Афганская политика США 1939—1945 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье представлен анализ развития афгано-американских отношений от разовых контактов перед Второй мировой войной до устойчивого присутствия США в регионе к её окончанию. Первая часть статьи посвящена деятельности американской дипломатии на афганском направлении в 1939—1944 гг.

Summary. The article presents the analysis of development of the Afghan- American relations from single contacts before World War II to the USA’s steady presence in the region on the eve of its finish. The first part of the article is devoted to the activities of U.S. diplomacy relating to Afghanistan in 1939-1944.

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

 

БУЛАТОВ Юрий Алексеевич — профессор кафедры всемирной и отечественной истории, декан факультета международных отношений МГИМО (Университета) МИДа России, доктор исторических наук, профессор

(Москва. E-mail: kotenevam1@mail.ru)

 

АФГАНСКАЯ ПОЛИТИКА США 1939—1945 гг.: ЦЕЛИ ЯВНЫЕ И СКРЫТЫЕ

 

На рубеже 1930—1940-х годов Афганистан оставался для американцев «terra incognita». Накануне Второй мировой войны афгано-американские отношения были лишь намечены пунктиром.

Начало развитию двусторонних контактов Афганистана и США было положено 7 мая 1933 года визитом в Кабул представителя США Т. Рузвельта, родственника американского президента Ф. Рузвельта. Афганское правительство обсудило с ним возможность заключения Договора о дружбе и открытия в Кабуле американской миссии1. Дискуссии по этому вопросу в правящих элитах двух стран затянулись. Лишь 26 марта 1936 года в Париже представители США и Афганистана подписали Предварительное соглашение о дружбе и установлении дипломатических и консульских отношений. Было решено, что первоначально дипломатические контакты будут поддерживаться через посольства обеих стран в Тегеране. Стороны также оставили за собой право вернуться к обсуждению вопроса о развитии консульских связей.

Установление государственных контактов дало толчок развитию афгано-американского сотрудничества. В январе 1937 года было объявлено, что афганское правительство подписало с американской фирмой «Exploitation company» (группа «Rockfeller¢s companies») концессионный договор о разведке нефтяных месторождений в Афганистане. Планировалось создать совместное предприятие с американским (60 проц.) и афганским (40 проц.) капиталами. Американцы согласились с условием кабульских властей ограничить срок работ в Афганистане трёхлетним периодом2.

Несмотря на то, что за первые полтора года американцы обнаружили богатые запасы нефти на севере Афганистана в провинции Герат, соглашение было денонсировано по инициативе американской стороны. Представители деловых кругов США заявили, что причиной стали «неблагоприятные международные условия»3. Под ними подразумевалась жёсткая, крайне отрицательная позиция СССР. Советское посольство в Кабуле неоднократно указывало афганскому правительству на недопустимость разработки с помощью иностранных специалистов гератской нефти на севере Афганистана, в районах, примыкавших к советско-афганской границе. В мае 1938 года в результате длительных переговоров посла СССР в Афганистане К.А. Михайлова с премьер-министром М. Хашим-ханом были достигнуты устные «джентльменские» договорённости, предусматривавшие создание в Афганистане 30-километровой пограничной зоны, недоступной иностранцам не только для работ, но даже для туристических поездок. В предвоенные годы афганцы неоднократно пытались «отыграть назад» или скорректировать эти устные договорённости, но их усилия были тщетны.

Таким образом, несмотря на Предварительное соглашение 1936 года, афгано-американской дружбы не получалось, разрыв концессионного договора на некоторое время замедлил развитие отношений. Двусторонние контакты стали носить исключительно протокольный характер и теплотой не отличались.

