Полковник Петин отличный штаб-офицер, вполне заслуживает награды

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассказывается об основных вехах жизненного пути и историческом наследии первого историка Собственного его императорского величества конвоя генерал-майора С.И. Петина.

Summary. The article tells about the major milestones of the life and historical heritage of the first historian of His Imperial Majesty’s the Personal Convoy under Major-General S.I. Petin.

Забытое имя

 

Матвеев Олег Владимирович — профессор Кубанского государственного университета, доктор исторических наук, доцент (г. Краснодар. E-mail: vim12@rambler.ru)

 

«Полковник Петин отличный штаб-офицер, вполне заслуживает награды»

 

В 2011 году исполнилось 200 лет собственному его императорского величества (е.и.в.) Конвою и 150 со дня рождения первого историка этого гвардейского подразделения генерал-майора Степана Ивановича Петина (1861—?). Его книга по истории Конвоя, вышедшая в 1899 году и в дополненном и переработанном виде в 1911-м, продолжив лучшие традиции полковой историографии русской императорской армии совершенно справедливо отнесена современными исследователями к фундаментальным классическим трудам, которые «остаются актуальными до сегодняшнего дня»1. В статье предпринята попытка обратиться к основным вехам жизненного пути и исторического наследия Петина.

Петин Степан Иванович

Петин Степан Иванович

Степан Иванович родился 5 октября 1861 года, происходил из дворян Ставропольской губернии и принадлежал к славной офицерской династии Петиных2, осевших в линейной кубанской станице Ладожской ещё в начале XIX века. В «Ревизской сказке» этой станицы от 23 декабря 1815 года встречается имя есаула Трофима Петина, одного из потомков служилых людей Большой засечной черты второй половины XVI века, Белгородской линии середины XVII века и Украинской «военной границы» 1720—1760 гг.3

Отец будущего историка войсковой старшина Иван Гаврилович Петин был незаурядным казачьим офицером и администратором. Он родился в 1828 году, воспитание получил в Ставропольской губернской гимназии, служил в конно-артиллерийской батарее Кавказского Линейного казачьего войска, участвовал в Кавказской войне. За отличие в войне с горцами и усердную службу неоднократно жаловался наградами, являлся кавалером орденов Св. Владимира 4-й степени с бантом, Св. Анны 2, 3 и 4-й степеней (последний с надписью «За храбрость»), Cв. Станислава 2-й степени с мечами, 3-й степени с мечами и бантом; имел медали: бронзовую на Андреевской ленте в память войны 1853—1856 гг. и серебряную на Георгиевской Александровской ленте за покорение Кавказа 1859—1864 гг., а также крест «За службу на Кавказе»4.

И.Г. Петин в 1865 году был назначен полицмейстером в г. Екатеринодаре5. В течение 16 лет Иван Гаврилович был грозой преступного мира казачьей столицы, пользовался всеобщим уважением, жаловался чинами и наградами.

По линии матери С.И. Петин состоял в родстве с известным в Черномории дворянским родом Шарапов. Родственные связи между бывшими черноморскими и линейными казаками Кубани явились одним из факторов этносоциальной интеграции созданного в 1860 году Кубанского казачьего войска6, и семья Петиных — тому пример. И.Г. Петин был «женат на дочери Черноморского казачьего войска полковника Шарапа девице Марии Андроновой»7.

Помимо Степана (или Стефания, как значится в одном из послужных списков И.Г. Петина8), 22 августа 1864 года Мария Андроновна родила Ивану Григорьевичу ещё сына Сергея9. Последние сведения о жене относятся в послужном списке И.Г. Петина за декабрь 1871 года, а в ноябре 1884-го полковник уже значился вдовцом. Следовательно, мать будущего историка прожила всего лишь около 40 лет.

Петины постарались дать своему первенцу Степану достойное образование. Он воспитывался во Владимирской военной гимназии, а в августе 1880 года поступил в 3-е военное Александровское училище. 7 августа 1882-го портупей-юнкер Петин был «по окончании курса наук произведён в старшие хорунжие в Кубанский конный полк»10.

