Участие астраханских (юртовских) татар в боевых действиях против шведов (1700—1721 гг.)

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье сделан обстоятельный обзор исторических документов, посвящённых использованию русским военным командованием в 1700—1721 гг. иррегулярной конницы.

Summary. The article provides an extensive review of historical documents on using irregular cavalry by the Russian military command of 1700-1721.

ИСТОРИЯ ВОЙН

 

ТОРОПИЦЫН Илья Васильевич — заместитель начальника отдела приграничного сотрудничества министерства международных и внешнеэкономических связей Астраханской области, доцент кафедры истории России Астраханского государственного университета, кандидат исторических наук

(г. Астрахань. E-mail: itoropitsyn@mail.ru)

 

«БЕЗ ЛЕГКОЙ И ПОДВИЖНОЙ ИРРЕГУЛЯРНОЙ КОННИЦЫ… РУССКОЙ АРМИИ ПРИШЛОСЬ БЫ ТЯЖЕЛО»

Участие астраханских (юртовских) татар в боевых действиях против шведов (1700—1721 гг.)

 

О роли иррегулярных* «конных воинов» в Северной войне (Россия против Швеции; первые два десятилетия XVIII в.) имеется немало публикаций. В трудах отечественных исследователей содержится много фактов привлечения командованием русских войск к выполнению различных задач казаков, калмыков и других «служилых неправильных отрядов». Так, один из авторов, рассматривая тактические приёмы, использовавшиеся при Петре I, отмечал, что «без легкой и подвижной иррегулярной конницы… русской армии пришлось бы тяжело». По его образному выражению, иррегулярная кавалерия являлась «глазами и ушами станового хребта армии — регулярных солдатских полков»1. Отмечен в историографии и факт участия татар в Северной войне. Однако большинство авторов, затрагивавших данную тему, не поясняют, откуда были призваны в войска эти люди, в чём заключалось их непосредственное участие в сражениях со шведами2, хотя эффективность действий той же лёгкой кавалерии, как уже отмечалось, была достаточно высока. Её отряды, например, использовались для наблюдения за противником, внезапных рейдов на вражескую территорию, взятия «языков» и т.д.

Начало Северной войны, как известно, началось с поражения русских войск под Нарвой (19 ноября 1700 г.**). Для продолжения военных действий в России был объявлен новый набор войск. В составе сводного отряда, сформированного в 1701 году на территории, подведомственной приказу Казанского дворца, вместе с астраханскими стрельцами под командой головы Бориса Кереитова приказано было выступить на военную службу «астраханским мурзам, и табунным головам, и сотником и татаром 473-м человеком». Б.П. Шереметев с нетерпением ожидал их прибытия, так как остро нуждался в информации о передвижении шведских войск, которую надеялся получить от своей лёгкой кавалерии. «За реку Неву к Выборху послать некого, — писал он 23 июня царю, — татары, и низовая конница по 17 число не бывали, и где обретаются ведомости нет, а кой час будут, управя при Божии помощи пошлю… достать подлиннова языка»3. 15 июля в Великом Новгороде он провёл смотр своим войскам, в числе которых были отмечены с головою Борисом Кереитовым «Астраханских мурз, и табунских голов и татар 773 человека». По всей видимости, в это число вошли и астраханские стрельцы, численность которых можно определить в 300 человек, так как они отдельно не были указаны, а Б. Кереитов изначально был заявлен как голова астраханских стрельцов. С этого момента начался боевой путь татар (юртовцев) в Северной войне «на его великого государя службе в Великом Новегороде и во Пскове… для охранения тех городов и иных тамошних мест от неприятельского Швецкого короля войск»4.

Перед иррегулярной кавалерией в Северной войне были поставлены задачи постоянно тревожить нападениями небольшие шведские отряды, располагавшиеся на мызах*** в Прибалтике, «дабы неприятельские люди в соединение не сошлись и в дальныя свои жилища не ушли», а также выслеживать крупные неприятельские силы5.

18 июля юртовцы в составе сводного отряда из служилых людей «низовых городов», яицких казаков и «уфимцев» под командой стольника С. Бахметева направились к занятым шведами городам Орешку и Канцу, «и дано им для того походу из Новгородцкой артилерии пороху и свинцу по 3 фунта на человека». Сводный отряд разбил «неприятельских людей», нападавших на Ильинский погост. От захваченных пленных были получены сведения о местоположении шведских отрядов в районе мыз Левколы, Печинской, Лопи, Порецкой. 28 июня отряд С. Бахметева атаковал эти «крепости и мызы», разбил противника, который в панике рассеялся. В качестве трофеев победителям достались 12 карабинов, 29 фузей, 16 пар пистолетов, 35 шпаг, 4 винтовки, 20 копей. О потерях в составе российского отряда не сообщалось, но уже к началу осени в распоряжении главнокомандующего русскими войсками Б.П. Шереметева осталось всего 150 астраханских мурз и татар6.

4 сентября юртовцы под командованием головы Б. Кереитова в составе других войск выступили из русского лагеря от Печерского монастыря к мызе Ряпине и, форсировав реку Выбовку, вступили в бой со шведами продолжавшийся «с утра до вечера». Противник потерпел полное поражение. Войскам, которыми командовал М.Б. Шереметев (сын главнокомандующего), достались богатые трофеи (разнообразное вооружение, два обоза и «городок», три знамени «драгунских отласных, и трубы и барабаны»), были захвачены около сотни пленных, «и не ушло их неприятелских людей из той мызы из бою ни единого человека». Правда, впоследствии захваченные у шведов артиллерийские припасы пришлось уничтожить из-за невозможности вывезти их в Россию7.

