Главный ракетчик российской империи

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье кратко рассказывается о вкладе генерал-лейтенанта К.И. Константинова (1819—1871) в развитие отечественного ракетостроения и применение боевых ракет в интересах армии и флота.

Summary. The article briefly describes the contribution of Lieutenant-General K.I. Konstantinov (1819–1871) in development of domestic rocket production and application of combat missiles in the interests of the army and navy.

ВОСПОМИНАНИЯ И ОЧЕРКИ

 

ВЕБЕР Владимир Фредович — инженер Научно-исследовательского института прикладной механики и электродинамики МАИ (Московского авиационного университета)

(Москва. E-mail: vweber@mail.ru)

 

ГЛАВНЫЙ РАКЕТЧИК РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

 

Его звали Константин Иванович Константинов. Под этим именем он известен не только в отечественной, но и в зарубежной истории науки и техники благодаря своей яркой деятельности в XIX веке в области ракетной техники и артиллерии, приборостроения и автоматики. Поступив в 1834 году фейерверкером на юнкерское отделение в Михайловское артиллерийское училище, Константинов блестяще закончил обучение в старших классах офицерского отделения.

Годы учёбы в этом привилегированном военном учебном заведении сыграли существенную роль в судьбе будущего учёного и изобретателя, ибо здесь в то время работали лучшие столичные учёные и преподаватели, внесшие немалый вклад не только в совершенствование отечественной артиллерийской науки, но и в методические основы учебного процесса. Так, стараниями основателя училища генерал-лейтенанта А.Д. Засядко (1779—1837) были значительно развиты работы по совершенствованию ракетной техники и организации ракетного дела в России, выработке тактики боевого использования ракет. Благодаря ему в училищный курс по артиллерии были включены разделы о ракетах, а при училище образована учебная ракетная батарея.

К.И. Константинов

К.И. Константинов

По окончании училища в 1838 году прапорщик Константинов был направлен на войсковую стажировку в лейб-гвардии конную артиллерию, а уже через год назначен преподавателем дивизионной фейерверочной школы, где вскоре стал помощником заведующего лабораторией, которая по сути представляла собой учебно-производственный центр. Служба здесь как бы подтолкнула его к изобретательской деятельности. В 1840—1844 гг. он находился в заграничной командировке, где изучал артиллерийское дело.

В 1844 году Константин Иванович разработал и испытал в присутствии авторитетной комиссии электробаллистическую установку для измерения скорости снаряда, выстреливаемого из пушки. Определение скорости снаряда он свёл к задаче расчёта промежутков времени, необходимых ядру для преодоления расстояния между установленными по траектории полёта щитами (рамами) с натянутой на них проволочной сеткой под током. В следующем году, уже будучи начальником Школы для подготовки мастеров и подмастерьев порохового, селитренного и серного дела при Охтинском пороховом заводе, он усовершенствовал технику фейерверков. Можно сказать, это были первые шаги Константинова в сфере ракетной техники.

Начальство, заинтересованное в совершенствовании ракетного оружия, предложило молодому офицеру заняться исследовательскими работами в единственном тогда в России Петербургском ракетном заведении (заводе). Константинов понимал, что первым делом необходимо создать научную основу, или, как он писал, «математическую теорию конструкции и стрельбы ракет». Для этого следовало изыскать возможность аналитического исследования процессов, происходящих в ракетной камере, выяснить закономерности, которым они подчиняются. Первым шагом на этом пути стал изобретённый Константиновым ракетный баллистический маятник для измерения тяги порохового двигателя, позволивший установить закон изменения движущей силы ракеты во времени. Прибор получил высокую оценку за точность измерений и простоту вычислений. Он позволял определять влияние формы и конструкции ракеты на её баллистические свойства, что стало научной основой расчёта и проектирования ракет. Предложенная методика успешно применялась и век спустя в отечественных НИИ для исследования импульса тяги ракетных двигателей на твёрдом топливе.

