Капитуляция Италии во Второй мировой войне

image_pdfimage_print

Аннотация. Автор анализирует настроения и действия итальянской политической и военной элиты, предшествовавшие капитуляции Италии во Второй мировой войне — подписанию акта о перемирии 3 сентября 1943 года.

Summary. The author analyzes the attitudes and actions of the Italian political and military elite before the surrender of Italy in World War II — signing the act of armistice on 3 September 1943.

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

 

СИЗОВ Александр Николаевич — кандидат исторических наук, доцент

(Москва. E-mail: alexandresizov@yandex.ru)

 

КАПИТУЛЯЦИЯ ИТАЛИИ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

 

3 сентября 1943 года в сицилийском городке Кассибиле, в 15 км южнее Сиракуз, на восточном побережье острова, начальник штаба верховного командования вооружённых сил союзных держав (США и Великобритании) на Средиземноморском театре военных действий (ТВД) генерал-майор У.Б. Смит от имени Объединённых Наций и бригадный генерал итальянской армии Д. Кастеллано от имени пришедшего к власти 25 июля 1943 года правительства Итальянского Королевства во главе с маршалом Италии П. Бадольо подписали акт о перемирии, согласно которому Италия и её вооружённые силы безоговорочно капитулировали. Главный союзник нацистской Германии был не только повержен, но и намеревался перейти на сторону антигитлеровской коалиции. Эта радужная перспектива порождала у лондонских и вашингтонских политиков и стратегов неоправданный оптимизм, они полагали, что военные действия на Апеннинах завершатся чуть ли не к концу 1943 — началу 1944 года.

Аналогичные иллюзии питали и правящие круги Италии — Савойская династия, верхушка генералитета, финансово-промышленная олигархия, сохранявшая тесные связи с международным капиталом, и крупнейшие аграрии. Они надеялись, избавившись от Муссолини и перебежав к бывшему противнику, обрести весомую поддержку в сохранении своих позиций и политических привилегий в стране. Один из авторитетных современных итальянских знатоков эпохи фашизма Р. Де Феличе подчёркивал: «По существу правительство 45 дней (пробывший у власти с 25 июля по 8 сентября военно-монархический кабинет П. Бадольо. — Прим. авт.), это правительство «фашизма без Муссолини», должно было быть защищено самими западными союзниками как единственно способное создать плотину на пути реально замаячившей «коммунистической опасности»1. Союзники СССР сознавали это. Британский премьер У. Черчилль не скрывал озабоченности. По его словам, «если опора в виде монархии и консерватизма, представляемых людьми подобно Бадольо, будет разрушена, то Италия вскоре неизбежно повернётся в сторону коммунистической революции»2. В послании Ф. Рузвельту 31 июля 1943 года У. Черчилль заявил, что «ни в малейшей степени не боится в наших военных целях признать Савойскую династию или Бадольо, так как достижению этих целей, безусловно, сильно помешали бы хаос, большевизация Италии или гражданская война»3.

«Равноправные» партнёры. Муссолини на аркане у Геринга Британская карикатура. 1940 г.

«Равноправные» партнёры. Муссолини на аркане у Геринга
Британская карикатура. 1940 г.

А итальянский народ, требуя немедленного выхода из войны и разрыва с гитлеровской Германией, стихийно выступал за радикальное искоренение остатков «чёрного двадцатилетия».

Когда 8 сентября премьер-министр маршал П. Бадольо по национальному радио объявил о подписании перемирия, надеждой прониклись все. Как справедливо отметил итальянский историк-международник А. Петакко, «это было давно ожидаемое решение, по меньшей мере, с 25 июля. Его ожидало мирное население, систематически подвергавшееся нараставшим массированным и разрушительным воздушным бомбардировкам. Его ожидала армия, уже вконец измотанная, отчаявшаяся и совсем беспомощная перед лицом ставшего очевидным подавляющего военного превосходства союзников, его ожидали антифашистские партии, пока ещё находившиеся вне рамок общественно-политической жизни… Его ожидали, в конце концов, даже сами немцы, которые — после отставки и ареста Бенито Муссолини — отнюдь не тешили себя иллюзиями относительно «непоколебимой верности» союзу короля Виктора Эммануила III и Бадольо. Чтобы встретить подготовленным прекращение боевых действий, правительство имело в своём распоряжении 45 дней, т.е. с 26 июля по 8 сентября. Однако к моменту подписания перемирия всё оказалось в шоковом, парализованном состоянии и всё развалилось словно карточный домик… Бегство из Рима короля и правительства, вооружённые силы, оставленные без приказов и ставшие лёгкой военной добычей немецких войск, обвальный политический коллапс, приведший к расколу страны, её разделу и к гражданской войне… Как дошли до всего этого?»4.

Попробуем найти ответ на этот вопрос.

25 июля 1943 года карабинеры (итальянские жандармы) в столичной частной резиденции короля Виктора Эммануила III — вилле Савойя — арестовали диктатора Б. Муссолини, почти безраздельно правившего страной свыше 20 лет. Это был закономерный финал острейшего кризиса, поразившего фашистский режим после разгрома 8-й итальянской армии в ходе Сталинградской битвы. «Дворцовый» переворот организовали три основных группировки заговорщиков.

