Огромный опыт, который мы имеем на протяжении трёх лет Отечественной войны… не изучается

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье анализируется опыт боевых действий  8-й армии в ходе Ленинградско-Новгородской стратегической наступательной операции, а точнее, её этапа — Новгородско-Лужской операции. Автор «Разбора наступательной операции 8-й армии», который в 1944 г. был проведён с генералами и офицерами армии в порядке командирской учёбы, генерал-майор Б.М. Головчинер (начальник штаба 8-й армии), проанализировал подготовку к операции, её ход и обеспечение. Выводы, к которым пришёл докладчик, являются актуальными и на современном этапе строительства Вооружённых сил.

Summary. The article examines the 8th Army combat experience during the Leningrad- Novgorod strategic offensive operation, and specifically, during its stage – the Novgorod-Luga operation. The author of “Investigation of the 8th Army’s offensive operation”, which was conducted in 1944 among generals and officers of the army in the order of commander’s training. Major-General B.M. Golovchiner (Chief of Staff of the 8th Army), analyzed preparation for the operation, its course and support. The conclusions by the reporter are urgent also at the present stage of development of the Armed Forces .

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

 

Копытко Василий Кириллович — главный научный сотрудник НИЦ Военной академии Генерального штаба ВС РФ, генерал-майор запаса, доктор военных наук, профессор

(119571, Москва, пр. Вернадского, д. 100)

КОРШУНОВ Эдуард Львович — начальник научно-исследовательского отдела (военной истории Северо-Западного региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, подполковник

(Санкт-Петербург. E-mail: himhistory@yandex.ru)

 

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ Ф.Н. СТАРИКОВ: «ОГРОМНЫЙ ОПЫТ, КОТОРЫЙ МЫ ИМЕЕМ НА ПРОТЯЖЕНИИ ТРЁХ ЛЕТ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ… НЕ ИЗУЧАЕТСЯ»

 

Ранее мы уже обращались к опыту боевого применения соединений и частей 8-й армии в начальном периоде Великой Отечественной войны1. Его изучение позволило сделать ряд выводов для современного военного строительства.

В данной статье будут исследованы итоги наступательной операции этой армии в январе—феврале 1944 года в ходе Новгородско-Лужской наступательной операции2. Выводы будут сделаны на основе материалов доклада начальника штаба армии генерал-майора Б.М. Головчинера в ходе разбора завершившейся операции, проведённого под руководством командующего армией генерал-лейтенанта Ф.Н. Старикова.

Для начала следует отметить, что ход и исход операции 8-й армии Волховского фронта в 1944 году разительно отличается от результатов операций, которые имели место в 1941 году и анализировались в предыдущей статье. И отличается, прежде всего, способами применения войск (сил), темпами продвижения, эффективностью решения поставленных задач.

И всё же, несмотря на то, что шёл уже третий год войны, в проведённой операции имелись серьёзные недостатки как в организации боевых действий, так и в ходе их ведения. В первую очередь это относится к разведке противника как при подготовке операции, так и в её динамике. Надо сказать, что проблема организации разведки стояла очень остро и в послевоенные годы, имеет она место и сейчас. Так, в ходе исследовательского учения «Дозор-86», проведённого на территории Белорусского военного округа в 1986 году, были сделаны выводы о том, что разведка обеспечивает не более 30 проц. координат для ракетных войск и артиллерии, иными словами, артиллерия не может полностью реализовать свои огневые возможности. В соответствии с этим предлагалось комплексировать средства разведки, РЭБ и оперативной маскировки, но по ряду объективных причин эти рекомендации не были реализованы в практике военного строительства.

В современных условиях необходимо идти дальше, создавать единое информационное пространство Вооружённых сил и группировок войск (сил) на театрах военных действий (операционных направлениях), обеспечивать на практике возможность «сетецентрического» управления войсками (силами) в реальном масштабе времени. Это означает, что в современных автоматизированных системах управления (АСУ) войсками (силами) в реальном масштабе времени должны уточняться данные о координатах объектов (целей) противника, иметься в наличии данные о своих войсках (силах), их местоположении и возможностях. АСУ с использованием моделей (методик) выбора наиболее важных целей и средств их поражения должны позволять в короткие сроки принимать решения и ставить войскам (силам) конкретные задачи по огневому поражению противника.

С указанной выше проблемой тесно связана проблема взаимодействия. В материалах военного совета 8-й армии особо подчёркивается важность его организации между отделами штаба армии, штабами соединений и частей, политотделами и другими органами управления. Сегодня, учитывая создание межвидовых (иногда межведомственных) группировок войск (сил) для решения задач в операциях, проблема организации и поддержания взаимодействия между ними во всех сферах вооружённой борьбы — на суше, в воздушно-космическом пространстве и на море — приобретает первостепенное значение. На новые подходы в осуществлении взаимодействия обратила особое внимание и Коллегия Министерства обороны РФ, заседание которой было проведено в мае 2013 года.

