Боевые действия и выход из окружения 3-й армии Брянского фронта (октябрь 1941 г.)

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье на основе архивных материалов реконструируются события Великой Отечественной войны октября 1941 г., когда 3-я армия Брянского фронта выходила из окружения.

Summary. On the basis of archival materials reconstructed the events of the Great Patriotic War in October 1941, when the 3rd Army Bryansk Front came out of the encirclement.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

 

ГАВРЕНКОВ Александр Александрович аспирант Брянского государственного университета имени академика И.Г. Петровского

(г. Брянск. E-mail: dvorec32@mail.ru)

 

«СКОРО ДОЛЖЕН БЫТЬ ПЕРЕЛОМ, ЭТО ЧУВСТВУЕТСЯ ВО ВСЁМ…»

 

Боевые действия и выход из окружения 3-й армии Брянского фронта (октябрь 1941 г.)

 

Контрнаступлению советских войск в ходе битвы под Москвой предшествовали тяжёлые оборонительные бои, которые вела Красная армия против немецко-фашистских войск на дальних подступах к столице в октябре—ноябре 1941 года. Одной из наиболее сложных, героических, драматичных и вместе с тем малоизученных операций того периода были оборонительные действия и выход из окружения в октябре 1941 года 3-й армии Брянского фронта.

3-я армия (командующий — генерал-лейтенант В.И. Кузнецов) была сформирована 1 сентября 1939 года в составе Белорусского Особого военного округа (БОВО) на базе Витебской армейской группы войск. Великая Отечественная война застала армию на государственной границе западнее и юго-западнее Гродно. Сражения начального периода войны на гродненской земле, бои под Минском и Брянском, участие в битвах под Москвой, Курском, операция «Багратион», освобождение польской земли, Восточно-Прусская операция, сражение под Берлином и выход на Эльбу, всего свыше 20 наступательных и оборонительных операций — таков далеко не полный перечень этапов славного боевого пути этого объединения.

В октябрьские дни 1941 года соединения и части 3-й советской армии под командованием генерал-майора Я.Г. Крейзера, занимавшие оборону в центре Брянского фронта, оказались в кольце вражеских войск. В этот наиболее трудный и напряжённый оборонительный этап битвы под Москвой войска Брянского фронта 1-го формирования (16 августа — 10 ноября 1941 г.), отражая германское наступление, проводили Орловско-Брянскую оборонительную операцию (30 сентября — 23 октября 1941 г.).

Генеральное наступление немецких войск на Москву — операция «Тайфун» — началось 30 сентября ударом 2-й танковой группы (с 5 октября 1941 г. 2-я танковая армия) генерал-полковника Г. Гудериана из района Шостки на Орёл. 24-й моторизованный корпус противника быстро смял слабую оборону 13-й армии и уже 3 октября ворвался в Орёл. 6 октября противник занял Брянск, окружив войска 3-й и 13-й советских армий. В наиболее сложном положении оказалась 3-я армия. В случае принятия Верховным командованием Красной армии решения войскам фронта на разгром прорвавшегося противника и выход из окружения армии предстояло пройти с боями около 300 км по лесисто-болотистой местности, в условиях дождливой осенней погоды. На путях отхода советские войска уже ждали части 18-й танковой дивизии противника…

Ставка Верховного главнокомандования (СВГК) приказала командованию Брянского фронта разгромить заслоны немецких войск, вырваться из оперативного окружения, при этом сохранить своё боевое и организационное ядро для создания нового фронта обороны. Директива № 1067 командующего войсками Брянского фронта генерал-полковника А.И. Ерёменко1на отход и ведение боевых действий с перевёрнутым фронтом командующему 3-й армией генерал-майору Я.Г. Крейзеру2была вручена 7 октября 1941 года. Директива была размножена и отправлена в 13-ю и 50-ю армии3. Данное решение принималось в то время, когда штаб Брянского фронта располагал скудными данными о противнике, о 50-й и 13-й армиях, группе генерал-майора А.Н. Ермакова4. Все объединения действовали, по существу, разрозненно. Штаб фронта, находившийся в Белеве, ими управлять не мог, т.к. не имел связи ни с одной армией и получал лишь отрывочные сведения о них через Генеральный штаб5. О серьёзном нарушении управления войсками со стороны штаба фронта можно судить и по тому, что в полученной из Ставки радиограмме штаб 3-й армии уведомляли о том, что исполнение обязанностей командующего войсками Брянского фронта возлагается на командующего 50-й армией генерал-майора М.П. Петрова. В Москве, очевидно, считали, что генерал-полковника А.И. Ерёменко уже нет в живых6. Командующий Брянским фронтом с 5 октября находился в районе ст. Свень (в 11 км юго-западнее Брянска), откуда в ночь на 6 октября изложил начальнику Генерального штаба Маршалу Советского Союза Б.М. Шапошникову замысел действий на отвод войск фронта на тыловой рубеж в условиях оперативного окружения. Б.М. Шапошников отнесся внимательно к его докладу и обещал поставить о нём в известность Верховного главнокомандующего.

Но на следующий день, 6 октября, примерно в 14.30 оперативная группа штаба фронта подверглась нападению танковой группы противника, наступавшей на Брянск с юга. Позднее выяснилось, что это были части 17-й танковой дивизии немцев. Лишь к утру 7 октября командующий фронтом прибыл во Вздружное — в штаб 3-й армии, где «получил возможность лично и письменно отдать приказ о повороте фронта и руководить его осуществлением в 3-й и 13-й армиях. В 50-ю армию приказ был послан шифром»7.

