Поездка генерал-лейтенанта А.С. Лукомского на Дальний Восток в 1924—1925 гг. и консолидация русской военной эмиграции

image_pdfimage_print

Аннотация: в статье характеризуется международное положение на Дальнем Востоке в 1920-е гг., выявляется специфика эмигрантского фактора, рассматриваются особенности антисоветской деятельности русской военной эмиграции.

Summary. The article describes the international situation in the Far East in the 1920s, reveals the specificity of an emigre factor, considers the features of anti-Soviet activities of the Russian military emigration.

РУССКОЕ ВОЕННОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

 

НАЗЕМЦЕВА Елена Николаевна — научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидат исторических наук

«ОН МАЛО НАШЁЛ СРЕДИ НИХ ЛЮДЕЙ ВЕРНЫХ И ПРЕДАННЫХ ТОЛЬКО РОДИНЕ…»

 

Поездка генерал-лейтенанта А.С. Лукомского на Дальний Восток в 1924—1925 гг. и консолидация русской военной эмиграции

 

В 20-е годы ХХ века русская военная эмиграция являлась важным фактором международных отношений на Дальнем Востоке. Большинство оказавшихся здесь русских эмигрантов были профессиональными военными и не собирались посвящать себя мирной жизни. Причины этого заключались не только в их стремлении к активному участию в политической жизни, но и в их психологическом состоянии. Первая мировая война, Гражданская война в России, служба в китайской армии и участие в гражданской войне в Китае наложили глубокий отпечаток на их восприятие окружающей действительности и поведение офицеров и рядовых солдат. Они больше не представляли свою жизнь без оружия.

Этот исторический период отмечен высокой активностью европейского центра Русского зарубежья. Надежды на возвращение в Россию не угасали. В связи с этим предпринимались попытки объединения всей эмиграции для организации новых походов на СССР. В 1924 году была создана крупнейшая организация русской военной эмиграции — Русский общевоинский союз (РОВС). С декабря 1924 года верховное командование через председателей союза осуществлял великий князь Николай Николаевич1.

Одной из попыток реорганизации русской военной эмиграции с целью последующего выступления против «Советов» стала поездка ближайшего сподвижника Николая Николаевича — генерал-лейтенанта А.С. Лукомского на Дальний Восток зимой 1924/25 года. Об этой поездке сохранились воспоминания самого генерала. Однако о её целях автор по понятным причинам умалчивает, кратко сообщая, что путешествие состоялось «по поручению великого князя Николая Николаевича», а в опубликованных воспоминаниях описаны лишь личные путевые впечатления2.

Между тем обнаруженные нами архивные материалы раскрывают цель этого знакового для дальневосточной военной эмиграции события, позволяют охарактеризовать положение русской эмиграции в регионе, её политическую и военную деятельность, показать значение в системе международных отношений на Дальнем Востоке в межвоенный период.

Речь идёт прежде всего о материалах генерал-лейтенанта А.С. Лукомского, подготовленных им для великого князя Николая Николаевича, вошедших в «Записку, составленную генералом Лукомским. “Дальний Восток”». Они имеют гриф «Не для печати» и представляют собой блестящий анализ международной ситуации на Дальнем Востоке, глубокое исследование положения русской эмиграции, в том числе военной, содержат данные о её численности, основных проблемах, характеризуют политику официального Китая, а также Японии в отношении русских эмигрантов. Раскрывая особенности международного политического положения на Дальнем Востоке, автор подробно освещает события дореволюционного периода.

Некоторые документы дают возможность взглянуть на участников описываемых событий с точки зрения их идеологических и политических противников. Особый интерес в этом плане представляет коллекция документов Иностранного отдела (ИНО) ОГПУ о поездке А.С. Лукомского на Дальний Восток, отложившаяся в фондах Центрального архива Федеральной службы безопасности Российской Федерации. До настоящего времени эти документы не вводились в научный оборот. Помимо разведывательных сводок о встречах русских эмигрантов, их контактах, планах антисоветских выступлений документы содержат подробные характеристики ключевых фигур русской военной эмиграции, среди которых встречаются весьма неожиданные оценки. Например, один из агентов ИНО ОГПУ в сводке о А.С. Лукомском писал следующее: «Редкий организатор, с опытом прошлого, освободившийся от свойственных военным деятелям недостатков, умный, честный, с сильной волей и способный к принятию быстрых ответственных решений без подпадания под влияние окружающих. Не полководец, но начальник штаба военного министра, организатор и глава управления тылом. Убеждённый сторонник монархического правления, но с программой более широкой, чем партия кадет. Со времени погрома Врангеля отказался от участия в попытках борьбы, ожидая момента для беспроигрышного выступления совместно с Врангелем и великим князем Николаем Николаевичем»3.

