Судьба командующего Балтийским флотом флагмана 1 ранга А.К. Сивкова

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассказывается о советском военно-морском деятеле флагмане 1 ранга А.К. Сивкове, необоснованно репрессированом в 1930-х годах.

Summary. The article tells about the Soviet naval leader Flagman 1st Rank A.K. Sivkov unreasonably repressed in the 1930s.

Имена и судьбы

 

БЛИЗНИЧЕНКО Сергей Сергеевич — доцент кафедры транспортных сооружений Кубанского государственного технологического университета, кандидат технических наук

 

«Вы сделали из меня шпиона… и это Вам партия не простит»

Судьба командующего Балтийским флотом флагмана 1 ранга А.К. Сивкова

 

А.К. Сивков

А.К. Сивков

Александр Кузьмич Сивков родился 27 августа (8 сентября) 1892 года в городе Кронштадте, в мае 1909 года окончил гимназию с серебряной медалью, сдал приёмные экзамены в университет, затем поступил на механическое отделение Морского инженерного училища, которое окончил в 1913 году, получив чин «гардемарин-механик».

Сначала плавал в качестве стажёра на крейсере «Адмирал Макаров», затем уже в качестве инженера-механика на броненосном крейсере «Россия». Так началась его многолетняя служба на Балтийском флоте, где он встретил Первую мировую войну. Зимой 1915 года Сивкову довелось участвовать в постановке в районе острова Борнхольм минного заграждения1.

В октябре 1915 года А.К. Сивков был назначен трюмным механиком эскадренного миноносца «Изяслав», затем исправляющим должность судового механика на эскадренном миноносце «Мощный»; награждён орденами Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом и Св. Анны 3-й степени.

Перипетии Февральской и Октябрьской революций пережил спокойно, в начале 1918 года добровольно вступил в ряды военных моряков Рабоче-крестьянского Красного флота (РККФ), участвовал в знаменитом Ледовом походе в 1918 году и Гражданской войне на стороне защитников советской власти, был награждён именными часами.

В 1919 году Сивков служил в должности флагманского инженера-механика Припятской военной флотилии, затем начальником механической части штаба Днепровской военной флотилии. В 1920 году его приняли в РКП(б)2.

С 20 октября 1920 года по 14 марта 1925 года А.К. Сивков обучался в Военно-морской академии, активно участвовал в деятельности Военно-морского научного общества (ВМНО), а также в развернувшихся дискуссиях о дальнейшем развитии советских военно-морских сил3.

После окончания академии А.К. Сивков получил назначение на должность помощника командира эскадренного миноносца «Энгельс», затем перешёл на «Зиновьев», а несколько позже был назначен командиром эсминца «Сталин».

С декабря 1926 года по 7 января 1928 года А.К. Сивков занимал должность первого помощника начальника оперативного отдела штаба Морских сил Балтийского моря (МСБМ)4, нередко выходил в море на линкорах «Марат» и «Парижская коммуна», участвовал в разборах учений, проводившихся начальником морских сил (наморси) Балтийского моря М.В. Викторовым и начальником штаба МСБМ Л.М. Галлером. Знания и опыт, приобретённые им во время службы в оперативном отделе, Александр Кузьмич успешно использовал в последующем, что послужило для командования основанием причислить его к плеяде перспективных флотских красных командиров (краскомов). В начале января 1928 года А.К. Сивков был назначен командиром и комиссаром линейного корабля (линкора) «Октябрьская Революция», бывший «Гангут»5, который вместе с линкорами «Марат» и «Парижская Коммуна» входил в дивизию линкоров — основу боевой мощи советского флота на Балтике. Дивизию возглавлял Л.М. Галлер. Надо отдать должное Льву Михайловичу — выпускник Морского кадетского корпуса, он был, что называется, «морской косточкой», хорошо знал военно-морское дело, имел своё мнение на применение морских сил по отражению противника с моря. С этой целью на учениях отрабатывались тактические приёмы, учитывавшие наиболее оптимальное использование эсминцев против крейсеров и линкоров возможного противника. Свои требования были у Л.М. Галлера и к линкорам. Он добивался успешного выполнения ими артиллерийских стрельб на больших ходах, учил отражать атаки торпедных катеров и подводных лодок. К сожалению, на учениях не обходилось без происшествий. Одно из них не просто тяжело отозвалось в душе Сивкова, но и послужило впоследствии поводом для обвинения его во вредительстве. Дело было так. 17 августа 1929 года во время артиллерийских стрельб в башне главного калибра линкора случился так называемый затяжной выстрел. Расчёт орудия, нарушив инструкцию, преждевременно открыл орудийный замок. Из канала ствола вырвались пламя и газы, пострадали 12 человек, орудийная башня получила повреждения. А.К. Сивков во всём винил себя — учил ведь, как поступать при затяжном выстреле, да, видимо, недоучил. Этот случай послужил уроком и для него, и для других командиров линкоров.