Отсутствовали и точки соприкосновения для совместной работы внешнеполитических ведомств США и Афганистана на международной арене. Представители двух стран занимали диаметрально противоположные позиции на Женевской конференции по сокращению и ограничению вооружений 1932 года. Через год Афганистан подписал Конвенцию об определении агрессии, предложенную СССР и ранее отвергнутую США, а также рядом других государств. Сближению позиций с США не способствовало и вступление Афганистана в 1934 году вслед за СССР в основанную американским президентом В. Вильсоном Лигу наций. В ней по всем важнейшим мировым проблемам Афганистан занимал позицию, солидарную с Советским Союзом, а не с США4.

Это привело к тому, что в предвоенный период для афгано-американских отношений были характерны разовые контакты локального масштаба. Так, в 1934 году на проходившей в Кабуле международной выставке промышленных товаров в числе 34 иностранных фирм были лишь 3 американские.

Американское присутствие среди иностранных советников, состоявших по контрактам на афганской службе, в предвоенный период также было символическим — не более трёх специалистов. Эта «дозорная группа» при необходимости могла информировать заинтересованных лиц в США о переменах в стране.

Некоторый интерес к Афганскому королевству сохраняли лишь американские любители приключений. Число богатых американцев, желавших совершить путешествие по Афганистану, не уменьшалось. Они, как правило, добирались туда через Британскую Индию, поэтому правительство США уполномочило своего генерального консула в Индии в дополнение к его обязанностям осуществлять функции генконсула США в Афганистане. В декабре 1940 года американская администрация с учётом прежних договоренностей с афганской стороной впервые установила консульские отношения с Кабулом.

В условиях начавшейся Второй мировой войны представители торгового капитала в Афганистане стали проявлять особую заинтересованность в развитии отношений с США. Учитывая рискованность связи афганской валюты с английским фунтом, Афганнацбанк перевёл имевшуюся у него валюту в американские доллары и вывез значительные суммы в США.

Задание обеспечить сохранность и придать устойчивость финансовой системе Афганистана министр экономики страны А. Меджид-хан получил от правительства и от короля М. Захир-шаха. С этой миссией он в январе 1941 года был направлен в Германию. Официально было объявлено, что выехал в Европу для лечения. До 1945 года этот «спецпредставитель» Афганистана находился в Берлине и обеспечивал оперативную связь кабульских властей с лидерами фашистской Германии, сумел вовремя перевести валютные счета короля, афганской знати и большую часть золотого запаса Афганистана из германских и других европейских банков в США.

В 1941—1945 гг. афганские валютные резервы в американских банках росли как на дрожжах. В начале 1941 года афганцы дополнительно закупили в Америке золото на 45 млн афгани и планировали закупить драгметаллы ещё на 15 млн афгани5. К концу войны только в Нью-Йоркском национальном банке на личных счетах короля Афганистана были 25 млн долларов США, общая сумма накоплений афганцев в финансовых учреждениях США на 31 июля 1944 года составляла 50 млн долларов6.

Перемену в настроениях правящей верхушки Афганистана в пользу США своевременно заметило Посольство СССР в Кабуле. В отчёте советской дипмиссии «Внутренняя и внешняя политика Афганистана в 1939 г. и первой половине 1940 г.» указано: «Афганцы переводят свои капиталы в Америку и завязывают деловые отношения с американцами, настойчиво добиваясь при этом приветственной телеграммы президента США Ф. Рузвельта по случаю 22 годовщины афганской независимости»7.

Старания афганцев в этом направлении увенчались успехом. 27 мая 1940 года по случаю праздника независимости Афганистана на страницах афганского официоза — газеты «Ислах» наряду с другими поздравлениями от глав правительств и государств на видном месте было опубликовано и поздравительное послание президента США Ф. Рузвельта. Его телеграмма носила исключительно протокольный характер. Рузвельт не счёл нужным, как это было принято, выразить пожелания личного характера королю Афганистана, но М. Захир-шах сделал вид, что этого не заметил, в ответной телеграмме сердечно поблагодарил за поздравления и выразил пожелания счастья президенту и процветания народу США8.

