исследователь Р. Арунова, — была направлена на то, чтобы сформировать в Афганистане лояльно настроенную к США опору, что позволило бы сохранить открытыми каналы связи с Афганистаном»8. Так уже в годы Второй мировой войны американцы стали создавать сеть своих сторонников среди афганских учащихся, как принято ныне говорить, готовить «агентов влияния».  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала», на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru, а также на сайтах Службы внешней разведки России и Российского военно-исторического общества

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Архив внешней политики (АВП) РФ. Ф. 059. Оп. 1. П. 37. Д. 5370. Л. 9. Телеграмма полпреда СССР в Афганистане К.А. Михайлова от 12 июня 1943 г. в НКИД СССР.

2 Там же. П. 21. Д. 5183. Л. 86—88. Телеграмма полпреда СССР в Афганистан К.А. Михайлова от 5 марта 1942 г. в НКИД СССР.

3 Там же. Ф. 06. Оп. 4. П. 16. Д. 161. Л. 83. Письмо полпреда СССР в Афганистане К.А. Михайлова наркому НКИД СССР В.М. Молотову от 4 октября 1942 г.

4 Там же. Ф. 059. Оп. 1. П. 370. Д. 2518. Л. 102. Телеграмма полпреда СССР в Афганистане К.А. Михайлова от 1 октября 1942 г. в НКИД СССР.

5 Там же. Ф. 06. Оп. 4. П. 16. Д.161. Л. 57. Доклад посольства СССР в Афганистане «О внешней политике афганского правительства в 1941 — начало 1942 гг.».

6 Там же. Ф. 059. Оп. 1. П. 370. Д. 2518. Л. 207, 208. Телеграмма полпреда СССР в Афганистане К.А. Михайлова от 18 ноября 1942 г. в НКИД СССР.

7 Там же. Л. 98. Телеграмма полпреда СССР в Афганистане К.А. Михайлова от 1 октября 1942 г. в НКИД СССР.

8 Арунова М.Р. Афганская политика США в 1945—1999 гг. М., 2000. С. 7.