Первая — тайно фрондировавшие против Муссолини высшие иерархи фашистской партии: двое из пресловутого «квадрумвирата»5 — Ч.-М. де Векки и маршал Италии Э.Де Боно; член Большого фашистского совета, председатель Палаты корпораций — нижней палаты итальянского парламента Д. Гранди; зять дуче, метивший в его преемники, до февраля 1943 года министр иностранных дел, затем посол в Ватикане Г. Чиано; член Большого фашистского совета, министр национального образования в 1936—1943 гг. Д. Боттаи. Перед 25 июля к ним примкнули административный секретарь партии Д. Маринелли, министр сельского хозяйства К. Парески, председатель Конфедерации работников промышленности Л. Готтарди, министр корпораций Т. Чианетти6.

Вторая группировка — монархически настроенное высшее командование вооружённых сил Италии — П. Бадольо, смещённый Муссолини с поста начальника генштаба за провал «молниеносной войны» против Греции в ноябре 1940 года, назначенный на эту должность в феврале 1943 года генерал армии В. Амброзио, его друг и единомышленник, заместитель военного министра корпусной генерал А. Сориче, руководитель СИМ (SIM — Servizio Informazione Militare — Военная служба информации) итальянской военной разведки и контрразведки бригадный генерал Д. Карбони, переметнувшийся на их сторону в последний момент шеф полиции К. Сенизе и упомянутый ранее Д. Кастеллано7, по оценке британского историка Д. Мак-Смита, «куда более пригодный для тайных заговоров, закулисных интриг и сомнительных комбинаций подозрительного рода, чем для разработки и проведения боевых операций и рискованного пребывания на передовой»8.

Третья группировка заговорщиков, ставшая мощной скрытой пружиной происшедшего, — подлинные хозяева страны, руководители крупнейших монополий, представители банковско-промышленного капитала и финансовой олигархии. В их числе сенатор Д. Аньелли, основатель и президент автомобильного концерна «Фиат»; председатель совета директоров резинотехнического треста «Пирелли» А. Пирелли; президент административного совета химического концерна «Монтекатини» Г. Донегани; глава фирмы «Сниа-Вискоза» Ф. Маринотти; «судовладелец Италии №1» неаполитанский миллиардер A. Лaypo; владелец компании по выпуску готовой одежды Г. Мардзотто; «текстильный король» сенатор М. Креспи; собственник общенациональной газеты №1 миланской «Corriere della Sera» («Коррьере делла Сера» — «Вечерний Курьер»), бывший министр и биржевой воротила В. Чини; магнат целлюлозно-бумажной промышленности Л. Бурго и, пожалуй, едва ли не центральное действующее лицо, предпочитавшее оставаться в тени, — генеральный управляющий Итальянским коммерческим банком Р. Маттиоли9.

Все нити заговора сходились в Квиринальский дворец — официальную резиденцию короля. Главным связующим звеном выступал герцог П. д’Аквароне, министр королевского двора и один из самых доверенных лиц короля Виктора Эммануила III. Во все детали был посвящён и наследный принц Умберто Савойский, князь Пьемонтский, впоследствии прозванный «майским королём» (ге maggio) за то, что ему довелось лишь месяц побыть на итальянском престоле в мае 1946-го. К активным действиям его энергично подбивала жена Мария-Жозэ, по происхождению бельгийская принцесса, завзятая антифашистка аристократически-салонного типа. Видный дипломат, убеждённый демократ-антифашист граф К. Сфорца называл её «самой светлой головой в доме Савойя, ладно сидевшей на красивых плечах»10. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Felice R. De. Mussolini l’alleato. Vol. VII. Parte II. La guerra civile (1943—1945). Ed. Einaudi, 1997. P. 9.

2 Mc Neill W.H. America, Britain and Russia. Their Cooperation and Conflict — 1941—1946. London, 1953. P. 291.

3 Churchill W.S. The Second World War. Vol. V. London, 1952. P. 64.

4 Petacco A. La nostra guerra — 1940—1945. Ed. Mondadori, 1995. P. 13.

5 «Квадрумвират» — главный руководящий орган фашистской партии в канун так называемого похода на Рим — прихода к власти в октябре 1922 года и в 1920-х — начале 30-х гг. В него входила четвёрка подчинявшихся непосредственно Муссолини главарей фашистского движения в Италии — Ч.М. де Векки, Э. Де Боно, И. Бальбо и М. Бьянки.

6 Bertoldi S. Colpo di Stato — 25 luglio 1943: il ribaltone del fascismo. Ed. Rizzoli, 1996. P. 7.

7 Storia d’ltalia. Vol. IV. (1914—1943). A cura di G.Sabbatucci e V. Vidotto. Ed. Laterza, 1997. P. 553.

8 Mack-Smith D. Storia d’ltalia dal 1861 al 1997. Ed. Laterza, 1997. P. 373.

9 Spinosa A. Alla corte del duce. Ed. Mondadori, 2000. P. 49.

10 Regolo L. La regina incompresa. Ed. Simonelli, 2001. P. 119.