Военное образование в первые годы советской власти.

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье с использованием архивных материалов рассказывается о первых шагах советской военной школы.

Summary. The article, using archival materials, describes the first steps of the Soviet military school.

ВОИНСКОЕ ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

 

СИМОНОВ Анатолий Александрович — доцент кафедры отечественной истории в новейшее время Института истории и международных отношений Саратовского государственного университета, кандидат исторических наук (г. Саратов. E-mail: simonoffsgu@mail.ru)

 

ВОЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

По опыту краткосрочных военно-учебных заведений в Саратовской губернии (1918—1923 гг.)

 

В годы Гражданской войны (1918—1920 гг.) одним из эффективных способов использования офицеров старой армии в Вооружённых силах Республики Советов стала политика в области военного образования. Считается, что первым советским военным учреждением, привлекшим к своей работе военных специалистов, было Главное управление военно-учебных заведений (ГУВУЗ)1, которое изначально ориентировалось на педагогический и командный состав бывших военных училищ, а также офицеров с большой служебной практикой2. В этом смысле показателен пример краткосрочных военно-учебных заведений3, созданных в Саратовской губернии. Точкой отсчёта их деятельности можно считать 25 июня 1918 года, то есть, день, когда было принято решение на формирование в губернии учебных заведений, «состоящих из различных отделов военного знания». Менее чем через месяц губернскому комиссариату по военным делам из соответствующего Наркомата Республики поступил приказ (№ 567 от 18 июля 1918 г.) об открытии в Саратове «курсов смешанного типа с отделениями всех родов оружия»4. Был перечислен и денежный аванс в размере 80 000 рублей5.

На тот момент в городе уже работала организационная комиссия6. Состояла она в основном из бывших офицеров. Вначале ею руководил начальник штаба 1-й Саратовской пехотной дивизии Генерального штаба полковник С.В. Армейсков, а с 8 июля — комиссар курсов большевик М.П. Блинов. Членами являлись представитель Высшей военной инспекции поручик А.А. Аргентов, начальник хозяйственной части курсов полковник Я.Г. Ганнибал и делопроизводитель штабс-капитан В.Ф. Никольский7. Комиссия тесно сотрудничала с отделами губернского военного комиссариата, в частности, с инструкторским отделом, отвечавшим за комплектование командным составом местных формирований Красной армии. Сам же набор военных специалистов происходил в соответствии с правилами, выработанными управлением по командному составу Всероссийского Главного штаба8.

В Саратовской губернии, как прифронтовой, к учёту бывших офицеров относились очень серьёзно. Уже 21 июня 1918 года губвоенкомом, где военным руководителем был бывший полковник А.В. Антонов9, предписал всем лицам, имевшим военное образование, немедленно явиться и зарегистрироваться в ближайших от места проживания военкоматах. Вскоре в «Известиях Саратовского Совета», в разделе губернской аттестационной комиссии, появились списки кандидатов на командные должности по родам войск10.

Отдельно фигурировал преподавательский и инструкторский (командный) персонал, отбиравшийся специально для создававшихся курсов. Эта задача возлагалась на инструкторский отдел губернского комиссариата по военным делам. Для отбора командного состава согласно наставлению ГУВУЗа приказом губвоенкома была создана комиссия в составе комиссара курсов, заведующего инструкторским отделом губвоенкомата, представителей от совета народного образования и комитета РКП(б). Этим же приказом образовывалась также комиссия по набору преподавателей11. Реально обе комиссии возглавил М.П. Блинов, поэтому неудивительно, что в ходе работы они по существу слились в одну12.

Привлечение штатских лиц для преподавания общеобразовательных предметов не составило особого труда, а вот военных специалистов подобрать оказалось довольно проблематичным13. В Саратове таких желавших добровольно служить Республике Советов было крайне мало. Инструкторскому отделу губвоенкомата пришлось потребовать их принудительной явки.

19 июля 1918 года комиссия по набору постановила пригласить на курсы 7 преподавателей по общеобразовательным предметам, 6 по специальным и 10 инструкторов* на строевые должности14. Местные ресурсы оказались таким образом, полностью использованными, между тем как предполагавшийся штат постоянного состава курсов незаполненным. Для координации дальнейшей работы по организации курсов, в том числе для их доукомплектования, в конце июля в Саратов прибыл инспектор Военно-учебного управления (ВУУ)15 бывший царский полковник В.Р. Канненберг. Он отметил неудовлетворительное состояние дел с руководящим составом, возбудив ходатайство о привлечении специалистов из Москвы.