Соединения и части 3-й армии занимали оборону в центре Брянского фронта. В первый день германского наступления на этом участке фронта противник не предпринимал активных боевых действий, а вёл сковывающие бои. Только 1 октября развернулись ожесточённые схватки, и частям немецкой армии ударом на Почеп удалось занять важный в тактическом плане пункт в обороне 280-й стрелковой дивизии (комдив генерал-майор С.Е. Данилов). Несколько раз подразделения дивизии переходили в контратаку и вернули захваченные немцами позиции8.

Если на центральном участке фронта активность немцев не вызывала беспокойства у командования фронта и 3-й армии, то на флангах, в местах прорыва фронта на участках, оборонявшихся соединениями 13-й и 50-й армий, положение складывалось угрожающее, а порой катастрофическое.

Главное командование сухопутных войск вермахта 7 октября 1941 года докладывало в генеральный штаб, что «под Брянском почти завершено окружение 3-й армии. Перед флангами группы армий противник начинает отходить. Подтягивание крупных сил к фронту или флангам группы армий 7.10 установлено не было»9. Выводы, сделанные германским командованием, соответствовали действительности. Резервов для противодействия прорвавшимся в тыл наших войск танковым и моторизованным соединениям противника, ударам по их тылам и флангам у командования фронта и Ставки ВГК не было. Верховное командование с трудом находило отдельные части и соединения, чтобы хотя бы на время задержать противника, развивавшего наступление на Тулу и далее на Москву. В этих условиях на окружённые войска фронта, в том числе и 3-ю армию, возлагались большие надежды: активной обороной, решительным ударом по тылам 2-й немецкой танковой группы они должны были сковать и лишить подвижности её танковые соединения, разгромить противостоявшего противника, выйти с боем из окружения и восстановить линию фронта. Замысел действий по отводу войск фронта на тыловой рубеж в условиях оперативного окружения был определён директивой Ставки ВГК № 002737.

Отход войск фронта, в том числе и 3-й армии, был разработан в штабе 3-й армии при личном участии генерал-полковника А.И. Ерёменко. Предстояло осуществить поворот фронта на 180 градусов и, отступая на рубеж Поныри — Фатеж, ударом в тыл немецким войскам уничтожить орловскую группировку противника. В ночь на 8 октября главные силы армии начали выполнять поставленные задачи, прикрывшись сильными арьергардами, оторвались от противника и к утру совершили продолжительный, на пределе выносливости личного состава, марш в 60 км.

На рубеже Уты (на р. Десна, в 32 км севернее Трубчевска), Арельск противник, занявший оборону на подготовленном тыловом рубеже фронта, оказал особенно сильное сопротивление. Немцы блокировали все выходы из лесов по линии Навля, Борщево, Погребы, Локоть и встретили отходившие части армии организованным огнём. Сломить сопротивление противника сходу не удалось. Упорные бои на этом рубеже продолжались с 8 по 11 октября10. Однако разрозненные атаки подходивших частей успеха не принесли.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Ерёменко Андрей Иванович (1892—1970) — Маршал Советского Союза (1955 г.), Герой Советского Союза (1944 г.), Герой ЧССР (1970 г.). В начале Великой Отечественной с 30 июня по 2 июля генерал-лейтенант А.И. Ерёменко командовал войсками Западного фронта. Руководил боевыми действиями в Смоленском сражении. С 14 августа — командующий войсками Брянского фронта. В октябре—декабре А.И. Ерёменко находился на лечении в госпитале после ранения. С декабря 1941 г. генерал-полковник А.И. Ерёменко командовал 4-й ударной армией. С февраля по август 1942 г. находился в госпитале. С августа 1942 г. командовал войсками Юго-Восточного, с сентября — Сталинградского фронтов. С января 1943 г. командовал войсками Южного фронта, с апреля 1943 г. — войсками Калининского фронта. В феврале—апреле 1944 г. командовал отдельной Приморской армией. С марта 1945 г. — командующий войсками 4-го Украинского фронта.

2 Крейзер Яков Григорьевич (1905—1969) — генерал армии (1962), Герой Советского Союза (1941). В армии с 1921 г. С 1939 г. — командир стрелковой дивизии. В июне 1941 г. — полковник. В ходе войны — командир 1-й Московской мотострелковой дивизии на Западном фронте, командующий 3-й армией (август—декабрь 1941 г.). С февраля 1942 г. — заместитель командующего 57-й армией, командующий 1-й резервной, заместитель командующего и командующий 2-й гвардейской армиями Южного фронта. С августа 1943 г. до конца войны Я.Г. Крейзер — командующий 51-й армией.

3 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 48. Оп. 3412. Д. 8. Л. 335—337.

4 Ермаков Аркадий Николаевич (1899—1957) — генерал-лейтенант (1944 г.). Участник Гражданской войны. В июле 1941 г. — генерал-майор. В октябре—ноябре — командующий 50-й армией, заместитель командующего Брянским фронтом. В марте—сентябре 1943 г. — командующий 20-й армией Западного фронта.

5 ЦАМО РФ. Ф. 16. Оп. 1071. Д. 1В. Л. 152—158.

6 Там же. Ф. 48. Оп. 1554. Д. 91. Л. 350.

7 Там же. Ф. 202. Оп. 5. Д. 38. Л. 1—30.

8 Там же. Ф. 16. Оп. 1071. Д. 3545. Л. 469—480.

9 Там же. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 548. Л. 193—198.

10 Там же. Ф. 16. Оп. 1071. Д. 3545. Л. 202—209.