Войска Северной группы какого-либо значительного успеха не достигли…

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья посвящена наступательным действиям войск Северной группы Закавказского фронта в рамках оперативно-стратегического взаимодействия советских войск в период контрнаступления Красной армии под Сталинградом и на ростовском направлении.

Summary. The article is devoted to the offensive actions of the Northern Group of the Transcaucasian Front as part of operational-and-strategic interaction of the Soviet Troops during the counter-offensive of the Red Army near Stalingrad and in the Rostov area.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

Безугольный Алексей Юрьевич — ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, капитан, кандидат исторических наук

(119330, г. Москва, Университетский пр-т, д. 14)

«Войска северной группы какого-либо значительного успеха не достигли…»

Попытка ставки ВГК скоординировать контрнаступление советских войск под Сталинградом с наступлением на Северном Кавказе в ноябре—декабре 1942 года

 

Со второй половины сентября 1942 года Ставка ВГК, Генеральный штаб и руководство фронтов сталинградского направления приступили к планированию и подготовке контрнаступления против группировки войск германии и её союзников в районе Сталинграда. Советское командование учитывало, что успешные действия Красной армии вынудят вермахт для спасения ситуации перебрасывать сюда войска с других участков советско-германского фронта, что могло бы поставить под угрозу срыва ход операции. С целью воспрепятствования переброске было решено нанести ряд вспомогательных ударов на других участках этого фронта и тем самым сковать силы противника. Наиболее крупная его группировка действовала на тот момент в районе ржевско-вяземского выступа к западу от Москвы. Однако Ставка исключала возможность быстрой перегруппировки крупных сил с западного и северо-западного направлений на юг, поскольку для этого требовалось много времени. Кроме того, наличие здесь крупных группировок советских войск держало в постоянном напряжении германское командование. Поэтому решение на наступление действовавших в районе ржевско-вяземского выступа войск Западного и Калининского фронтов было принято Ставкой ВГК только 13 ноября, так что на планирование и подготовку наступления на западном направлении отводилось всего около двадцати дней (директива на наступательную операцию в этом районе была подписана 8 декабря 1942 г.).

Северо-Кавказская группировка противника была меньше, чем ржевско-вяземская, но находилась ближе к району Сталинграда и имела в своём составе значительное количество подвижных соединений, которые гитлеровское командование могло использовать для деблокирования намечавшихся к окружению под Сталинградом войск 6-й и 4-й танковых армий. Бóльшая часть моторизованных войск действовала в составе 1-й танковой армии против Северной группы войск Закавказского фронта — три танковых (3, 13 и 23-я дивизии) и одна моторизованная — СС «Викинг», а также Особое моторизованное соединение «Ф», что составляло около трети всех имевшихся у противника подвижных соединений на южном крыле советско-германского фронта. Эти обстоятельства вызывали необходимость проведения вспомогательной наступательной операции именно на этом участке, причём синхронно с действиями войск сталинградского направления.

Со второй половины октября советское Верховное командование начало втягивать Закавказский фронт в орбиту подготовки зимнего наступления. Ставка ВГК и Генеральный штаб непосредственно руководили планированием операции части Северной группы войск Закавказского фронта (9 армия, 10-й гвардейский и 9-й стрелковые корпуса 44-й армии и 4-й гвардейский кавалерийский корпус). 25 октября этот план, предусматривавший в том числе окружение и уничтожение моздокско-малгобекской группировки противника (основных сил 1-й танковой армии вермахта), был отправлен в Москву и уже вечером того же дня директивой Ставки № 170680 за подписями И.В. Сталина и А.М. Василевского утверждён, причём в него были внесены существенные дополнения. Директивой определялась дата готовности войск к операции — 3 ноября, начало же наступления должно было быть указано «специальным распоряжением Ставки». Очевидно, что этот срок увязывался по времени с началом наступательных действий фронтов сталинградского направления, которые также первоначально планировались на начало ноября (9—10 ноября).

Однако подготовка к наступлению была сорвана начавшимся 25 октября и ставшим неожиданным наступлением немецких и румынских войск на Нальчик и Орджоникидзе (Владикавказ). Заканчивавшие сосредоточение в исходных районах для наступления войска в срочном порядке были переброшены в район Орджоникидзе. Серьёзные просчёты в оценке сил, группировки и намерений противника, допущенные командованием Северной группы войск при планировании собственных действий на конец октября—ноябрь 1942 года, обернулись не только неожиданным прорывом фронта оборонявшейся на её левом фланге ослабленной в предыдущих боях 37-й армии и выходом врага на подступы к Орджоникидзе, но и тем, что подготовка вспомогательной наступательной операции была отложена почти на две недели и затем продолжилась в условиях острого цейтнота, что не могло не сказаться негативно на её осуществлении.

