Исключена из боевого состава ВМФ и приобретена в качестве музейного экспоната.

image_pdfimage_print

Аннотация. В публикации с использованием материалов отчётов и судовых журналов рассказывается о сложностях транспортировки подводной лодки Б-307 по внутренним водным путям.

Summary. The publication using reports and logbooks describes the complexities of transporting submarine B-307 along inland waterways.

ИЗ ИСТОРИИ ВООРУЖЕНИЯ И ТЕХНИКИ

 

КРАМОРЕНКО Андрей Вячеславович — начальник научно-исследовательского управления НИИ СиПТ ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова», капитан 1 ранга, доктор технических наук

(198412, Ленинградская обл., Ломоносов, ул. Морская, д. 4)

ЕРОХИН Алексей Геннадьевич — начальник научно-исследовательского отдела НИИ СиПТ ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова», капитан 2 ранга, кандидат технических наук

(198412, Ленинградская обл., Ломоносов, ул. Морская, д. 4)

АГЕЕВ Антон Сергеевич — начальник научно-исследовательской лаборатории НИИ СиПТ ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова», старший лейтенант

(198412, Ленинградская обл., Ломоносов, ул. Морская, д. 4)

 

ИСКЛЮЧЕНА ИЗ БОЕВОГО СОСТАВА ВМФ И ПРИОБРЕТЕНА В КАЧЕСТВЕ МУЗЕЙНОГО ЭКСПОНАТА

Подробности транспортировки подводной лодки Б-307 (2003 г.)

 

Судьба кораблей, выведенных из боевого состава Военно-морского флота (ВМФ), редко становится предметом исторических исследований. Обозначенная в архивных материалах дата соответствующего приказа как бы прекращает жизнь корабля. Но ведь он никуда мгновенно не исчезает, нередко становясь участником примечательных событий, связанных с историей службы поисковых и аварийно-спасательных работ ВМФ. Та же в свою очередь содержит множество примеров гибели и подъёма «списанных объектов», их дальних и сложных транспортировок к месту утилизации. Иногда, существенно реже, выведенные из боевого состава корабли встают на пьедестал, превращаются в мемориальные корабли-музеи. Нечто подобное приключилось с подводной лодкой (ПЛ) Б-307. О ней и пойдёт речь в настоящей публикации. Редакция журнала сознательно сохранила практически в неприкосновенности авторский текст, описывающий детали проведённой технической операции, чтобы читатели могли сами оценить всю сложность данной и подобных ей транспортировок.

Подводная лодка Б-307 проекта 641Б (заводской № С-124) была исключена из боевого состава ВМФ в декабре 2001 года и приобретена в качестве экспоната Техническим музеем, созданным при ОАО «АвтоВАЗ». Главнокомандующий ВМФ 30 декабря 2002 года утвердил решение на её буксировку из Ленинградской военно-морской базы (ЛенВМБ) в город Тольятти на май—июнь 2003-го. Задача разработки технического проекта транспортировки была поставлена 40-му Государственному НИИ МО РФ (в настоящее время — НИИ спасания и подводных технологий в составе Военного учебно-научного центра ВМФ «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова»).

Сложность предстоявших работ заключалась в следующем. Массогабаритные характеристики подводной лодки были предельно большими, и обеспечить необходимую осадку с помощью цилиндрических стальных судоподъёмных понтонов, состоявших на вооружении ВМФ, для буксировки по внутренним водным путям, не представлялось возможным. Хотя водоизмещение без экипажа разгруженной ПЛ (с неё были сняты часть оборудования, аккумуляторные батареи, боекомплект, топливо, масло и др. запасы) значительно уменьшилось, но не настолько, чтобы снизить осадку до необходимого уровня. Это требовалось для регламентированного следования по шлюзам с заглублением 3,2 м. Применение крупных 200-тонных и тем более 400-тонных судоподъёмных понтонов было невозможным из-за обусловленного размерами шлюзов ограничения ширины системы «лодка — понтоны», а необходимое количество малых 80-тонных понтонов не умещалось по длине лодки. Между тем транспортировка на понтонах не имела альтернативы (свободный исправный транспортный док, с помощью которого обычно решалась подобная задача, на тот момент отсутствовал). Руководство тольяттинского Технического музея не допускало внесения в конструкцию корпуса Б-307 каких-либо существенных изменений наподобие приваривания вокруг нижней части корпуса крупногабаритного док-понтона, что было сделано производственным объединением «Севмаш» в том же 2003 году при доставке из Северодвинска в Москву подводной лодки Б-396 аналогичного проекта. К тому же маршрут предстоявшей транспортировки, проложенный через 3 крупных озера и 3 рукотворных моря (водохранилища), 16 шлюзов и под многочисленными мостами, в том числе санкт-петербургскими с их стремнинами и узкими судоходными пролётами, отличался большой протяжённостью (2344 км).

