Пермская катастрофа Льва Троцкого и Якова Свердлова

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассматривается политическая подоплёка «Пермской катастрофы», когда комиссия ЦК РКП(б) в составе членов ЦК И.В. Сталина и Ф.Э. Дзержинского направилась на Восточный фронт для исправления положения войск Красной армии и дискредитации РВСР и его председателя Л.Д. Троцкого.

Summary. The article discusses the political background of the “Perm′ disaster”, when the commission of the Central Committee of the RCP (b), consisting of the Central Committee’s members I.V. Stalin and F.E. Dzerzhinsky went to the Eastern Front to remedy the state of the Red Army’s troops and discredit the Revolutionary Military Council of the Republic (RVSR) and its Chairman L.D. Trotsky.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

 

ВОЙТИКОВ Сергей Сергеевич — ведущий научный сотрудник Главного архивного управления города Москвы, член Общества изучения истории отечественных спецслужб, кандидат исторических наук

 

«ПЕРМСКАЯ КАТАСТРОФА» ЛЬВА ТРОЦКОГО И ЯКОВА СВЕРДЛОВА

После ранения 30 августа 1918 года председателя Совета народных комиссаров РСФСР В.И. Ленина в высшем руководстве РКП(б) начался новый этап борьбы за власть. 2 сентября состоялось заседание ВЦИК РСФСР, на котором по вопросу о политике Советской России в связи с ранением Ленина выступили председатель Высшего военного совета, нарком по военным и морским делам Советской Республики Л.Д. Троцкий и секретарь ЦК РКП(б), председатель Президиума ВЦИК Я.М. Свердлов. Согласно принятому на заседании решению страна объявлялась «военным лагерем», высшим органом военной власти становился Революционный военный совет Республики (РВСР, председатель — Троцкий, в распоряжение которого поступали «все силы и средства» государства).

В советской историографии долгое время было принято считать, что создание РВСР никак не повлияло на расстановку внутриполитических сил в республике1. Однако введение в научный оборот новых документов, прежде всего ранее не опубликованных, позволило по-другому взглянуть на события, связанные с созданием Реввоенсовета, объявлением массового «красного террора» и конфликтами в ЦК партии большевиков в 1918 — начале 1919 года. После выхода в свет монографии Е.Г. Гимпельсона2 в научной литературе утвердилось мнение о том, что с 1918 года между Лениным и Троцким шла борьба за влияние в большевистской партии. Фактически РВСР стал ширмой для «диктатуры» Троцкого и Свердлова. Выздоровевший Ленин быстро начал возвращать себе место лидера. Уже 30 ноября 1918-го Президиум ВЦИК принял постановление о создании ещё одного чрезвычайного высшего органа Советского государства — Совета рабочей и крестьянской обороны (Совета обороны, 1918—1920 гг.) под председательством Ленина3.

Окончательную точку в борьбе за власть, по мнению известного исследователя истории Гражданской войны В.И. Голдина, должен был поставить VIII съезд РКП(б), рассмотревший в марте 1919 года «комплекс принципиальных вопросов военного строительства и военной политики и дискуссии с участием представителей так называемой военной оппозиции»4. В рамках подготовки к съезду Ленин разыграл в большевистских верхах целый «спектакль», вошедший в историю как ликвидация «Пермской катастрофы». Последней посвящено немало трудов, среди них — известные работы К.Е. Ворошилова, Ф.Е. Огородникова, А. Фёдорова и П.Г. Софинова5, которые вышли в свет ещё при жизни И.В. Сталина, были идеологически выдержаны и содержали свойственные тому времени сугубо отрицательные характеристики «Троцкого и его ставленников»6.

В данной статье на основе опубликованных в последние годы документов, а также не известных широкому кругу читателей материалов Российского государственного архива социально-политической истории и Российского государственного военного архива, в контексте взаимо- и противодействия группировок в ЦК РКП(б) Ленин — Сталин и Свердлов — Троцкий впервые исследуется политическая составляющая миссии И.В. Сталина и Ф.Э. Дзержинского, без которой невозможен анализ борьбы в большевистской партии в годы Гражданской войны.

«Пермской катастрофе» предшествовали события, происходившие на Восточном фронте осенью 1918 года. В конце сентября или начале октября председатель РВСР Троцкий отправил телеграммы пермскому губернскому военному комиссару и в Реввоенсовет 3-й армии с требованием предоставить ему сведения о семьях нескольких изменивших советской власти бывших офицеров для немедленного ареста офицерских семей. Кроме того, он запросил, не забыл ли РВС 3-й армии расстрелять «комиссаров дивизий и полков, допустивших измену лиц командного состава». Однако никакого «немедленного разъяснения» Троцкий не получил7. У пермского военкома, видимо, просто не было сведений о семьях бывших офицеров, РВС 3-й армии (в его состав входили И.Т. Смилга и М.М. Лашевич — члены ЦК РКП(б)) требование наркома проигнорировал, не собираясь расстреливать комиссаров, среди которых были такие известные большевики, как «Бакаев, Залуцкий, Зоф, Бела-Кун, Мрачковский [и] Лацис»8. Как ни странно, но Троцкий должен был быть благодарен Смилге и Лашевичу, не написавших ему тогда о причинах нерасстрела, поскольку если бы с санкции РВС 3-й армии её реввоентрибунал осмелился поставить вопрос о суде хотя бы над одним из вышеуказанных комиссаров, авторитету наркома в партии был бы нанесён непоправимый урон. Троцкий, посылая свой запрос в РВС 3-й армии, проявил не свойственную ему недальновидность, забыв о том, что решения об отправке ответственных партийцев на фронт принимал лично главный кадровик большевистской партии Свердлов.