Трудно сказать, повлияло ли это чрезвычайное происшествие на карьеру А.К. Сивкова, тем не менее оно, видимо, сказалось на его дальнейшей флотской судьбе: больше А.К. Сивков кораблями не командовал. 29 марта 1930 года он был назначен начальником 2-го (Технического) управления (ТУ) в УВМС6 РККА, где ему довелось заниматься вопросами судостроительной промышленности, в том числе восстановлением линкора «Фрунзе» (бывший «Полтава»), который с 1919 года находился в отстое после грандиозного пожара. Правда, отремонтировать либо перестроить корабль так и не удалось, но окончательно работы по нему были прекращены лишь в 1935 году7, когда А.К. Сивков уже возглавлял Главное управление кораблестроения (ГУК) в Управлении военно-морских сил РККА.

На этой должности А.К. Сивкову много внимания пришлось уделять военно-техническому сотрудничеству с зарубежными странами, что сыграло существенную роль в укреплении советского ВМФ, особенно в создании подводных лодок с использованием передовых западных технологий. Советских инженеров и моряков особенно интересовал опыт Германии и Италии, чьи достижения в области строительства подводных лодок являлись на то время передовыми. Можно сказать, Сивков стоял у истоков военно-технического сотрудничества СССР с Италией, которое стало возможно в результате заключения 2 августа 1930 года соглашения между правительствами СССР и Италии о закупках Советским Союзом продукции итальянской промышленности. Обе стороны при этом имели в виду военную сферу. Морской министр Италии Д. Сириани заявил заместителю наркома внешней торговли СССР И. Любимову, что он «готов поделиться имеющимися в Италии большими достижениями в области машиностроения, подводных лодок, морской артиллерии и артиллерийской стрельбы». Если же будут присланы военно-морские специалисты, он «разрешит посетить любые заводы, верфи и ознакомиться с полным их устройством и оборудованием»8. И это при том, что у власти в Италии стоял Б. Муссолини. Советскую сторону интересовали прежде всего авиация, моторостроение, зенитная артиллерия, морское вооружение — в особенности торпеды и, конечно же, судостроение, преимущественно подводные лодки.

В инструкции руководителю группы А.К. Сивкову, утверждённой заместителем председателя РВС СССР И.П. Уборевичем 3 сентября 1930 года, подчёркивалось, что главное внимание следует уделить торпедам, зенитной артиллерии, минам и средствам береговой обороны. Что касалось непосредственно флотской тематики, то от советской делегации требовалось ознакомиться с техникой, военным судостроением, оперативно-тактическим искусством и организацией военного флота Италии с целью использования его опыта и возможностей размещения заказов на итальянских заводах и верфях9.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Российский государственный архив Военно-Морского Флота (РГА ВМФ). Ф. 716. Оп. 1. Д. 7014. Л. 84, 85.

2 Список начальствующего состава Военно-Морских Сил Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Издание 1932 года. Составлен Управлением кадров УВМС РККА. М.: Издательство УВМС РККА, 1932. С. 9.

3 См.: Морской сборник. 1922. № 1, 2, 5—9.

4 Список… С. 9.

5 Там же.

6 После Октябрьской революции центральным органом управления ВМФ являлся Народный комиссариат по морским делам (февраль 1918 — август 1923 г.), куда входил Морской генеральный штаб (1917—1921). В 1921 г. его функции были переданы Морскому штабу Республики, с 1926 г. — Штабу РККФ, с 1938 г. — Главному морскому штабу. В 1923 г. было создано Управление Военно-морских сил (УВМС) РККА (существовало до 1937 г.), входившее в состав Народного комиссариата по военным и морским делам — с марта 1934 г. Наркомат обороны, из которого на базе УВМС РККА в декабре 1937 г. был создан Наркомат ВМФ.

7 РГА ВМФ. Ф. 92. Оп. 1. Д. 258. Л. 14—15 об.; Васильев А.М. Линейный корабль «Фрунзе» // Гангут. Вып. 20. С. 38.

8 РГА ВМФ. Ф. Р-303. Оп. 1. Д. 12. Л. 4.

9 Там же. Ф. Р-1483. Оп. 1. Д. 106. Л. 20.