Дальнейшее укомплектование курсов проходило уже в рамках правил, выработанных ВУУ. В частности, на должность заведующего курсами могло претендовать лицо, «обладавшее достаточным боевым и строевым опытом». Высшее военное образование считалось желательным, но не обязательным. Руководить же учебной частью мог только человек с академическим образованием17. Наилучшим вариантом считалось наличие высшего военного образования у обоих руководителей, но подобных кандидатов в Саратове удалось найти лишь несколько.

С момента организации 1-х Саратовских советских командных курсов штат их постоянного состава около полугода не имел чётких границ (сказывались различные преобразования и формирование новых отделений). Лишь в декабре 1918 года после размежевания с артиллеристами20 он получил на какой-то срок определённые рамки. К тому времени ВУУ были выработаны типовые штаты и общее положение о командных курсах, что придало им стройную и единообразную структуру. Организационно Саратовские комкурсы составляли батальон, в который входили пехотное, пулемётное и телефонно-телеграфное отделения. Первое состояло из трёх рот, остальные имели по одной роте. В свою очередь роты делились на классные отделения (взвода). Все штатные должности, за исключением нескольких преподавательских и одной командной, занимали бывшие офицеры. Среди них значились: 2 генерал-майора, 3 полковника, 3 подполковника, 2 капитана, 10 штабс-капитанов, 6 поручиков, 3 подпоручика, 1 мичман и 3 прапорщика**; кадровых офицеров — 12, военного времени — 16***. 10 человек находились на административных должностях, 17 на командных, 4 на преподавательских и 3 инструктора вели практические занятия21.

Офицеров военного времени было, как видим, больше, чем кадровых. Основное число последних выполняли административную и преподавательскую работу. Из них высшее военное образование имели 2 генерала и 2 полковника. Только 3 кадровых офицера стояли на должностях командиров рот и взвода. Все остальные командные посты этого уровня занимали офицеры военного времени. Среди них тоже существовала определённая «иерархия»: командовать ротами могли только лица, имевшие длительный боевой стаж и относительно высокий образовательный уровень.

Периодизация призывов бывших офицеров в Рабоче-крестьянскую Красную армию (РККА) позволяет разделить постоянный состав курсов на добровольцев и мобилизованных. К 29 июля 1918 года, времени появления декрета Совнаркома о первом призыве бывших офицеров, родившихся в 1892—1897 гг., формирование курсов было в самом разгаре. Соответственно весь постоянный состав, зачисленный в штат до этой даты, можно считать добровольцами. Из рассматриваемого списка таких оказалось 14 человек; 17 офицеров отнесём к мобилизованным. Среди последних — появившиеся в августе—октябре «по персональному приглашению» ВУУ три «генштабиста» (Н.М. Глазунов, И.П. Грейсман-Павловский, В.Н. фон Энгель)22. Отмечая высокий процент добровольцев среди постоянного состава 1-х Саратовских командных курсов, заметим, что это было свойственно всем военно-учебным заведениям РККА, начавшим формироваться до офицерских призывов.

О возможных побудительных мотивах поступления на советскую службу того или иного офицера можно судить по отдельным примерам. Собственно говоря, в этот период многие бывшие военнослужащие добровольно вступали в Красную армию при условии, что их опыт и знания будут использоваться только для борьбы с внешним врагом.

Первоначальный коллектив бывших офицеров на Саратовских артиллерийских курсах27 отличался от состава пехотных разве что меньшим числом добровольцев. Объяснялось это тем, что к зиме 1919 года РККА уже встала на регулярную основу, поэтому их комплектование проходило в условиях, исключавших «добрую волю». Подтверждают это, к примеру, приказы Саратовского губкома по военным делам28.    <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республики Советов 1917—1920 гг. М., 1988. С. 62.

2 Муратов В. Три года // Военное знание. 1921. № 5. С. 6.

3 Краткосрочные временные военно-учебные заведения в отличие от военно-учебных заведений, имевших долгосрочную перспективу (военные училища, военные школы, военные академии и т.п.), предназначались для подготовки командного состава только в военное время. В годы Гражданской войны советская военная школа не отличалась многообразием. Требования фронта и опыт Первой мировой войны (1914—1918 гг.) принудили остановиться на такой форме ускоренной подготовки командных кадров, как курсы.

4 Единого названия первое советское военно-учебное заведение в г. Саратове в начальный период не имело. Согласно приказу губвоенкома № 129 от 7 августа 1918 г. оно стало именоваться «Первые Саратовские командные курсы». В годы Гражданской войны его наименование неоднократно менялось: в июне 1920 г. — 34-е Саратовские пехотно-командные курсы; с декабря 1920 г. — 20-я Саратовская пехотная школа комсостава.

