«Калабалык» 1713 года в свидетельствах современников

image_pdfimage_print

Аннотация. Данная публикация, основанная на архивных малоизученных материалах, впервые в российский историографии освещает одну из малоизвестных страниц биографии Карла XII — вооружённый конфликт между турецко-татарскими частями и остатками шведского войска в феврале 1713 года, вошедший в анналы всемирной истории под названием «калабалык».

Summary. This publication based on little-studied archival materials for the first time in Russian historiography illuminates one of the little-known pages of the biography of Charles XII – the armed conflict between the Turkish-Tatar units and remnants of the Swedish army in February 1713, which went down in the annals of world history under the name “Kalabalyk”.

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ

 

ЦВИРКУН Виктор Иванович — профессор Кишинёвского государственного педагогического университета имени Иона Крянгэ, генеральный секретарь Постоянного Международного Секретариата Организации стран Черноморского экономического сотрудничества (г. Стамбул, Турция), доктор исторических наук

(г. Стамбул, Турция. E-mail: tvircun_victor@yahoo.com)

 

«КАЛАБАЛЫК» 1713 ГОДА В СВИДЕТЕЛЬСТВАХ СОВРЕМЕННИКОВ

 

История жизни и деятельности шведского короля Карла XII уже в первой половине XVIII столетия привлекла пристальное внимание европейских просветителей1. С течением времени интерес к этой героической и неординарной личности продолжал расти, умножаясь историческими исследованиями как в самой Швеции, так и далеко за её пределами2.

Среди множества тем, относящихся к биографии шведского короля, одна из них продолжает вызывать повышенный интерес профессиональных историков и литераторов. Речь идёт о так называемом «калабалыке», или штурме турецко-татарскими частями укреплённого лагеря Карла ХII в селении Варница под Бендерами3. Исследователи активно использовали свидетельства и документы шведских и турецких авторов, а также участников этого события. В меньшей степени «калабалык» отражён в российских изданиях. К настоящему времени нам известны лишь несколько опубликованных на русском языке документов4, в которых рассматриваемая тема предстаёт лишь в пересказе или интерпретации современников.

Изучение многочисленных материалов в различных архивохранилищах Российской Федерации, касающихся истории русско-турецких, русско-молдавских и русско-шведских отношений первой четверти XVIII столетия, позволило выявить ряд уникальных документов. Их отличительная особенность заключается в том, что все они являются источником сведений из «первых рук» — сообщениями непосредственных участников или свидетелей «калабалыка». Одни из сообщений принадлежат российским шпионам или казакам-перебежчикам, другие — захваченным в плен туркам. Найденные документы, дополняя и корректируя друг друга, воссоздают более полную и детальную картину событий, предшествовавших как самому «калабалыку», так и непосредственному штурму и захвату лагеря Карла XII турецко-татарскими частями. Все архивные материалы, представленные в настоящей публикации, введены в научный оборот впервые.

Потеряв под Полтавой и Переволочной некогда непобедимую армию, шведский король Карл XII с остатками войска (не более 1300 человек) бежал под протекцию Османской империи. Вместе с ними в пределах владений турецкого султана нашли спасение от преследовавших их российских частей сотни украинских казаков, сторонников бывшего гетмана И. Мазепы. После кратковременной остановки в Очаковской крепости беглецы «для пущей безопасности» перебрались подальше от границ с государством Российским, под стены Бендерской крепости. Здесь, в селении Варница, с согласия и при финансовой помощи султана Ахмеда III, при деятельном участии Исмаил-паши, бендерского коменданта, был возведён укреплённый лагерь шведского монарха. На неполных три года скромное молдавское сельцо Варница, расположенное на берегу Днестра, стало «малым Стокгольмом». Отсюда Карл ХII управлял внутренней и внешней политикой своего государства, руководил передвижением и действиями шведских войск в Померании и на Балтийском море. В Варнице он вынашивал планы взятия реванша над своим непримиримым недругом — Петром Великим.

Для шведского короля Полтавская битва отнюдь не являлась решающим сражением продолжительного противоборства с Россией. Тем более она не воспринималась им как предвестник будущего поражения в Северной войне 1700—1721 гг. В своей корреспонденции к членам королевской семьи и Сената он называл её «особенным случаем», в течение которого «армия имела несчастье понести потери, которые, как… надеюсь, в короткий срок будут поправлены»5.