По возвращении в Псков Б.П. Шереметев отправил 14 сентября «за свейский рубеж» отряд войск «для поиску и промыслу над ними же неприятелскими людми и для разорения мыз их, и деревень и всяких их жилищ». Туда вошли и юртовские татары во главе с Б. Кереитовым. Отряд совершил рейд по вражеской территории в направлении Дерпта до мызы Новолоцанской, в ходе которого «тамошних жителей всех в полон побрали, а досталных порубили», сожгли все жилища, запасы зерна и сена, а «каменное строение разорили без остатку»8. При этом юртовцы выручили слободских казаков из Изюмского полка под командованием Ф. Шилова (Шидловского), внезапно атакованных шведами. Когда завязался бой «и на ту стрельбу приспели татары, — отмечал в донесении государю Б.П. Шереметев, — и тех всех шведов побили без остатку». Впоследствии юртовцы удачно контратаковали шведов, напавших на другие полки слободских казаков в районе Алысты, в результате чего противник был уничтожен9.

Как правило, с наступлением холодов, сопровождавшихся обильным снегопадом, активные военные действия прекращались, а часть войск распускалась командованием по домам. Так поступали в основном в отношении «шляхты» (дворян). Б.П. Шереметев в сентябре 1701 года планировал оставить в своём распоряжении 500 человек «из мурз, и из татар и из башкирцов… и с ними Бориса Кереитова, и дать им сколько возможно денежного жалованья…», а остальных отпустить. Царь спустя довольно длительное время позволил генерал-фельдмаршалу поступать по его рассмотрению, а деньги взять из приказа Казанского дворца10.

В октябре русские войска были отведены на зимние квартиры. Астраханских мурз, табунных голов и служилых татар в количестве 150 человек разместили вместе с астраханскими стрельцами и головой Б. Кереитовым в Жроницкой, Деманицкой и Мелетовской «засадах» под Псковом. Однако русские войска недолго оставались на отдыхе. 23 декабря армия Б.П. Шереметева выступила из Пскова в Лифляндию с целью разбить шведский корпус под командованием генерала Шлиппенбаха, который, по донесениям разведки, сосредотачивался на мызе Эрестфере в 35 верстах от города Дерпта и готовил нападение на Печерский монастырь. Юртовские татары под командованием Б. Кереитова также приняли участие в этой экспедиции.

Продвижение русских войск по территории, занятой шведами, осуществлялось с соблюдением мер предосторожности («тайным образом»). Первые столкновения передовых отрядов начались 29 декабря. Шведы упорно сопротивлялись, но вынуждены были отступать, теряя запасы продовольствия и вооружения. Решающее сражение кампании состоялось в окрестностях мызы Эрестфере. Восьмитысячный корпус Шлиппенбаха был разгромлен. Противник потерял несколько тысяч человек убитыми, несколько сотен шведов были захвачены в плен. «И в той мызе, также и в иных мызах, нашли всяких съестных запасов, и конских кормов, и полковых всяких припасов и ружья, — отметил Б.П. Шереметев в своём военно-походном журнале, — и теми запасы и конскими кормами ратные конные люди удовольствовались, и тое мызу и прочия около верст по 5 и по 6 выжгли и разорили»11.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Кутищев А.В. Армия Петра Великого: европейский аналог или отечественная самобытность. М., 2006. С. 207–209.

2 См., например: Бобровский П.О. Завоевание Ингрии Петром Великим (1701—1703 гг.). СПб., 1891. С. 10, 11, 30, 31; Тимченко-Рубан Г.И. Первые годы Петербурга: Воен.-ист. очерк. СПб.: В. Березовский, 1901. С. 40, 75; Тарле Е.В. Сочинения: В 12 т. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1959. Т. 10. С. 16; Заозерский А.И. Фельдмаршал Б.П. Шереметев. М.: Наука, 1989. С. 59; Максимов К.Н. Военная интеграция калмыков с донскими казаками в первой четверти XVIII века // Вестник КИГИ РАН. 2010. № 2. С. 4; Славницкий Н.Р. Тактика действий русских гарнизонов в обороне крепостей Северо-Запада, 1704—1707 гг. // История военного дела: исследования и источники. 2012. Т. III. С. 370.

3 Письма к государю императору Петру Великому от генерал-фельдмаршала, тайного советника, Мальтийского, С. Апостола Андрея, Белаго орла и Прусского ордена кавалера, графа Бориса Петровича Шереметева. М., 1778. Ч. I. С. 51, 52.

4 Военно-походный журнал (с 3 июня 1701-го года по 12 сентября 1705 года) генерал-фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева, посланного по Высочайшему повелению в Новгород и Псков для охранения тех городов и иных тамошних мест от войск шведского короля // Материалы Военно-ученого архива Главного штаба. СПб., 1871. Т. I. С. 59—61.

5 Заозерский А.И. Указ. соч. С. 59, 60.

6 Военно-походный журнал… С. 66, 67, 73.

7 Северная война 1700—1721 гг. К 300-летию Полтавской победы. Сборник документов. М: Объединённая редакция МВД РФ; Кучково поле, 2009. С. 111; Военно-походный журнал… С. 76—78.

8 Военно-походный журнал… С. 80, 81.

9 Письма к государю императору Петру Великому… С. 63, 64.

10 Письма и бумаги императора Петра Великаго. Т. 2. СПб., 1889. С. 9.

11 Военно-походный журнал… С. 82, 83, 86; Северная война… С. 115, 116.