В 1849 году полковник К.И. Константинов возглавил Петербургский ракетный, а по совместительству и Охтинский капсюльный заводы, занимаясь как ракетами, так и стандартизацией боеприпасов. В эти годы Константинов сконструировал 2-, 2,5- и 9-дюймовые боевые ракеты с дальностью полёта до 5 км, пусковые установки к ним и технологическое оборудование для их производства.

Накопив определённую сумму знаний, Константинов прочитал курс лекций о боевых ракетах офицерам практического отделения Михайловской артиллерийской академии на следующие темы: конструкции боевых ракет и их фабричное производство; тактика применения ракетного оружия; развитие ракетного оружия в России и др. В 1856 году Константинов принял участие в подготовке для книги «Артиллерия» раздела «Боевые ракеты», который затем выпустил самостоятельным изданием под названием «О боевых ракетах». В этом труде им излагались фундаментальные научные положения ракетостроения, основы ракетной техники и её технологическая база, конструктивные особенности различных ракетных схем. Он провёл также сравнительный анализ боевых ракет с центральным и боковым стабилизатором. Труд был отмечен Конференцией Артиллерийского училища по присуждению Михайловской премии как «полный и отчётливый трактат о ракетах, какого до сих пор не существовало ни на русском, ни на иностранном языке». Монография затем была переведена на французский язык и получила одобрение специалистов за рубежом.

Продолжая эту тему, Константинов, находясь в 1860 году во Франции, опубликовал лекции «О боевых ракетах» на французском языке. В Париже его тепло приняли в Академии наук, где его книга получила общее одобрение. В 1864 году монографию издали и в Петербурге, она вызвала живой интерес специалистов.

Константин Иванович прекрасно понимал, что возглавляемое им ракетное заведение морально и технологически давно устарело, и он разработал проект нового ракетного завода, строительство которого под его руководством началось в 1860-х годах в городе Николаеве, в излучине Южного Буга, в месте впадения в него реки Ингул. Интересно, что ещё до утверждения проекта Константинов на свой страх и риск заказал на заводе Фарко в Париже оборудование для него по своим чертежам.

Сентябрь 1859 года стал для генерал-майора К.И. Константинова ещё одной ступенькой к осуществлению его идей: он получил должность руководителя Управления по изготовлению и употреблению боевых ракет. Усилия Константинова по совершенствованию российской ракетной техники закономерно закончились созданием так называемой ракетной системы 1862 года, состоявшей из двухдюймовой ракеты, пускового станка и ударного пальника. При этом вместо сферической головной части он предложил удлинённые снаряды «цилиндросферической» формы, заменил увлажняемый при набивке пороховой состав сухим, ввёл цилиндрические стабилизаторы с тремя продольными желобами, что повысило не только надёжность ракет, но и устойчивую дальность их полёта. Претерпел изменения и пусковой станок. Здесь по его предложению пусковая труба круглого сечения была заменена трубой квадратной, что предохраняло деревянные стабилизаторы от обгорания при пуске и способствовало повышению точности полёта, а вместо ударного пальника стал использоваться пальник с ружейным замком и металлической скорострельной трубкой.

Все эти новации стали возможны благодаря применению на Николаевском ракетном заводе новейших по тому времени оборудования и технологий, в частности, электрического таймера, устройств обратной связи и т.п. Начальник управления справедливо полагал, что при заводе должна состоять образцовая ракетная бригада, в которой сосредоточивались бы всевозможные роды ракетной артиллерии: полевой, пешей, конной, осадной и крепостной. По его мнению, бригада должна была стать учебным центром для войсковых артиллеристов-ракетчиков, в котором они на практике постигали бы искусство боевого применения ракетного оружия. В целях его популяризации в войсках Константинов по аналогии с «Артиллерийским журналом» предлагал издавать «Ракетный сборник», однако необходимых для этого собственных средств у него не нашлось, военное же ведомство интереса особенного не проявило, так что издание, к сожалению, не состоялось. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru