Судьба флагмана 1 ранга И.М. Лудри

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье показан жизненный путь видного советского военно-морского деятеля, участника Октябрьской революции и Гражданской войны флагмана 1 ранга И.М. Лудри.

Summary. The article shows the course of life of a prominent Soviet naval leader, the October Revolution and Civil War’s member Flag-officer 1 Rank I.M. Ludri.

ЗАБЫТОЕ ИМЯ

БЛИЗНИЧЕНКО Сергей Сергеевич — доцент кафедры транспортных сооружений Кубанского государственного технологического университета, кандидат технических наук

(г. Краснодар. Email: Flagman.Flota@yandex.ru)

 

«В СВЯЗИ С ОТСУТСТВИЕМ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ»

Судьба флагмана 1 ранга И.М. Лудри

 

Одним из первостроителей Рабоче-крестьянского Красного флота (РККФ) был флагман 1 ранга И.М. Лудри, неизменно занимавший

И.М. Лудри

И.М. Лудри

командные посты в руководящих структурах флота. Он возглавлял Морские силы Каспийского моря (1921—1923 гг.), береговую оборону, затем штаб Морских сил Чёрного моря (1930 г.), Учебно-строевое управление УВМС РККА (1931—1932 гг.), ряд лет являлся заместителем начальника Морских сил РККА (1932—1937 гг.). Однако, как и многие его сослуживцы, был репрессирован по ложным обвинениям и погиб. Реабилитировали И.М. Лудри через двадцать лет.

Иохан (Иван) Мартынович Лудри родился 16(28) января 1895 года на хуторе Эрма в деревне Халлисте волости Абья (Пярнуского уезда) Лифляндской губернии в крестьянской семье1. Окончив весной 1911 года так называемое Министерское училище в Лаатре, поступил в двухгодичную Кронштадтскую школу юнг, готовившую унтер-офицеров для флота. Иохан (теперь его уже называли Иваном) заинтересовался артиллерией и был направлен в класс артиллерийских унтер-офицеров на учебное судно «Пётр Великий». Первую мировую войну И.М. Лудри встретил комендором на новом линкоре «Полтава», на котором и прослужил по сути все военные годы, получив в 1915 году чин артиллерийского унтер-офицера 2-й статьи.

Бригада новых линейных кораблей, в которую входил линкор «Полтава», в основном стояла на рейде Хельсинки или в Аландских шхерах в ожидании, когда флот неприятеля начнёт прорыв в Финский залив. Но тот прорываться и не думал, так что бригада линкоров бездействовала, в матросских массах началось «брожение». И.М. Лудри также не остался в стороне от революционных процессов на флоте и после Февральской революции был избран членом судового комитета своего линкора. Надо отдать должное этому комитету: он не допустил кровавых расправ с офицерами, которые в марте прокатились по кораблям, стоявшим в Хельсинки и Кронштадте.

Октябрьскую революцию Лудри встретил тоже на линкоре «Полтава», затем проделал вместе с ним знаменитый «Ледовый поход». После прибытия в Кронштадт Лудри был избран в так называемый Военно-морской комитет Кронштадта, в руках которого в то время находилась вся власть в городе. Вскоре ему пришлось участвовать в первых боях с интервентами и белогвардейцами. В сентябре 1918 года Иван Мартынович вступил в РКП(б)2.

В этот период И.М. Лудри как одному из руководителей Военно-морского комитета пришлось решать следующие вопросы: эвакуация форта Ино; подавление беспорядков на эсминцах Минной дивизии; отправка из Кронштадта людей и техники на создававшиеся озёрные и речные флотилии; организация десантного отряда для Усть-Нарвы3. С 9 ноября 1918 по май 1919 года И.М. Лудри являлся военным комиссаром Кронштадтской военно-морской базы4, а в июне 1919 года, когда произошло антибольшевистское восстание в фортах Красная Горка и Серая Лошадь, был назначен членом комитета обороны Петрограда и главным комиссаром матросских отрядов, направленных на подавление восставших5. С одним из таких отрядов Лудри участвовал в боях против Юденича, одновременно выполняя обязанности коменданта Кронштадта.

Деятельность Лудри на посту комиссара не осталась незамеченной. В сентябре 1919 года он получил назначение на ту же должность на Онежскую военную флотилию6, которой в ту пору командовал Э.С. Панцержанский, и принял участие в высадке тактического десанта в район станции Лижма, что привело к срыву наступления белых на Петрозаводск. За эти бои Лудри через десять лет был награждён орденом Красного Знамени7.

В начале 1920 года Лудри оставил пост комиссара флотилии. Некоторое время он работал председателем коллегии Прионежского районного управления водного транспорта Наркомата путей сообщения (НКПС), затем на других руководящих должностях, а в ноябре сменил север на юг, получив назначение на должность военного комиссара Морских сил Чёрного и Азовского морей (МСЧАМ). С 1 декабря того же года он одновременно стал и военкомом береговой обороны Чёрного моря (БОЧМ).

Что представлял собой в ту пору Черноморский флот, можно судить по воспоминаниям работника тыла МСЧАМ Я.С. Ядрова. Вот что он писал: «Тяжёлая картина предстала перед новым командованием. Флота не было: одни корабли лежали на дне Севастопольской, Новороссийской и других бухт, другие уведены врангелевцами. Интервенты и белогвардейцы разрушили порты, подорвали укрепления, привели в негодность орудия… В такой обстановке надо было приступать к воссозданию флота. Помню первое совещание, созванное Лудри и Рудным сразу же по приезду в Севастополь. Собрались комиссары всех частей и секретари флотских партячеек. Выступил Лудри. Он сказал, что первая наша задача — навести порядок в городе и порту, организовать помощь трофейной комиссии в учёте всего сохранившегося военного имущества, ликвидировать пожары, достать со дна всё затопленное у причалов вооружение. Лудри призывал воссоздать береговую оборону, привести в порядок те немногие корабли, которые белогвардейцы не успели потопить или угнать. В заключение он сказал, что нас, коммунистов, на флоте немного, а дел невпроворот, поэтому каждый должен работать с утроенной энергией»8.

