Взаимодействие армии и флота в обороне военно-морских баз

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье представлен анализ исторического опыта взаимодействия отечественных армии и флота в обороне военно-морских баз.

Summary. The article presents an analysis of the historical experience of interaction of the domestic army and navy in defence of naval bases.

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО

МАРДУСИН Виктор Николаевич — заместитель начальника Военной академии Генерального штаба ВС РФ по учебной работе, вице-адмирал

ГРИБОВСКИЙ Владимир Юльевич — старший научный сотрудник научно-исследовательского отдела (военной истории Северо-западного региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, капитан 1 ранга в отставке, кандидат исторических наук, профессор

 

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ АРМИИ И ФЛОТА В ОБОРОНЕ ВОЕННО-МОРСКИХ БАЗ

 

Взаимодействие армейских и флотских сил традиционно для наших Вооружённых сил, начиная с Х века. Судовая рать совместно с конной и пешей участвовала во многих походах, но до 1704 года мы не знаем примеров взаимодействия армии и флота в обороне военно-морских баз (портов). Ни у Киевской Руси, ни у Московского государства не было морских портов и постоянного флота. Исключением в XVI—XVII вв. был Архангельск, но на этот порт, а также на безлюдные берега Мурмана и Белого моря до 1701 года никто не нападал.

С созданием регулярного флота и преобразованием армии на рубеже XVII—XVIII вв. возникла необходимость в совершенствовании межвидового взаимодействия. Первым его примером стала успешная оборона острова Котлин Балтийским флотом и армейскими силами в 1705 году.

В середине XIX века в условиях быстрого развития техники армия и флот претерпели качественные изменения, которые сказались и на организации взаимодействия. Первый опыт массового применения новой для того времени техники был получен в Крымскую войну 1853—1856 гг.

Боевые действия велись на Черноморском, Балтийском и Северном морских театрах военных действий, а также на Тихом океане. На каждом театре, кроме Черноморского, где до 1854 года господствовал Российский флот, неприятель господствовал на море. Основными объектами его нападения стали военные порты, защищённые приморскими крепостями, в современном понимании — военно-морские базы, и морское побережье. На каждом театре были свои особенности взаимодействия армии и флота в обороне портов и побережья.

На Чёрном море у России были два военных порта — Севастополь, защищённый мощной приморской крепостью, и Николаев, подходы к которому прикрывали укрепления Кинбурна, старые крепости в Керчи и Анапе, на восточном побережье были развёрнуты 7 укреплённых постов, занятых гарнизонами сухопутных войск. В Крыму находилась армия из двух дивизий, в приморских населённых пунктах — гарнизоны. В Одессе приморской крепости не было. В городе и окрестностях дислоцировались две пехотные дивизии.

В начале войны такой системы обороны было достаточно. Черноморский флот господствовал на море. Обстановка изменилась в 1854 году, когда господство на море перешло к союзному англо-французскому флоту, обладавшему превосходством в силах, особенно в новых крупных паровых кораблях и транспортах.

Посты на Кавказском побережье пришлось снять. Флот противника беспрепятственно высадил войска сначала в районе Варны, затем в Крыму. Наш флот не вышел для боя, армия потерпела поражение от англо-французских войск. Главной целью противника стал Севастополь, который оборонялся 349 дней только благодаря тесному взаимодействию армии и флота. Крепость отразила атаку противника с моря и противостояла штурмам на суше с помощью флотских экипажей и судовых орудий, свезённых на берег.

Моряки успешно руководили межвидовым взаимодействием, в том числе всей обороной, участками оборонительной линии и командовали батареями. Матросы самоотверженно сражались плечом к плечу с солдатами пехотных полков. Но флот был уничтожен затоплением кораблей без нанесения потерь флотам противника, а сухопутные войска оказались неспособны деблокировать крепость извне. Южную сторону Севастополя пришлось оставить, флоты противника провели успешные атаки Кинбурна и Керчи, а также диверсии на побережье Азовского моря.

По данным штаба гарнизона, опубликованным в 1856 году, потери русских при обороне Севастополя составили 17 015 убитыми, 58 272 ранеными, 15 174 контужеными и 3164 пропавшими без вести. Всего 93 625 человек1. Из них флот потерял 17 712 человек (18,9 проц.) убитыми, ранеными и контужеными. Он понёс наибольшие потери за всю свою историю. В боях на суше погибли 3 адмирала, 19 штаб-, 87 обер-офицеров и 3776 нижних чинов2.

Береговые батареи Севастополя в 1854 г.

Береговые батареи Севастополя в 1854 г.

По современным данным, за время Севастопольской обороны русские потеряли около 102 тыс. человек, противник — 73 тыс. убитыми и ранеными, не считая больных и умерших от болезней, в том числе эпидемии холеры3.

Успехи противника были обусловлены превосходством в вооружении и обеспечении, а также ошибками русского командования, недостаточным пополнением русских войск в Крыму, их плохом снабжении.