Потом были нелёгкая служба в 1-м Урупском и 1-м Екатеринодарском конных полках, строевые занятия, полевые выезды, совершенствование боевой подготовки. Вскоре он решил поступать в Николаевскую академию Генерального штаба. Выдержав испытания в штабе Кавказского военного округа в Тифлисе и в Санкт-Петербурге летом 1886 года, С.И. Петин не попал по конкурсу в число 70 счастливцев, подлежащих приёму в академию, и вернулся в полк. Ещё дважды — летом 1887 года и в 1888-м он пытался штурмовать высоты академии, но в конкуренции с представителями родовитой аристократии безызвестный казачий сотник явно проигрывал. Однако настойчивого кубанского офицера заметили, и 25 ноября 1888 года перевели на службу в Главное управление казачьих войск с зачислением по Кубанскому казачьему войску. Два года Степан Иванович прослужил младшим, а затем старшим помощником столоначальника. Исполнительность офицера была отмечена начальством Управления казачьих войск, и сотник Петин получил возможность попасть в гвардию. 2 апреля 1891 года его прикомандировали к 1-й Кубанской сотне Собственного Его Императорского Величества конвоя (СЕИВК).

Такое назначение считалось высокой честью для офицеров Кубанского и Терского казачьего войск: «Удостаивать к приёму отличных офицеров в знак особой высшей награды за их безупречную службу, и только чином корнета, из строевых частей Кавказских казачьих войск, притом природных кубанцев и терцев, окончивших по первому разряду курс военных или юнкерских училищ. Избираемых прикомандировывать к Конвою для испытания, на срок не менее шести месяцев; свободные же офицерские вакансии в льготных эскадронах занимать только при отправлении их на службу»11. Таким образом, данное подразделение представляло собой элитную часть русской гвардии, в которой служили кубанские и терские казаки, горцы Северного Кавказа, грузины, закавказские мусульмане, крымские татары. Это было единственное подразделение эскортно-церемониальной направленности, выполнявшее в том числе функции охраны жизни и здоровья монархов и членов императорской фамилии. В 1860—1880 гг. Российская империя, одна из первых среди стран мира, столкнулась с политическим терроризмом, главной мишенью которого стал глава государства. Поэтому попавшие в Конвой лучшие во всех отношениях офицеры были ещё и самыми преданными идее служения российскому престолу, для которых слова «царь» и «Отечество» стали неразрывными понятиями12.

24 апреля 1891 года Петина назначили исправляющим обязанности адъютанта Конвоя. Командовал подразделением в это время свиты его величества генерал-майор Владимир Алексеевич Шереметев, приложивший много усилий к улучшению конвойной службы. Он обратил внимание на безупречную службу и знания нового адъютанта и поручил ему сбор материалов по истории Конвоя (по-видимому, не позднее 1893 г.). Петин приступил к изучению дел архивов СЕИВК, Главной императорской квартиры, Главного штаба, Главного управления казачьих войск, Технического комитета при Главном интендантском управлении и лейб-гвардии Казачьего полка. Исследовал он и кавказские архивы, изучил документы бывшего Черноморского войска, Кубанского и Терского областного архивов, архива Северного Кавказа. Много времени он также уделил военной газете «Русский инвалид» и изданиям, хранившимся в Императорской публичной библиотеке13. Помимо официальных материалов его привлекали источники личного происхождения: сочинения и записки частных лиц, а также дневники и выписки из воспоминаний бывших конвойцев.

В Государственном архиве Краснодарского края сохранились 10 объёмных дел, содержащих бесценные черновики и подготовительные материалы Петина14. Газетные вырезки, выписки из архивных документов, приказов, формулярных списков, публикаций в «Военном сборнике» и в «Русском инвалиде» позволяют проследить его кропотливую работу по написанию истории команд и эскадронов Конвоя.