В Севастополе Лудри вновь встретился с Панцержанским, назначенным сюда начальником Морских сил. Им не пришлось тратить время «на притирку характеров». Тот же Ядров пишет: «Большевик, опытный политработник Лудри и беспартийный, блестящий морской специалист Панцержанский прекрасно дополняли друг друга»9. В результате дружной работы наморси и комиссара флот на Чёрном море стал оживать, в строй удалось ввести даже несколько подводных лодок типа АГ, началась планомерная боевая подготовка. Уже весной 1921 года отремонтированные корабли вышли на учения на Тендровский рейд.

Это было время бурного возрождения в стране торгового и военного флотов согласно принятым Х съездом РКП(б) решениям. Они напрямую относились и к флоту на Чёрном море. У входа в Севастопольскую бухту строились береговые батареи. Из Поволжья в главную базу МСЧАМ прибыли первые гидросамолёты10.

Дружная работа Э.С. Панцержанского и И.М. Лудри продолжалась до осени 1921 года, после чего их пути разошлись: Панцержанский был переведён в Москву на должность помощника главнокомандующего Вооружёнными силами Республики по морским делам (помглавкомор)11, а Лудри назначен начальником и комиссаром Морских сил Каспийского моря (МСКМ)12. Здесь одной из главных его задач в то время было обеспечить вывоз нефти из Баку в Астрахань, ибо центральные области испытывали подлинный топливный голод.

Прибыв в Баку, Лудри сразу же выяснил, что следует в первую очередь углубить астраханский рейд, где нефть перегружали с каспийских судов на волжские баржи, а заодно привести в порядок, углубить и оборудовать фарватеры под нефтеналивные суда на Каспии, в основном в Баку. Наморси пристально следил за всеми работами, добиваясь полного восстановления старого портового хозяйства. Одновременно велись работы по строительству в Баку нового военного порта для базирования флота. В стоительстве участвовали как военные моряки, так и трудящиеся столицы Азербайджана. Работы велись ускоренными темпами. 5 октября 1922 года уже был подписан акт о сдаче порта в эксплуатацию.

Однако на Каспии Ивану Мартыновичу пришлось заниматься не только капитальным строительством, но и боевой работой. В начале сентября 1921 года контрреволюционные банды, получив из Ирана английское оружие, подняли в Ленкоранском уезде мятеж. Им удалось захватить часть территории, в том числе провинцию Русская Астара. Для подавления восстания в Баку был организован штаб, в состав которого вошёл и И.М. Лудри. Ознакомившись с обстановкой, Иван Мартынович предложил блокировать Ленкоранское побережье с моря и оказать артиллерийскую поддержку с кораблей МСКМ сухопутным войскам. Штаб одобрил это предложение. Эсминцы «Ардоган» и «Туркменец-Ставропольский» вышли в море на указанные позиции у Ленкоранского побережья. Огнём своей артиллерии они эффективно поддержали наступление частей 28-й стрелковой дивизии. Мятежники были разгромлены и 13 сентября вытеснены за пределы Азербайджанской Республики. Но на этом они не успокоились. На рассвете 21 сентября их банды вновь пересекли границу и захватили селения Арчевань, Гелякеран, Шах-Агач и другие. Для отпора противнику сил одной 28-й стрелковой дивизии не хватало. Ей на помощь снова пришли моряки. Канонерские лодки «Ленин», «Роза Люксембург» и эсминец «Туркменец-Ставропольский» около месяца находились в море, поддерживая своим огнём части дивизии.

Поздней осенью 1921 года И.М. Лудри в числе других военморов был на приёме у В.И. Ленина. Перед этим группа руководящих работников флота обратилась в ЦК РКП(б) с письмом, в котором говорилось об ошибках, допущенных Реввоенсоветом Республики и лично Л.Д. Троцким в отношении флота, и ставился вопрос о принятии неотложных мер по его восстановлению. В Москву вызвали представителей всех флотов и флотилий. От Морских сил Каспийского моря были делегированы И.М. Лудри и К.И. Душенов. Председатель Совнаркома внимательно выслушал моряков и решительно поддержал их предложения. В результате ЦК РКП(б) в ноябре 1921 года обсудил вопрос о состоянии Красного флота, отменил ошибочные мероприятия РВС Республики, направленные на замену РККФ частями морской пограничной охраны, и наметил широкую программу дальнейшего возрождения флота13.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. Р-352. Оп. 2. Д. 140. Л. 1.

2 Там же.

3 Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия. М., 1983. С. 336.

4 РГА ВМФ. Ф. Р-352. Оп. 2. Д. 140. Л. 1.

5 Левоневский Д.А. Красная Горка. (Перелистывая протоколы ЧК). Повесть о 1919 годе. Л.: Советский писатель, 1977. С. 126, 127, 214.

6 РГА ВМФ. Ф. Р-352. Оп. 2. Д. 140. Л. 1.

7 Гражданская война и военная интервенция в СССР… С. 336.

8 Флагманы: Сборник воспоминаний и очерков. М.: Воениздат, 1991. С. 248.

9 Там же. С. 249.

10 Черноморский флот России: Исторический очерк. Симферополь: «Таврида», 2002. С. 197.

11 Там же. С. 91.

12 РГА ВМФ. Ф. Р-352. Оп. 2. Д. 140. Л. 1.

13 Флагманы… С. 252.