Несмотря на успехи, отмеченные военным советом 8-й армии, было указано и на недостаточную мобильность и оперативность действий соединений и частей (хотя операция в целом отличалась «подвижностью»), а также на проблемы в их всестороннем обеспечении (прежде всего в подготовке плацдармов для наступления, дорожном обеспечении в условиях лесисто-болотистой местности и др.).

Надо сказать, что опыт 8-й армии, как и других объединений, действовавших в годы Великой Отечественной войны, важен не столько для его изучения и учёта в современных условиях. Он важен, прежде всего, для выработки способов решения задач в операциях (боях), основанных на реализации как существующих, так и вновь сформулированных принципов военного искусства.

Перспективные операции Вооружённых сил Российской Федерации, которые будут проводиться небольшими по численности группировками войск (сил), на широком фронте и на значительную глубину, должны быть ориентированы на эффективное использование принципов мобильности (манёвренности), оперативности, внезапности, тесного взаимодействия, своевременного и полного всестороннего обеспечения.

Очень важно, что в 8-й армии глубоко изучался ход проведённых операций, а выводы по их итогам направлялись в подчинённые формирования для изучения и использования в предстоящих боевых действиях. Полагаем, что и в мирное время, новые приёмы и способы действий войск, прошедшие «обкатку» в ходе учений и других мероприятий оперативной подготовки, в интересах внедрения должны доводиться до всех соединений и частей видов и родов войск Вооружённых сил, а также военно-учебных заведений.

Для современных исследователей представляют интерес и некоторые термины, которые в настоящее время в теории и практике оперативного искусства и стратегии не применяются. К ним относятся такие понятия, как «оперативный молоток», «эстафетная служба» (для обеспечения связи) и др.

В целом публикация материалов военного совета 8-й армии, посвящённого разбору итогов армейской наступательной операции, проведённой в рамках Новгородско-Лужской наступательной операции войск Волховского фронта во взаимодействии с войсками левого крыла Ленинградского фронта (январь—февраль 1944 г.), позволит читателям и военным историкам «окунуться» в атмосферу боевых будней наших отцов и дедов, понять сложность и истоки их славной Победы в Великой Отечественной войне.

Документ публикуется согласно правилам научного издания исторических источников. Явные опечатки и описки исправлены без оговорок, однако целый ряд лексических и орфографических особенностей, присущих языку и письму того времени, сохранён.

 

Приложение

СТЕНОГРАФИЧЕСКИЙ ОТЧЁТ

по разбору наступательной операции 8-й армии на рубеже:

Великое Село, Медведь, Стар[ый] Шимск

(январь—февраль 1944 г.)

 

Генерал-лейтенант Стариков3

Товарищи офицеры и генералы!

Сегодня, в порядке командирской учёбы Вам будет предложен разбор операции, проведённой 8-й армией на направлении: Новгород — Менюши — Медведь — Шимск и дальше на запад.

Доклад делает начальник штаба генерал-майор Головчинер4.

 

Генерал-майор [Б.М.] Головчинер

В соответствии с указанием Военного совета фронта и Военного совета армии, я делаю разбор наступательной операции 8-й армии на рубеже: Великое Село, Медведь, Стар[ый] Шимск. Эта операция характерна своей подвижностью.

Первое: противник, отходя, пытался задержаться на выгодных промежуточных рубежах и планомерно вывести войска 18-й немецкой армии.

27.01.44 [г.] обстановка следующая сложилась: войска Ленинградского фронта, перейдя в наступление в направлении Ораниенбаум и войска Волховского фронта в направлении Новгород, прорвали сильную, глубоко эшелонированную, возводившуюся 2,5 года оборону противника и, тем самым, скомпрометировали северную группу войск противника, под командованием Кюхлера5 (18-я и 16-я армии).

В состав войск Кюхлера входила 18-я армия, состоящая из 50, 26, 1, 18 и 38[-го] армейских корпусов. Всего 25 пехотных дивизий, без средств усиления, оборонявшихся перед Ленинградским и Волховским фронтами, до Старой Руссы включительно.

16-я армия, входящая в состав группы войск Кюхлера, оборонялась на рубеже: Старая Русса и южнее перед Прибалтийским фронтом.

Таким образом, на фронте 18[-й] немецкой армии, состоящей из 25 пехотных дивизий, войска Ленинградского и Волховского фронтов произвели прорыв и вынудили противника к поспешному отходу.