5 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 62. Оп. 1. Д. 332. Л. 170, 173; Ф. 25172. Оп. 1. Д. 24. Л. 1.

6 Приказ Саратовского губвоенкома № 90 «Об организации школы для подготовки инструкторов» от 29 июня 1918 г. и приказ по Саратовскому военно-инструкторскому училищу № 1 от 3 июля 1918 г. См.: РГВА. Ф. 25172. Оп. 1. Д. 24. Л. 1.

7 Там же. Д. 22. Л. 15.

8 Приказы Народного комиссариата по военным делам. См.: Российский архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 71. Оп. 35. Д. 678. Л. 234—236, 268 об.

9 Антонов Андрей Васильевич — участник Первой мировой войны, полковник. Награждён орденом Св. Георгия 4-й степени. Добровольно вступил в РККА в марте 1918 г. Занимался формированием 1-й бригады 1-й Саратовской дивизии. С июня по октябрь 1918 г. — саратовский губернский военный руководитель. Затем на различных должностях в 4-й армии Восточного фронта. В 1919 г. командовал 1-й бригадой Запасной армии Республики. С декабря 1919 г. — заведующий строевым обучением Высшей военной школы в Казани, начальник той же школы. В августе 1920 г. вступил в командование Восточной бригадой курсантов, сформированной на базе военно-учебных заведений Москвы, Петрограда и Поволжских городов для участия в боевых действиях в Закавказье.

10 Саратовский Совет рабочих депутатов. 1917—1918. Сб. документов / Под ред. В.П. Антонова-Саратовского. М., 1931. С. 548; Известия Саратовского Совета. 1918. 21, 22 июня.

11 Катков В.А. Из истории Саратовских командных курсов в годы Гражданской войны. Саратов, 1974. С. 6.

12 РГВА. Ф. 25172. Оп. 1. Д. 40. Л. 10.

13 Известия Саратовского Совета. 1918. 12 июля; РГВА. Ф. 62. Оп. 1. Д. 1360. Л. 49 об.

14 РГВА. Ф. 25172. Оп. 1. Д. 40. Л. 10.

15 Управление военно-учебными заведениями создано на основе прежнего ГУВУЗа в мае 1918 г. Просуществовало до 19 января 1919 г., когда вновь было преобразовано в ГУВУЗ. См.: Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. М., 1983. С. 151.

16 Главное управление военно-учебных заведений. 1917—1920. Обзор деятельности. М., 1920. С. 16.

17 Военспецы-артиллеристы числились в штате 1-х Саратовских советских командных курсов до февраля 1919 г., но занимались только организацией артиллерийского обучения.

18 РГВА. Ф. 62. Оп. 1. Д.1360. Л. 92; Ф. 25172. Оп. 1. Д. 2. Л. 108; Д. 24. Л. 10; Д. 265. Л. 193.

19 Там же. Ф. 25172. Оп. 1. Д. 41. Л. 204.

20 Саратовские артиллерийские курсы командного состава РККА (6-е Саратовские артиллерийские курсы) начали формироваться на основании приказа Всероссийского главного штаба № 45 от 6 декабря 1918 г.; открыты 17 марта 1919-го. Подробнее см.: Симонов А.А. Командные курсы Красной армии в Саратовском Поволжье // Военно-исторические исследования в Поволжье: Сб. науч. трудов. Саратов, 2003. Вып. 5. С. 267, 268.

21 См.: Государственный архив Саратовской области (ГА СО). Ф. 521. Оп. 1. Д. 173. Л. 14 об.

22 Совет обороны принял решение об изъятии офицеров из военно-учебных заведений 15 февраля 1919 г. См.: Власов И.И. В.И. Ленин и строительство Советской Армии. М., 1958. С. 134.

23 РГВА. Ф. 62. Оп. 1. Д.726. Л. 353.

24 Там же. Л. 351.

25 Там же. Ф. 10. Оп. 2. Д. 401. Л. 21 об.

25 Там же. Ф. 25172. Оп. 1. Д. 22. Л. 29.

27 Симонов А.А. Командно-преподавательский состав школ прапорщиков // Первая мировая война: поиски новых подходов к исследованию, приглашение к диалогу: Доклады академии военных наук (Поволжское отделение, военная история). № 5(23). Саратов, 2006. С. 75—81.

28 РГВА. Ф. 62. Оп. 1. Д. 967. Л. 78.