30 августа 1894 года Петин «за отличие по службе награждён орденом Св. Станислава 3-й степени»15. На основании приказа по Военному ведомству № 253 от 12 ноября 1894 года он получил «право на ношение вензеля в Бозе почившего Государя Императора Александра III», а 16 сентября 1895 года «Государь Император Всемилостивейшее соизволил пожаловать одну тысячу рублей за труды по составлению «Истории Собственного его императорского величества конвоя»16.

1 Хохлов И.В. Полковая историография русской армии в конце XIX — начале XX в. // Вопросы истории. 2008. № 2. С. 159—166; Науменко В.Е., Фролов Б.Е. Лейб-гвардии Черноморский казачий дивизион (1811—1861 гг.). Краснодар, 2002. С. 7.

2 Государственный архив Краснодарского края (ГА КК). Ф. 332. Оп. 1. Д. 707. Л. 7; Отдельные представители фамилии стали даже персонажами исторических песен линейных казаков Кубани. См., например: Бигдай А.Д. Песни кубанских казаков. Краснодар, 1995. Т. II. Песни линейных казаков. С. 43.

3 Колесников В.А. От служилых людей Московии: К 200-летию со дня основания Казанской, Тифлисской, Ладожской и Воронежской станиц // Освоение Кубани казачеством: Вопросы истории и культуры. Краснодар, 2002. Приложение № 2. С. 116, 121, 122.

4 ГА КК. Ф. 396. Оп. 2. Д. 428. Л. 15.

5 Там же. Л. 16 об. Например: «за открытие в г. Екатеринодаре подделывателей 10 руб. кредитных билетов пожаловано ему в награду из сумм государственного казначейства 1500 руб. серебром».

6 Бондарь Н.И. Традиционная культура кубанского казачества. Избранные работы. Краснодар, 1999. С. 59.

7 Андроник Григорьевич Шарап — участник целого ряда военных кампаний. Во время Русско-турецкой войны 1828—1829 гг., будучи хорунжим, он командовал катером в Дунайской гребной флотилии. В знаменитом сражении с эскадрой турецких судов под Браиловым катер Шарапа подошёл к флагманскому турецкому судну, атаковал и захватил его. На захваченном корабле оказался командующий турецкой флотилией Капудан-паша со штабом и со всей канцелярией. За этот подвиг офицер был награждён орденом Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». Отличился он и «при покорении крепости Силистрия», затем в Кавказской войне, был кавалером многих орденов, имел золотую шашку с надписью «За храбрость», дослужился до чина полковника. 29 января 1846 г. Андроник Григорьевич был назначен полицмейстером г. Екатеринодара. Однако на этом поприще он действовал менее удачно, нежели на военной службе. См.: Гулыга И.Е. 1-й Полтавский кошевого атамана Сидора Белого полк Кубанского казачьего войска. Тифлис, 1913. С. 76; ГА КК. Ф. 283. Оп. 1. Д. 37. Л. 117; Ф. 396. Оп. 2. Д. 157. Л. 128 об.; Д. 204. Л. 175.

8 Там же. Д. 204. Л. 175.

9 Там же. Д. 194. Л. 50 об.

10 Там же. Ф. 332. Оп. 1. Д. 707. Л. 7 об.

11 Цит. по: Галушкин Н.В. Собственный Е.И.В. Конвой. П.Н. Стрелянов (Калабухов). Гвардейский Дивизион. М., 2008. С. 97.

12 Шомахов А.К. Организационно-правовые основы службы Собственного Его Императорского Величества Конвоя. 1811—1917. Автореф. … дис. канд. юрид. наук. Краснодар, 2011. С. 2.

13 Петин С.И. Собственный Его Императорского Величества Конвой. Исторический очерк. СПб., 1899. С. VI.

14 См.: ГА КК. Ф. 332. Оп. 1. Д. 550—559.

15 Там же. Д. 707. Л. 9.

16 Там же.