До 12 ноября 1942 года Северная группа войск проводила Нальчикско-Орджоникидзевскую оборонительную операцию, в ходе которой были разгромлены 13-я танковая дивизия, полк «Бранденбург», серьёзный урон нанесён 23-й танковой дивизии и другим частям врага. Однако полностью уничтожить их не удалось. Вскоре танковые соединения противника восстановили боеспособность и сумели остановить начавшееся в развитие успеха в районе Орджоникидзе наступление войск 9-й армии. Следует отметить, что в период Нальчикско-Орджоникидзевской оборонительной операции войска Северной группы Закавказского фронта объективно выполняли задачу по сковыванию сил противника, поскольку в наступательных действиях были заняты основные подвижные силы его 1-й танковой армии. После поражения немецких войск под Гизелью проводившаяся в развитие успеха контрнаступательная операция войск 9-й армии не достигла цели, к тому же она носила частный характер: задача поставить под угрозу разгрома всю противостоявшую Северной группе войск группировку противника не ставилась. В преддверии контрнаступления под Сталинградом требовалась операция гораздо большего масштаба, которая бы позволила выполнить главную и чрезвычайно важную для успеха операции на сталинградском направлении задачу надёжного сковывания всех сил врага на Кавказе, недопущения их переброски на Дон.

После начала Нальчикско-Орджоникидзевской операции вопрос о контрнаступлении Северной группы войск Закавказского фронта вновь был поднят 5 ноября, когда И.В. Сталин, обеспокоенный развитием ситуации под Орджоникидзе, позвонил командующему Закавказским фронтом с целью ознакомления с обстановкой и его соображениями относительно обороны города. В заключение разговора, вспоминает генерал армии И.В. Тюленев, Верховный главнокомандующий пригласил его и командующего Северной группой войск генерал-лейтенанта И.И. Масленникова «в случае удачи» в Москву. 11 ноября, когда исход боев под Гизелью стал ясен, командующему фронтом И.В. Тюленеву было предписано «в ближайшие дни» вылететь в Ставку, «имея при себе план дальнейших наступательных действий на Кавказе»1.

15 ноября командующий Закавказским фронтом отправил в Москву «План разгрома моздокской группировки», а вскоре после этого сам вылетел в Ставку для доработки и утверждения плана. Из-за сложностей дороги Тюленев прибыл в Москву лишь спустя несколько дней и был принят И.В. Сталиным 19 ноября, то есть в день начала контрнаступления под Сталинградом2. По воспоминаниям генерала армии И.В. Тюленева, Верховный «в общих чертах» проинформировал его о предстоявшей Сталинградской операции и приказал готовиться к наступлению на Кавказе3. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Великая Отечественная война 1941—1945 годов: В 12 т. Т. 1. Основные события войны. М., 2011. С. 397.

2 Сталин И.В. О Великой Отечественной войне Советского Союза. М., 1951. С. 121, 122.

3 Операции Советских Вооружённых Сил в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. (военно-исторический очерк): В 3 т. М., 1958. Т. III. С. 5.

4 Щербаков А.С. Под знаменем Ленина — Сталина советский народ идёт к победе. Доклад тов. А.С. Щербакова 21 января 1944 года на торжественно-траурном заседании, посвящённом XX годовщине со дня смерти В.И. Ленина // Военная мысль. 1944. № 1. С. 9.

5 Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. М., 1961. С. 593.

6 Там же. С. 584.

7 Воробьёв Ф.Д., Кравцов В.М. Победы Советских Вооружённых Сил в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. М., 1954. С. 268.

8 Партизанское движение (По опыту Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.) Военно-исторический очерк / Под общ. ред. В.А. Золотарёва. Жуковский; М., 2001. С. 227.

9 Там же. С. 228.

10 Верт А. Россия в войне 1941—1945 / Пер. с англ. Смоленск: «Русич», 2004. С. 475.

11 Сиполс В.Я. На пути к Великой Победе: Советская дипломатия в 1941—1945 гг. М., 1985. С. 190.