На Балтийском море у России были три крупных военных порта — Кронштадт, Свеаборг и Ревель, защищённых приморскими крепостями, а также укреплениями, которые были в Выборге, Роченсальме, Котке, Гангэ, Або, Бомарзунде и Усть-Двинске, у устья Невы и Ораниенбаума. Гарнизоны состояли из пехоты и артиллерии Военного ведомства. Для обороны столицы, побережья Финского залива и прибалтийских губерний было развёрнуто значительное количество сухопутных войск. Корабельный флот занял оборонительное положение в Кронштадте и Свеаборге, гребной — в Кронштадте, а также в Финляндских шхерах и в Риге. На подходах к портам были выставлены минные заграждения.

В 1854 году в Финский залив вошли превосходящие силы союзного флота противника, включавшего многочисленные паровые суда4. Российский флот навстречу не вышел. Союзники, обозрев укрепления Кронштадта, стоявшие на рейде суда и обнаружив «адские машины» (мины заграждения), отказались от атаки крепости. Из-за отсутствия мелкосидящих судов и достаточных сухопутных войск они отказались и от атаки Свеаборга, ограничившись диверсиями и захватом коммерческих судов. Единственным достижением англичан и французов стал захват слабой недостроенной крепости Бомарзунд, где не было кораблей нашего флота.

В 1855 году союзники вторглись на Балтику с ещё большим числом паровых судов. Но и русская оборона была усилена. Попробовав её на прочность, англичане и французы ограничились бомбардировкой Свеаборга, результаты которой были ничтожны.

Таким образом, обе кампании на Балтике не принесли противнику успеха, оборона военных портов приморскими крепостями при наличии в них сил флота оказалась для него непреодолимой. В отличие от Черного моря на Балтике российские моряки не топили боевые корабли для создания подводных препятствий. Корабельный состав флота полностью сохранился. В то же время, пассивность флота, оказавшегося не в состоянии завоевать господство на море, заставила русское командование возложить защиту побережья, включая важнейшие пункты на нём, на армию, которая для этой цели выделила более 150 тыс. войск.

Военные действия на Дальнем Востоке в 1854—1855 гг. отличало хорошее взаимодействие армии и флота при обороне единственного военного порта и опорного пункта России, доступного и привлекательного для неприятеля, Петропавловска-Камчатского. Успех взаимодействия там был обеспечен единством командования в лице генерал-майора В.С. Завойко и своевременным прибытием в порт фрегата «Аврора». Поражение противника под Петропавловском-Камчатским и отступление от Де-Кастри позволили русским сохранить свои морские и сухопутные силы, которые удерживали позиции России в Приморье, опираясь на укреплённый Николаевский пост.

На севере войска и флот обеспечили только оборону военного порта Архангельск. Его прикрывали Новодвинская крепость, береговые батареи и небольшая флотилия канонерских лодок. Так как у противника не было достаточного количества морской пехоты, в 1854 и 1855 гг. он не решился прорваться к Архангельску5, атаковал Соловецкий монастырь и Колу, но был отбит. Англичане и французы артиллерийским огнём сожгли Колу и Кандалакшу, разорили приморские поселения, нанесли ущерб коммерческому судоходству и промыслам.

В целом, опыт Крымской войны показал, что оборона побережья требовала крупных армейских сил либо мощного флота, который мог отразить нападение с моря, оборона военных портов на основе взаимодействия сухопутных войск, артиллерии приморских крепостей и флота была прочна. Для их захвата требовались значительные силы флота и многочисленный десант, а также время. Добиться успеха противнику удалось только в Севастополе, а также в сравнительно слабых Бомарзунде, Кинбурне и Керчи, где успех не имел большого значения.

Во время Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. оборона российских портов и побережья строилась на основе взаимодействия приморских крепости (Севастополь), укреплений и войск, размещённых в приморских поселениях и вдоль побережья. Российский Черноморский флот в сравнении с турецким был слаб. Для защиты портов он использовал плавучие батареи и впервые применил минное оружие (в Крымскую войну мины ставили инженеры Военного ведомства).

Морская оборона находилась в заведовании главного командира Черноморского флота и портов Чёрного моря вице-адмирал Н.А. Аркаса. Береговую оборону вели войска 7-го и 10-го армейских корпусов, береговые батареи в крепостях и на побережье. Общее руководство обороной было возложено на командующего войсками Одесского военного округа генерал-адьютанта В.С. Семеку.

Армейские корпуса заняли всю береговую линию на восток от румынской границы. При этом русское командование отказалось от равномерного размещения войск. Части корпусов, в составе которых были подвижные артиллерийские и кавалерийские отряды, располагались группами с расчётом быстрого выдвижения на угрожаемое направление. Для непрерывного наблюдения за береговой линией и морем были развёрнуты наблюдательные посты, связанные телеграфом с отрядами поддержки и подвижными группами6.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Скориков Ю.А. Севастопольская крепость. СПб.: Стройиздат, 1997. С. 247.

2 Памятная книжка Морского ведомства на 1856. СПб., 1856. С. 322.

3 Севастопольская оборона 1854—55 // Военная энциклопедия (ВЭ): В 8 т. М.: Воениздат, 2003. Т. 7. С. 411.

4 Морской атлас. Т. III. Ч. 1. Описание к картам. М.: Изд. ГШ ВМФ, 1959. С. 528.

5 Боевая летопись русского флота / Под ред. Н.В. Новикова. М.: Воениздат, 1984. С. 244.

6 Русско-турецкая война 1877—1878. М.: Воениздат, 1977. С. 64, 65.