По документам, которыми мы располагали, противник, совершив частично экономическую эвакуацию6, пытался планомерно вывести всю группировку, опираясь на промежуточные рубежи. Такой рубеж был на р. Луга. Опираясь на этот водный рубеж, противник хотел задержать наступление войск Ленинградского и Волховского фронтов.

Действия войск Ленинградского и Волховского фронтов вынудили противника в беспорядке оставить рубеж р. Луга и отходить в направлении Нарва, Гдов, Псков на заранее подготовленный рубеж7.

За плохое руководство, за допущенный прорыв командующий северной группой фельдмаршал Кюхлер был смещён с занимаемой должности. Вместо него был назначен генерал-полковник Модель8. Но, вследствие неуспеха на юге, он был назначен на должность командующего южной группировкой, а командование 18-й армией было передано Линдеману9.

Такова общая обстановка, которая сложилась к моменту проведения операции войсками 8[-й] армии.

Таким образом, для противника создавалась угроза окружения, и создавались благоприятные оперативные условия для войск Ленинградского и Волховского фронтов.

Исходя из общей оперативной обстановки, 25 января 1944 года управление 8-й армии было перегруппировано на новгородское направление с задачей развития успеха.

К этому времени 59[-я] армия10 имела большое количество войск и широкий фронт, что создавало трудности в организации управления.

Распоряжением Военного совета фронта 8[-я] армия получила участок: Передольская11, Высоково, Воскресенское, Шимск — левый фланг12.

Состав 8-й армии определялся на 26 января: 7[-й] корпус13 — 256, 372 и 382[-я] дивизии, вытянутые в линию, за исключением одного 934[-го] полка 256 сд; 14[-й] корпус14 — 225, 191 и 378 сд. Все эти соединения прошли больше 60—80 км, преследуя отходящего противника. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Копытко В.К., Коршунов Э.Л. Опыт войны. Его учёт в современном военном строительстве — необходим // Воен.-истор. журнал. 2013. № 5. С. 3—10.

2 Наступательная операция войск Волховского фронта во взаимодействии с войсками левого крыла Ленинградского фронта, проведённая в период с 14 января по 15 февраля 1944 г. с целью разгрома главных сил немецкой 18-й армии и освобождения гг. Новгород и Луга; часть стратегической Ленинградско-Новгородской операции 1944 г.

3 Командующий армией с апреля 1942 г.

4 Начальник штаба 8-й армии с декабря 1942 г.

5 Георг Карл Фридрих Вильгельм фон Кюхлер (1881—1968) — немецкий военачальник, фельдмаршал (1942). Участвовал в Польской и Французской кампаниях, с 17 января 1942 г. возглавлял группу армий «Север» и руководил осадой Ленинграда.

6 Вероятно, под экономической эвакуацией здесь понимается эвакуация оборудования советских промышленных предприятий и запасов материальных средств.

7 Линия Пантера — Вотан, или Восточный вал — стратегический оборонительный рубеж немецких войск; оборонительная линия, частично возведённая немецкими войсками осенью 1943 г. Восточный вал был разделён на два рубежа — «Пантера» и «Вотан» и проходил по линии: река Нарва — Псков — Витебск — Орша — река Сож — среднее течение реки Днепр — река Молочная. На севере укрепления были возведены примерно от Витебска и включали две полосы обороны: 1-я проходила по берегам Псковского озера, рек Великой, Псковы и Черехи, 2-я — по западному берегу р. Великой и р. Нарова до Балтийского моря у Нарвы.

8 Отто Мориц Вальтер Модель (1891—1945) — 31 января 1944 г. был назначен командующим группы армий «Север», которая в это время терпела поражение в ходе Ленинградско-Новгородской операции советских войск. В течение февраля Модель сумел превратить беспорядочное отступление в планомерный отход и к началу марта окончательно остановить наступление войск Красной армии под Нарвой и Псковом, сорвав планы советского командования по глубокому прорыву в Прибалтику. За этот успех 1 марта 1944 г. Моделю было присвоено звание генерал-фельдмаршала.

9 Георг Линдеман (1884—1963) — немецкий генерал-полковник. С 1942 г. командующий 18-й армией. 1 марта 1944 г. назначен командующим группой армий «Север».

10 Командующий армией с апреля 1942 г. Иван Терентьевич Коровников, с 1955 г. — генерал-полковник.

11 Железнодорожная станция в 2 км южнее р. Луга (Ленинград — Дно).

12 Протяжённость участка по фронту составила до 60 км.

13 Командир корпуса с июня 1943 г. Роман Иванович Панин, генерал-майор (1940 г.).