«Головастики» стратегического назначения.

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья посвящена истории создания и развития ремонтно-технических баз Ракетных войск стратегического назначения — частей, непосредственно занимавшихся эксплуатацией головных частей ракет.

Summary. The article is devoted to the history and development of repair bases of the Strategic Missile Forces – units directly involved in operation of missile warheads.

ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

 

ГУЛЯЕВ Александр Анатольевич — старший преподаватель кафедры № 42 Военной академии Ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого, полковник, кандидат военных наук (Москва. E-mail: gulyaev.69@mail.ru)

 

«ГОЛОВАСТИКИ» СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

Из истории создания и развития специальных воинских формирований, предназначенных для эксплуатации головных частей ракет стратегического назначения

 

4 сентября 2006 года Указом Президента РФ в Вооружённых силах был установлен профессиональный праздник — День специалистов по ядерному обеспечению. Эта дата была выбрана не случайно: именно в этот день было создано 12-е Главное управление МО РФ, которое и занималось ядерным обеспечением. Специфика деятельности этого управления делает его наиболее закрытым в военном ведомстве. За более чем полувековую историю существования ядерных сил были подготовлены несколько десятков тысяч специалистов, занимавшихся эксплуатацией головных частей ракет во всех видах и родах ВС. Только в РВСН существовали более 117 воинских частей, решавших задачи ядерного обеспечения. Однако в армии и на флоте специалистов по ядерному обеспечению недаром прозвали «глухонемыми» за игнорирование вопросов о подробностях их службы. Именно поэтому в истории РВСН остаётся большое количество «белых пятен», особенно там, где речь идёт о частях, непосредственно занимавшихся эксплуатацией головных частей ракет.

2 февраля 1956 года в ходе проведения операции «Байкал» с полигона Капустин Яр на Семипалатинский полигон был проведён пуск первой баллистической ракеты Р-5М с ядерным зарядом. Какое подразделение тогда провело подготовку и стыковку головной части (ГЧ), пока остаётся невыясненным. Проведённый пуск подтвердил практическую возможность применения ядерных зарядов в баллистических ракетах. И в 1956 году в инженерные бригады Резерва Верховного главнокомандования (РВГК) поступили первые ядерные головные части ракет Р-5М. «Тогда же были сформированы и войсковые подразделения для эксплуатации и подготовки к боевому применению головных частей с ядерными зарядами — две сборочные бригады, начальниками которых стали полковник Ф.П. Гладков и подполковник В.Г. Котельников.

В начале 1957 года в войсковых условиях осуществляется опытная сборка головной части ракеты Р-5М, практически проверяются организационная структура, оснащение и методы работы сборочной бригады. Впоследствии на основе сборочных бригад формируются специальные воинские части для эксплуатации головных частей ракет»1.

Офицеров и прапорщиков этих воинских частей, по предмету их работы, коллеги-ракетчики в шутку называли «головастиками». Себя же они называли «ртбешниками» по действительному наименованию своих частей — ртб (ремонтно-технические базы). «Ракетчики занимались эксплуатацией ракетных комплексов, а специалисты ртб (на нашем сленге — “головастики”) — хранением, сборкой и подстыковкой головных частей к ракетам непосредственно на стартовых позициях»2.

Строгие режимные ограничения максимально сужали круг лиц, допущенных к сведениям по вопросам деятельности ртб. Даже не все заместители командира дивизии, в чьём непосредственном подчинении находилась ртб, без разрешения из Москвы допускались на их техническую позицию. «Особый режим» в отношении ртб привёл к тому, что в воспоминаниях ветеранов РВСН, научно-исторических трудах и энциклопедиях об этих частях почти ничего не говорится, и возможны отдельные неточности (годы службы, текущие должности и звания, а также инициалы некоторых офицеров).

Между тем в каждом соединении ракетных войск личный состав ремонтно-технических баз первым заступал на боевое дежурство вместе с первым дивизионом или полком, в интересах которого он действовал. При расформировании соединения последней с боевого дежурства снималась ртб после того как все головные части ракет отправлялись на базы хранения. Свои задачи «ртбешники» выполняли везде, где нёс боевое дежурство хоть один ракетный дивизион. От Анадыря на востоке до Калининградской области на западе, от Кольского полуострова на севере до Средней Азии на юге. Временно выполняли задачи ядерного обеспечения за пределами страны. В 1959 году две подвижные ремонтно-технические базы (пртб) были передислоцированы в ГДР.

«Решение о передислокации 72-й инженерной бригады РВГК на территорию ГДР было принято в 1955 году постановлением ЦК КПСС и СМ СССР. В ГДР бригада была размещена в районе Фюрстенберга и Фогенозанга. Были впервые построены стационарные объекты для двух инженерных дивизионов, двух пртб и управления бригады, а также хранилища для ракет и ядерных зарядов. Весной 1959 года бригада была передислоцирована в ГДР, в апреле поставлены ЯБП (ядерные боеприпасы. — А.Г.) и уже в мае бригада была приведена в готовность к боевому применению. В августе 1959 года поступил приказ оставить территорию ГДР и вернуться в СССР. Длительное пребывание бригады в ГДР не состоялось»3.

Через три года ртбешники снова выполняли свой воинский долг за границами Отечества. На этот раз на Кубе. Из воспоминаний подполковника запаса Виктора Ивановича Гудыма, в 1960—1963 гг. старшего техника 329 ртб 50-й ракетной дивизии, дислоцированной в Белокоровичах: «Поползли слухи о перебазировании нескольких ракетных полков, а значит и обслуживающих их ртб, за границу. В частях перешли на более повышенную боевую готовность, офицерский состав перевели на казарменное положение.

С приходом нового командира, начальника ртб полковника С.К. Романова прежняя бурная (так мы считали) жизнь наших подразделений превратилась в… клокочущий вулкан. Нас целенаправленно к чему-то явно начали готовить, но к чему именно, никто не мог взять в толк.

Несмотря на жёсткость, проявляемую при решении производственных и служебных вопросов, полковник С.К. Романов у всех нас снискал уважение, и только один недостаток заметили мы у него с первых же дней его пребывания в нашей части. Он вдруг ни с того ни с сего мертвенно бледнел и покрывался крупными каплями пота. Украдкой что-то бросал в рот и замирал на несколько мгновений. После этого краска возвращалась к его лицу, он тяжело вздыхал и продолжал прерванную приступом фразу.

В середине июля 1962 года поступила команда подготовить нашу технику к отправке и самим быть готовыми к убытию железнодорожным транспортом, но ни время, ни пункт назначения не назывались. Полная неясность. Известно было только то, что отправлялись всем составом ракетный полк полковника Н.Ф. Бандиловского и наша ртб. Куда, зачем, на сколько? Этого не знал никто. Командование рекомендовало нам отправить свои семьи к родственникам.

Вслед за убывшей техникой, которую мы увидели уже только на Кубе, в путь отправились и все наши расчёты. Почти десять суток провели в товарных вагонах. Наконец к середине августа 1962 года прибыли в г. Севастополь.

Из Севастополя мы вышли 13 сентября 1962 года. Первые облёты нашего теплохода самолётами ВМС США начались сразу после прохода “Адмиралом Нахимовым” Гибралтара.

Только теперь становилось понятно, что совсем не исключено начало третьей мировой войны. Вслух, правда, об этом не говорили. Никакой паники не было, и в нашем поведении внешне ничего не изменилось, но внутренне все как-то сразу подтянулись, даже напряглись немного.

На Кубу, в порт Гаваны, “Адмирал Нахимов” прибыл 6 октября. К месту дислокации нашей части прибыли уже во второй половине дня. Это оказалось на небольшой горе, у подножия которой располагался маленький городишко Артемиса. У американцев здесь когда-то были склады, размещавшиеся в тоннелях, прорытых в этой горе. Температура и влажность воздуха в подземных помещениях были стабильны, что очень подходило для хранения ГЧ, которые к нашему приезду уже находились здесь.

Невдалеке прибывшие ранее наши товарищи разбили палаточный городок, в котором предусматривалось место для нас. Встретивший нас здесь начальник ртб Сергей Константинович Романов выглядел уставшим и озабоченным. Он был предельно краток: “Пообедать — и за дело. Времени мало!”.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

 

1 РВСН: военно-исторический труд / Под ред. В.Ф. Толубко. Ч. I. Создание РВСН и разработка основ их боевого применения. М.: ВАД, 1978. С. 267.

2 Белокоровическая Ракетная Краснознамённая. Исторический очерк о 50-й ракетной дивизии 43-й ракетной армии РВСН / Под ред. С.В. Хуторцева. М.: ЦИПК РВСН, 2004. С. 88, 89.

3 Лата В.Ф. 32-я Херсонская Краснознамённая ракетная дивизия (Они защищали Отечество). М., 2007. С. 544.