Эту же мысль он небезуспешно пытался внушить своим военно-политическим союзникам — королевским дворам Франции и Англии, а также Блистательной Порте. Последняя занимала особое место в планах военного реванша шведского короля.

Используя давние противоречия и территориальные претензии, существовавшие между Россией и Османской империей, дипломатические представители Карла в Константинополе и Бахчисарае использовали все возможные средства — лесть, угрозы, подкуп и т.п. для того, чтобы склонить крымского хана, а вслед за ним и султанскую администрацию к вооружённому столкновению с Россией. На несколько лет Стамбул стал ареной драматического противоборства между дипломатическими представителями России и Швеции при султанском дворе, а также жёсткой борьбы между партиями сторонников и противников войны. Несмотря на невероятные усилия российского посла П.А. Толстого, стремившегося сохранить мир любой ценой, эмиссарам Карла ХII при посредстве и содействии союзников удалось склонить Турцию к войне с Россией. Объявленная в ноябре 1710 года, она стала причиной трагического Прутского похода российских войск и вынужденного заключения Станилештского мира, приведшего к потере Азова, Таганрога и Каменного Затона.

Удовлетворившись возвратом некогда утраченных территорий, Османская империя потеряла интерес к военно-политическим планам и предложениям шведского короля. К концу 1712 года его пребывание в пределах Османской империи становилось не только нежелательным, но в определённой степени опасным для внешнеполитического курса Блистательной Порты. Исходя из этого, администрация султана Ахмеда III неоднократно обращалась к королю с предложениями об организации его выезда и возвращения на родину, предлагая в сопровождение вооружённую охраны из сипахов и крымских татар.

Не оставляя надежду склонить чашу весов в свою пользу и вовлечь Турцию в новый конфликт с Россией, Карл XII находил различные предлоги и причины, откладывавшие его отъезд. К началу 1713 года терпение сераля стало иссякать, и турки приступили к более решительным мерам, относившимся к выезду «загостившего» в Варнице короля.

На протяжении всех пяти лет пребывания в Османской империи Карла XII его личная жизнь, поведение и международные связи находились под пристальным вниманием со стороны российского царя Петра I. Донесения, поступавшие от русских резидентов при дворах европейских монархов, а также сообщения находившихся в пределах Османской империи и империи Габсбургов тайных информаторов тщательно собирались и анализировались в Коллегии иностранных дел. Особенный спрос на эту информацию был в период обострения политических отношений между Россией и Турцией — в 1710—1713 гг.

Открытое противоборство российской и шведской дипломатии при султанском дворе несколько раз меняло вектор внешней политики Блистательной Порты от войны к миру. Последняя попытка «шведской партии» заставить Турцию нарушить условия Прутского мира (1711) и вновь вовлечь её в прямое столкновение с Россией, относится к осени 1712 года — 31 октября на чрезвычайном заседании Большого дивана в Стамбуле турки решили объявить ей новую войну.

Однако взамен активных приготовлений к предстоявшей кампании султанская администрация всю свою деятельность сконцентрировала на том, чтобы выпроводить на родину из османских владений шведского короля. В этой связи были отданы конкретные распоряжения господарю Молдавского княжества Николаю Маврокордато (1711—1715), крымскому хану Девлет II Гирею (1709—1713) и Исмаил-паше, коменданту бендерской крепости и Бендерской райи6. Как свидетельствуют донесения российских информаторов из Меджибожа7 от 9 января 1713 года, «по ведомости из Бендер, хан татарский и господарь волосский, конечно в готовности были и провожать короля в Померанию и на коней было сели»8. В это же время пришли известия из Молдавского княжества о том, что «подлинно король шведский с ханом и серескером хотел ехать в Померанию. И послал было господарь волошский ворника Стурзу от Цуцоры даже до Хотина ставить провиант и фураж на потребу войска и тракт их имел быть через Хотин и через Званец (г. Жванец. — В.Ц.). И прислан к нему Стурзе из Ясс указ от волосского господаря, что король не хочет ехать и писал хан о том до солтана в Адрианополь»9.

Эту же информацию подвердил в своих показаниях от 9 января курьер-разведчик Стаматий: «В Шаргородке, что в 4 милях от Днестра, и в Межибоже слышали, что хан с ордою поворотился назад для того, что король шведский из Бендер не пошел. И писал де хан о том султану. Да они ж слышали, что по всем от Бендера трактам, от Днестра и около Прута стоят на заставах орда и Киевского воеводы люди и от шведов по нескольку человек. И предостерегают, чтоб со стороны российской никого не пропустить и провиант и фураж готовить для проходу шведского короля, и собирают с волохов, а с поляков провианту и фуражу не берут»10.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Voltaire M. History of Charles XII, King of Sweden Parice, 1731. Last edition: Rutherford N.J.: Fairleigh Dickinson University Press; London: Associated University Presses, 1981.

2 Biographiska Minnen af Konung Carl ХII: s Krigare etc. med bilagor af B. A. Ennes. Stockholm, 1818 и 1819; Bain R. N. Charles XII and the Collapse of the Swedish Empire 1682—1719. London, 1895; Feldman J. Karl XII och Porten 1709—1714. Karl XII till 200-órs dagen av hans död Utgiven av Samuel E. Bring. Stockholm 1918; Akdes Nımet Kurat. İsveç Kıralı XII Karl’ın Türkiyede kalışı ve bu sıralarda Osmanlı İmparatorluğlu. İstanbul, 1943; Bengtsson F.G. The Life of Charles XII, King of Sweden, 1697—1718. Stockholm, 1960; Hatton R.M. Charles XII of Sweden. New York, 1969; Englund P. Poltava. Berättelsen om en armés undergång. Stockholm, 1988; Roberts M. «The Dubious Hand: The History of a Controversy». In From Oxenstierna to Charles XII: Four Studies. Cambridge, U.K., and New York, 1991; Liljegren B. Karl XII: en biografi. Lund, 2000; Sons; Berg O. Carl XII och enväldet. Göteborg, 2002; Ericsson, Peter. Stora nordiska kriget förklarat: Karl XII och det ideologiska tilltalet. Uppsala, 2002. Contains a brief summary in English; Цветков С. Карл XII. Последний викинг. 1682—1718. М.: Центрполиграф, 2005.

3 Изображение правого оттоманского суда в Бендерах над виновниками нападения на дворец короля в Варнице, или кровавое им возмездие, в котором открыто принял участие его султанское величество Ахмет III, по пристрастию и благосклонности к интересам Шведского Короля / Пер. П. Юрченко. // Записки Одесского общества истории и древностей. Т. Х. Одесса, 1877; Akdes Nımet Kurat. İsveç Kıralı XII Karl’ın Türkiyede kalışı ve bu sıralarda Osmanlı İmparatorluğlu. İstanbul, 1943. S. 626—636; McCarthy D.J. The Kalabalik, the «Hanting down» of Charles XII. In: History Today. L., 1965. № 6(15). June. P. 391—399; Пикуль В.С. «Железная башка» после Полтавы // Честь имею. Исторические миниатюры. М., 2010.

4 Изображение правого оттоманского суда в Бендерах… и Письмо графа Сапеги, старосты Бобруйского, из Бендер к герцогу Голшинскому в Копенгаген от 12 февраля 1713 г. // Письма и бумаги императора Петра Великого. М., 1992. Т. 13. Вып. 1. С. 115, 116.

5 Цит. по: Тарле Е.В. Северная война и шведское нашествие на Россию. М., 1959. http://militera.lib.ru.

6 Райей называлась территория (обычно в окрестностях крепости), отнятая у вассального правителя и напрямую подчинённая османской администрации. Так, в Молдавском княжестве с 1538 по 1812 г. существовала Бендерская, а с 1713 по 1812 г. — Хотинская райя.

7 Меджи́бож (укр. Меджибіж, польск. Międzybuż, Międzyboż, Мiędzybóż), основан в 1146 г., в XVI — начале XVIII в. — замок; в настоящее время — посёлок городского типа на Украине, в Летичевском районе Хмельницкой области.

8 Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 89 (Сношения с Турцией). 1713. Д. 22. Ч. I. Л. 4.

9 Там же. Л. 4 об.

10 Там же. Л. 9 об.