Такая характеристика свидетельствует о признании советской стороной генерал-лейтенанта А.С. Лукомского одной из самых значимых фигур русской военной эмиграции в середине 20-х годов ХХ века, что, в свою очередь, заставляет нас обратить более пристальное внимание на судьбу этой исторической личности, а также на его деятельность.

Поездка А.С. Лукомского имела серьёзные политические основания. По мнению европейских кругов русской эмиграции, Сибирь и Дальний Восток должны были сыграть важную роль в деле свержения советской власти4. Это убеждение основывалось на сведениях, получавшихся из Маньчжурии в первой половине  1920-х годов. В них указывалось, что к выступлению уже почти всё подготовлено: «а) почти всё население Сибири только ждёт толчка, чтобы поднять восстание против большевиков. Население Забайкальской, Амурской и Приморской областей удерживается от выступления, якобы, только вследствие недостатка оружия. Но напряжение столь велико, что оно постоянно выливается в мелких восстаниях, происходящих в различных пунктах, и во всё возрастающем развитии партизанщины; б) полоса отчуждения КВЖД, северная часть Маньчжурии, прилегающая к р. Амуру против Благовещенска, и, наконец, северная часть Кореи, примыкающая к району Владивостока, дают возможность, при согласии на то Японии и маньчжурского маршала Чжан Цзолина, скрытно сосредоточить русские отряды к намеченным пунктам и легко захватить в свои руки Забайкалье, Амурскую и Приморскую области; в) по свержении советской власти в районе к востоку от Байкальского озера восстание против большевиков немедленно охватит всю Западную Сибирь, и в самый короткий срок будет освобождена из-под советской власти вся Сибирь до Уральского хребта и Волги. Как результат этого, естественно, восстания вспыхнут в Семиречье, в Туркестане и в самой Европейской России; г) наличие в Китае (главным образом в районе полосы отчуждения КВЖД, Тяньцзина и Шанхая) значительного числа воинских чинов бывших Сибирских «белых» армий даёт возможность получить на месте вполне достаточный контингент для «ударной группы», необходимый для свержения большевиков в областях Русского Дальнего Востока или поддержания восстания, которое готово там вспыхнуть»5.

Подобного рода обращения постоянно поступали от отдельных деятелей и различных общественных и политических группировок к великому князю Николаю Николаевичу. Параллельно ему направлялись многочисленные ходатайства о необходимости начать выступление против советской власти на Дальнем Востоке, а также о том, чтобы он его возглавил6. В результате Николаем Николаевичем было принято решение направить на Дальний Восток своего представителя — генерал-лейтенанта А.С. Лукомского для изучения ситуации и последующей реорганизации военной эмиграции. По данным советской разведки, А.С. Лукомский был послан на Дальний Восток со специальным заданием — «объединить монархические ячейки, которые разбросаны по всему Приморью, кроме того, взять в свои руки отряд генерала Нечаева, у которого находится под командованием несколько тысяч войск, хорошо сорганизованных и состоящих на службе у маньчжурского губернатора маршала Джан Цзолина»7.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Председателями РОВС в описываемый период являлись П.Н. Врангель (до его смерти в 1928 г.), А.П. Кутепов (1929—1930 гг.), Е.К. Миллер (1930—1937 гг.).

2 Лукомский А.С. Очерки моей жизни // Вопросы истории. 2001. № 10. С. 85. Подробнее о доэмигрантском периоде жизни А.С. Лукомского см.: Шендриков Е.А. А.С. Лукомский: страницы жизни и деятельности // Военно-исторический архив. 2010. № 4. С. 178—191; № 6. С. 38—62; № 7. С. 13—118; № 10. С. 56—75.

3 Центральный архив Федеральной службы безопасности РФ (ЦА ФСБ РФ). Ф. 2. Оп. 4. Д. 289. Л. 13.

4 Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. 5829. Оп. 1. Д. 11. Л. 132.

5 Там же. Л. 133.

6 Там же.

7 ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 4. Д. 289. Л. 27.