В основу технического проекта специалистами отдела подъёма затонувших объектов 40 ГНИИ МО РФ (руководитель — капитан 2 ранга А.В. Краморенко) было заложено применение речных судоподъёмных понтонов. Всего у ЗАО «Подводречстрой-1» арендовали четыре пары 100-тонных прямостенных понтонов проекта 1303 и одну пару аналогичных 85-тонных проекта РП-85. Особенностью работ являлась остропка понтонов к корпусу подводной лодки, стоявшей в сухом доке, а не на плаву, как это делается обычно, ввиду низкого расположения плавсредств. Их днища местами находились ниже киля подводной лодки, а высота надводного борта составляла всего несколько сантиметров. Такое обстоятельство требовало обеспечить строго вертикальное положение понтонов относительно корпуса Б-307, для чего проектом предусматривались боковые клетки (непосредственно у корпуса ПЛ). Кроме того, далеко не новые плавсредства, долгое время хранившиеся на берегу без надлежащего ухода, утратили арматуру, а вместе с ней и способность погружаться при балластировке и всплывать при продувке сжатым воздухом.

Технический проект по согласованию с куратором работ — первым заместителем начальника штаба вооружения ВМФ капитаном 1 ранга Е.И. Терентьевым был разделён на две части. Первая, разработанная в течение двух недель, включала расчёты и технологию постановки Б-307 на понтоны, вторая посвящалась непосредственно буксировке по внутренним водным путям. Этим достигалась возможность быстрее приступить к операции, не ожидая разработки всего проекта целиком, в чём, как и в дальнейшем, немалая заслуга руководителя работ — заместителя генерального конструктора ОАО «АвтоВАЗ» С.П. Прохорова, сотрудников объединения Г.В. Антоновой и Р.И. Губайдуллина.

Подводная лодка была отбуксирована и поставлена в сухой док Кронштадтского морского ордена Ленина завода (КМОЛЗ), не имевшего многих необходимых специалистов. Поэтому большинство работ выполнялись бригадой Технического музея во главе с С.А. Куликовым, обладавшим немалым опытом ремонта и восстановления исторической техники. Кроме того, ЛенВМБ командировала на предприятие бывшего старшину команды мотористов Б-307 мичмана М.Н. Голотюка, досконально знавшего свой корабль. В тяжёлой и трудоёмкой работе участвовали также представители 18-го арсенала ВМФ и экипажа стоявшего в ремонте спасательного судоподъёмного судна «Карпаты», выгрузившие из межкорпусного пространства лодки около 97 т твёрдого балласта.

Много времени заняли, как обычно, организационные вопросы, так что активная фаза работ началась только 6 августа после доставки 10 речных судоподъёмных понтонов. 14 августа Б-307 была поставлена в док «Трёх эсминцев». Предварительно сюда завели все 10 понтонов, разместив их перед носовой оконечностью ПЛ для освидетельствования и восстановительного ремонта корпусов.

16 августа была завершена разметка мест установки боковых клеток и понтонов. Корпус лодки покрылся сеткой вертикальных и горизонтальных линий, нанесённых белой краской. Далее начались работы по монтажу десяти опорных клеток, расстановке и закреплению понтонов с помощью стальных стропов.

Несмотря на трудности, 23 сентября 2003 года всё было готово к доковой операции. Следует отметить ударную работу на завершающем этапе её подготовки такелажников службы поисковых и аварийно-спасательных работ (СПАСР) ЛенВМБ под руководством капитана 2 ранга С.М. Синякова. Личный состав был взят в основном с ремонтировавшегося спасательного судна «Карпаты». Сложной оказалась установка под киль подводной лодки шести массивных деревянных подстропных подушек, без которых остропить понтоны низко и на одном уровне было нельзя. Борьба велась за каждый сантиметр будущей осадки системы «лодка — понтоны». Да и все без исключения участники работ понимали, насколько ответственной была стоявшая перед ними задача — не допустить затопления Б-307 на судовом ходу в каком-нибудь узком месте. Годом ранее катастрофа теплохода «Каунас», врезавшегося в опору Литейного моста в Петербурге и затонувшего в его единственном судоходном пролёте, мгновенно остановила приблизительно 400 судов, двигавшихся по Волго-Балтийскому пути. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru