Органы и учреждения военного плена и интернирования в СССР в 1941—1945 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье показаны этапы формирования, структура и функционирование фронтовых и тыловых учреждений СССР для содержания военнопленных и интернированных лиц в годы Великой Отечественной войны, а также центральных и региональных органов управления ими.

Summary. The article shows the stages of forming, structure and functioning of the front-line and logistical facilities of the USSR for prisoners of war and interned persons during the Great Patriotic War, as well as of their central and regional control bodies.

Кузьминых Александр Леонидович доцент кафедры философии и истории Вологодского института права и экономики Федеральной службы исполнения наказаний, докторант кафедры отечественной истории Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова, кандидат исторических наук

(г. Вологда. E-mail: istorial@mail.ru)

 

Органы и учреждения военного плена и интернирования в СССР в 1941—1945 гг.

 

В соответствии с международным правом каждое государство в случае вступления в войну должно создать систему органов и учреждений для содержания взятых в плен военнослужащих и гражданских лиц противника. В сентябре 1939 года одновременно с введением советских войск на территорию Польши в структуре Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) СССР было образовано Управление по делам военнопленных (УПВ), в июле 1940 года переименованное в Управление по делам военнопленных и интернированных (УПВИ). Структура данного ведомства включала четыре отдела (режима и охраны, учёта, снабжения, санитарный) с общим штатом 39 сотрудников. К началу Великой Отечественной войны УПВИ располагало 8 лагерями для содержания польских военнопленных и интернированных, контингент которых в августе—сентябре 1941 года был освобождён и направлен на формирование польской армии генерала В. Андерса.

Принятым накануне нападения фашистской Германии мобилизационным планом предусматривалось развёртывание 30 приёмных пунктов и 10 лагерей для военнопленных, однако из приёмных пунктов действовали лишь 19, а работу лагерей вообще организовать не удалось, и 15 августа нарком внутренних дел СССР Л.П. Берия подписал приказ № 0371 об их расформировании. Незначительное число находившихся в них военнопленных направлялось в Елабужский и Карагандинский лагеря.

В отличие от противника число пленённых Красной армией неприятельских солдат и офицеров на 19 ноября 1942 года оказалось невелико — всего 19 782 человека1. Совершенно другая картина наблюдалась по другую сторону фронта. Только в котлах под Белостоком и Минском в немецкий плен попали 323 тыс. советских военнослужащих, под Уманью — 103 тыс., под Смоленском и Рославлем — 348 тыс., под Киевом — 665 тыс., под Керчью — 100 тыс., под Брянском и Вязьмой — 500 тыс. Всего к концу 1941 года в немецких лагерях для военнопленных насчитывалось свыше 3 млн красноармейцев2. Определённая часть этих людей разными путями самостоятельно возвращалась из вражеского плена, к другим освобождение приходило в результате наступательных операций Красной армии, были и такие, кто, запятнав себя сотрудничеством с оккупантами, «освобождаться» совсем не стремился. Всё это привело к необходимости создания для бывших военнослужащих Красной армии, побывавших в окружении или в немецком тылу, специальных фильтрационных лагерей.

В начале 1942 года на основании постановления Государственного комитета обороны (ГКО) СССР № 1069сс от 27 декабря 1941 года и приказа НКВД № 001735, последовавшего днём позже, «в целях выявления изменников Родине, шпионов и диверсантов среди военнослужащих Красной армии, находившихся в плену и окружении противника», были развёрнуты 4 спецлагеря НКВД (Грязовецкий, Южский, Тамбовский и Ново-Анненский)3. В следующем году их количество увеличилось до 264.

Условия содержания в фильтрационных лагерях регулировались специальной инструкцией, объявленной приказом НКВД № 0087 от 13 января 1942 года. Территория таких лагерей обносилась высоким забором из колючей проволоки, охрана поручалась конвойным войскам НКВД; контингенту запрещалось выход из зоны, переписка, свидания с родственниками и т.п. После соответствующей проверки военнослужащие освобождались и направлялись в местные райвоенкоматы. Подозреваемых в предательстве и измене подвергали аресту, а дела на них направляли на рассмотрение военных трибуналов.

Что касается условий содержания вражеских военнопленных, число которых со временем стало заметно расти, то согласно распоряжению начальника Тыла Красной армии от 20 октября 1942 года их следовало передавать на приёмные пункты НКВД, не допуская нахождения в тылу армейских частей5. В целях упорядочения приёма военнопленных от войск приказом НКВД № 001156 от 5 июня 1942 года были созданы 6 лагерей-распределителей, каждый из которых обслуживал один или несколько фронтов6. Как правило, лагерь-распределитель имел в подчинении несколько приёмных пунктов военнопленных (ППВ), которые формировались по согласованию со штабами тылов фронтов. В 1942 году число ППВ увеличилось с 19 до 45, т.е. более чем в два с половиной раза7. Наибольшее количество ППВ дислоцировалось на территории Воронежской (5), а также Сталинградской и Ростовской областей (14)8. Росло и количество лагерей. Так, если по состоянию на 1 января 1942 года функционировали 6 лагерей, то через год их насчитывалось уже 30. Таким образом, за 1942 год лагерная сеть УПВИ выросла в пять раз9.

Необходимость использования всех ресурсов для разгрома врага поставила перед советским руководством задачу по организации политической работы с вражескими военнопленными. 24 января 1942 года секретариат Исполнительного комитета Коммунистического интернационала (ИККИ) создал постоянную комиссию во главе с В. Ульбрихтом, которая впоследствии получила название Институт № 99. На первом же заседании комиссии в конце января 1942 года был принят проект директивы о задачах политработы в лагерях для военнопленных, а также проект организации «учебного лагеря» военнопленных-антифашистов10. После рассмотрения и одобрения данных предложений И.В. Сталиным и Л.П. Берией было принято решение об организации Центральной антифашистской школы (ЦАШ) на 200 человек на базе Оранского лагеря (Горьковская обл.). Её задачей являлась подготовка антифашистского актива, а также специалистов-переводчиков и разведчиков для 7-го управления Главного политуправления РККА и партизанских отрядов. ЦАШ начала работу в мае 1942 года и за 12 месяцев подготовила два выпуска антифашистов общим количеством 197 человек, которых распределили по лагерям военнопленных11.

Логичным завершением структурных преобразований в данной сфере стала реорганизация центрального аппарата УПВИ. 3 августа 1942 года заместитель наркома внутренних дел И.А. Серов утвердил новое «Положение об Управлении НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных», в котором согласно этому документу появились секретариат, политинструкторская группа, а также 5-й (организационно-производственный) отдел. В конце года в управлении был организован оперативный отдел, а в лагерях — оперативные отделения. На последние возлагались такие задачи, как организация агентурно-осведомительной сети, прежде всего среди лагерного контингента; подбор и вербовка внутрилагерной и закордонной агентуры; содействие политорганам в политико-воспитательной работе военнопленными; предотвращение побегов и диверсий; ведение следствия по делам военнопленных и личного состава лагерей12.

1943 год стал годом коренной перестройки системы УПВИ как в центре, так и на периферии, вызванной изменением общей ситуации на фронтах. 19 ноября 1942 года советские войска после упорных боёв под Сталинградом перешли в решительное наступление, в результате которого в окружении оказались свыше 300 тыс. немецких солдат и офицеров вместе с генерал-фельдмаршалом Ф. Паулюсом. Полная капитуляция окружённой группировки вермахта завершилась 2 февраля 1943 года. Всего в ходе Сталинградской битвы, по подсчётам А.Е. Епифанова, были взяты в плен 239 755 военнослужащих германской армии и её союзников13.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Военнопленные в СССР… 1939—1956. Документы и материалы. М., 2000. С. 29, 1040.

2 Штрайт К. «Они нам не товарищи…»: Вермахт и советские военнопленные в 1941—1945 гг. М., 2009. С. 87.

3 Архив Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Вологодской области (Архив УМВД России по ВО). Ф. 6. Оп. 1. Д. 415. Л. 274—276.

4 Однако к концу 1942 г. большинство из них (17 из 26) были расформированы либо в связи с отступлением советских войск на южном участке фронта, либо в связи с прекращением поступления новых партий спецконтингента и завершением фильтрационно-проверочных мероприятий. См.: Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 1п. Оп. 23а. Д. 2. Л. 119.

5 Распоряжение начальника Тыла Красной армии № 24/1039125 начальникам тыла фронтов и отдельных армий о порядке прохождения военнопленными армейских тыловых районов от 20 октября 1942 г. Опубликовано в кн.: Русский архив: Великая Отечественная. Иностранные военнопленные Второй мировой войны в СССР / Под ред. В.А. Золотарёва. Т. 24 (13—1): Нормативные документы. М.: ТЕРРА, 1996. С. 72, 73 со ссылкой на: РГВА. Ф. 1п. Оп. 5е. Д. 1. Л. 213.

6 Приказ НКВД СССР № 001156 об изменении организационной структуры лагерей и приёмных пунктов НКВД СССР для военнопленных от 5 июня 1942 г. Опубликован в кн.: Военнопленные в СССР… С. 93, 94 со ссылкой на: Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. 9401. Оп. 1. Д. 636. Л. 124—126.

7 Рассчитано по данным: РГВА. Ф. 1п. Оп. 23а. Д. 1. Л. 2, 6; Военнопленные в Сталинграде. 1943—1954: документы и материалы. Серия «Военнопленные в СССР». Т. 2 / Под ред. М.М. Загорулько. Волгоград, 2003. С. 73.

8 Военнопленные в Сталинграде… С. 73, 74.

9 Рассчитано по данным: РГВА. Ф. 1п. Оп. 23а. Д. 1. Л. 2, 6; Военнопленные в Сталинграде… С. 73.

10 Цит. по: Крупенников А.А. Антифашистские школы в лагерях военнопленных в СССР // Тяжкая ноша плена. М., 2001. С. 79, 80.

11 В первом наборе школу окончили 107 человек (78 немцев и 29 румын); во втором — 90 человек (50 немцев, 12 австрийцев, 26 румын, 2 хорвата). См.: Главное управление по делам военнопленных и интернированных НКВД — МВД СССР. 1941—1952: Отчётно-информационные документы и материалы. Т. 4 / Под ред. М.М. Загорулько. Волгоград, 2004. С. 62.

12 Архив УМВД России по ВО. Ф. 6. Оп. 1. Д. 431. Л. 484—487.

13 Епифанов А.Е. Сталинградский плен 1942—1945 гг. М., 1999. С. 75.