Очевидно, что о том запросе председателя РВСР попросту бы забыли, но в начале октября на участке 3-й армии Восточного фронта части Красной армии потерпели ряд поражений и были вынуждены перейти к обороне. 7 октября главнокомандующий Вооружёнными силами Республики И.И. Вацетис направил Ленину, Свердлову и в РВСР доклад о перегруппировке противника из Екатеринбурга в Пермь9 для подготовки удара по 3-й армии. 8 октября Троцкий отправил в Пермь членам РВС 3-й армии Смилге и Лашевичу телеграмму с просьбой немедленно сообщить главные причины «полной неудачности действий 3-й армии», добавив при этом: «Опыт других армий свидетельствует, что успеха нет, когда плохи командующие и комиссары». Далее председатель РВСР предложил раз в неделю представлять «телеграфно общий обзор внутреннего состояния армии, командиров [и] комиссаров», закончив свою телеграмму тезисом о том, что «в отношении 3-й армии нужны радикальные реформы»10.

9 октября Лашевич телеграфировал Троцкому: «Причин неудач на нашем фронте много. Всесторонне осветить причины можно было бы только при личном докладе. О многих причинах не считаю возможным говорить телеграфно. Основной причиной неудач считаю чрезмерную растянутость фронта»11. Лашевич назвал и другие причины неуспеха — отсутствие параллельной фронту железной дороги, что лишало 3-ю армию возможности ведения «манёвренной войны»; уничтожение в последних боях наиболее сознательных бойцов из «лучших пролетариев Урала»; неотправление пополнений из центра, ощущавшееся особенно остро, поскольку большинство мобилизованных было из «кулачества», предпочитавшего переходить на сторону контрреволюции12. Кстати, информация о крайне негативном восприятии советской власти местным населением была объективной, так как об этом есть совершенно не зависимые от РВС 3-й армии свидетельства старых партийцев13. Лашевич поступил предельно тактично: он не только предложил Троцкому обсудить проблему при личной встрече, вместо того чтобы выдвинуть вполне обоснованные контрпретензии о неполучении резервов и т.п. (как это сделали на Южном фронте член ЦК РКП(б) И.В. Сталин и старые большевики С.К. Минин и К.Е. Ворошилов), но и скромно подписался: «член Военного совета»14 вместо «член ЦК РКП», т.е. без намёка на равный статус в партии с председателем РВСР. Правда, Лашевич намекнул, что тот обвинил его и Смилгу напрасно: «Внутренняя работа штаба, по моему глубокому убеждению, лучше, чем в других армиях, и не здесь нужно искать причины неудач. Комиссары дивизии в большинстве на высоте, назову несколько фамилий, и они Вам многое скажут: Залуцкий, Зоф, Бакаев. Культурно-просветительная и партийная работа налажена, командный состав [в] значительной части [своей] довольно талантливый. Я согласен, что часто причинами неудач служат плохое командование и комиссары. Тогда, т. Троцкий, для нас необходимо сделать соответствующие выводы. Смилга на фронте, по приезде он сообщит своё суждение дополнительно. Единственной радикальной реформой была бы смена, хоть на две недели, измученных частей (вместо предложенной Троцким смены командования и Реввоенсовета. — С.В.). По переформировании и приведении их в порядок у нас была бы вполне боеспособная и героическая армия»15.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Достаточно полный перечень трудов советских историков, в которых в той или иной мере затрагивались сюжеты, связанные с РВСР, см.: Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия. М., 1987. С. 701—707. Однако «вершиной» советской историографии проблемы стал изданный Политиздатом сборник весьма неравноценных по своим качествам биографических очерков о членах РВСР. См.: Реввоенсовет Республики (6 сентября 1918 г. — 28 августа 1923 г.). М., 1991.

2 Гимпельсон Е.Г. Становление и эволюция советских органов государственного управления. М., 2003. С. 81.

3 См.: Войтиков С.С. Троцкий и заговор в Красной Ставке. М., 2009. С. 29; он же. Высшие кадры Красной армии. М., 2010.

4 Голдин В.И. Паутина из легенд // Родина. 2011. № 2. С. 5.

5 Ворошилов К.Е. Сталин и Красная армия. М., 1939; Огородников Ф.Е. Удар по Колчаку. М., 1938; Фёдоров А. Пермская катастрофа и контрнаступление Восточного фронта. М., 1940; Софинов П.Г. Пермская катастрофа и ликвидация её последствий // Исторические записки. Т. 30. М., 1949. С. 31—82.

6 Софинов П.Г. Указ. соч. С. 36.

7 Большевистское руководство. Переписка. Т. 1. М., 1995. С. 57.

8 Там же. С. 60.

9 Там же. С. 56 (коммент.).

10 Там же. С. 56.

11 Там же. С. 56, 57.

12 Там же. С. 57.

13 Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 5. Оп. 1. Д. 3070. Л. 3 об.

14 Большевистское руководство. Переписка. Т. 1. С. 57.

15 Там же.