Надежды правящей династии на скорый пересмотр афгано-американских отношений не оправдались. Некоторое оживление и ожидание перемен в них вносили рутинные протокольные визиты в Афганистан в первые годы Второй мировой войны (1939—1941 гг.) посланника США в Иране Л. Дрейфуса. Он строго по графику посещал Кабул, традиционно встречался с министром иностранных дел и другими официальными лицами Афганистана, наносил визиты вежливости главам иностранных посольств, аккредитованным в афганской столице, в том числе советскому послу9.

Пауза в развитии афгано-американских отношений длилась недолго. С нападением фашистской Германии на Советский Союз коренным образом изменилось соотношение сил на международной арене. 14 августа 1941 года США совместно с Великобританией выступили с Декларацией о целях войны и послевоенном устройстве мира, вошедшей в историю под названием «Атлантическая хартия». В ней провозглашался отказ от территориальных приобретений, уважение прав народов на самоопределение, равенство в торговле. Лидеры двух стран торжественно заявляли, что после окончательного разгрома фашистской Германии будет создан мировой порядок, при котором народы смогут жить в мире, быть свободными от страха, нужды и агрессии. 24 сентября 1941 года СССР объявил о поддержке основных положений Атлантической хартии.

8 декабря 1941 года США объявили войну Японии, 11 декабря Германия и Италия объявили войну США. Вопреки разделению зон ответственности между США и Великобританией американцы развернули активную деятельность в зоне военной ответственности союзницы — в Индии, затем в Иране и Афганистане. В первую очередь администрация США учредила институты военных обозревателей, разместив их в трёх основных опорных пунктах — Дели, Калькутте и на острове Цейлон. По статусу американские военные обозреватели были личными представителями президента Ф. Рузвельта в местах своей дислокации, по сути — военными атташе, но не имели официального ранга10. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Архив внешней политики (АВП) РФ. Ф. 059. Оп. 1. П. 154. Д. 1177. Л. 88. Телеграмма полпреда СССР в Афганистане Л.Н. Старка от 3 мая 1933 г. в НКИД СССР.

2 Там же. П. 249. Д. 1751. Л. 10. Телеграмма полпреда СССР в Афганистане Б.Е. Сквирского от 12 января 1937 г. в НКИД СССР.

3 Там же. П. 37. Д. 5370. Л. 9. Телеграмма полпреда СССР в Афганистане К.А. Михайлова от 12 июня 1943 г. в НКИД СССР.

4 Подробнее см.: Теплинский Л.Б. История советско-афганских отношений. М., 1998. С. 115—120.

5 АВП РФ. Ф. 059. Оп. 1. П. 349. Д. 2383. Л. 66. Телеграмма полпреда СССР в Афганистане К.А. Михайлова от 12 марта 1941 г. в НКИД СССР.

6 Там же. Оп. 12. П. 37. Д. 230. Л. 212; Д. 231. Л. 174. Телеграммы посла СССР в Афганистане И.Н. Бакулина от 8 апреля и 31 июля 1944 г. в НКИД СССР.

7 Там же. Ф. 06. Оп. 2. П. 12. Д. 020. Л. 43. Доклад посольства СССР в Афганистане «Внутренняя и внешняя политика Афганистана в 1939 г. и первой половине 1940 г.».

8 Газета «Ислах». 1940. 27, 28 мая.

9 АВП РФ. Ф. 059. Оп. 1. П. 349. Д. 2383. Л. 118. Телеграмма полпреда СССР в Афганистане К.А. Михайлова от 20 мая 1941 г. в НКИД СССР.

10 Центральный архив Министерства обороны (ЦАМО) РФ / Ф. 23. Оп. 10617. Д. 1. Л. 6. Запись беседы помощника военного атташе посольства СССР в Афганистане майора В.А. Райцева с майором Эндерсом и капитаном Фоксом от 25 февраля 1944 г.