Рекрутские наборы в системе комплектования русской армии

image_pdfimage_print

Аннотация. В работе рассматривается история возникновения и развития рекрутской системы, лежавшей в основе комплектования русской регулярной армии с начала XVIII в. до 1874 г. Основное внимание уделено организационным вопросам, их отражению в законодательно-правовых установлениях, взаимодействию центральных и местных органов государственной власти по реализации этих установлений.

Summary. This article examines the history of emergence and development of recruiting system, which was the base of the manning system of the Russian regular army from the beginning of the XVIII century until 1874. The focus is on organizational matters, their reflexion in the legislative and legal arrangements, interaction between central and local governments on implementation of these regulations.

Военное строительство

 

ГОРЕЛОВ Вячеслав Николаевич — начальник конструкторского подразделения ООО «Конструкторское бюро коммутационной аппаратуры» (Севастополь), студент заочного отделения Историко-архивного института РГГУ (Москва), кандидат физико-математических наук (Крым, Севастополь. E-mail: slavagor59@mail.ru)

 

Рекрутские наборы в системе комплектования русской армии

 

Рекрутская повинность, в течение многих лет обеспечивавшая комплектование русской регулярной армии нижними чинами, не обделена вниманием историков. В связи с рекрутской системой авторами рассматриваются самые различные темы: механизм проведения наборов (включая очередную и жеребьёвую системы), распределение наборов по годам, раскладка рекрутской повинности по разным категориям населения, воздействие рекрутчины (как правило, негативное) на экономику и повседневную жизнь страны1. Не остаётся без внимания и законодательное регулирование рекрутской системы2.

Однако в этих работах, равно как и в «классической» работе А.Ф. Редигера «Комплектование и устройство вооружённой силы»3, исполнение рекрутских наборов рассматривается как бы само по себе, без взаимосвязи с подразделениями военного ведомства и иными государственными центральными и местными учреждениями. Именно в этом плане, с позиций организационного подхода, мы и попытаемся раскрыть данную тему.

Источниковой базой являются указы и распоряжения, включенные в Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ РИ). Сведения, полученные из анализа ПСЗ РИ и относящиеся к рассматриваемым вопросам, сопоставлены с данными из военных энциклопедий и работами по истории русской армии.

Рекрутская система комплектования регулярной вооружённой силы в России формировалась постепенно. Поначалу это были распоряжения, нацеленные на единовременные изъятия «даточных людей» для военной службы. К числу таковых относится, например, указ от 6 декабря 1699 года «Об изготовлении служивых людей к походу и о сборе с тех, кои на службу быть не пожелают, деньгами по указанным статьям»4. Точные критерии пригодности к военной службе также были сформулированы не сразу. Первоначально требовалось лишь приводить к осмотру «вдвое, чтобы было из кого выбрать», но не моложе 20 и не старше 30 лет, и чтобы «увечных и дураков не было б»5.

Датой появления рекрутской повинности как системы комплектования армии принято считать 20 февраля 1705 года, когда был объявлен именной указ «О наборе рекрут, с 20 дворов по человеку, от 15 до 20 лет возраста»6. К указу прилагались «Статьи, данные Стольникам о сборе даточных солдат или рекрут», в которых излагались правила набора рекрутов и составления списков, требования к размещению и содержанию солдат на постоялых дворах и на станциях, указывалось на необходимость наказания беглецов и нарушителей дисциплины.

Обратим внимание, что указ «О наборе рекрут…» был объявлен для исполнения Поместному приказу, который заведовал государственными землями, раздававшимися в поместья, и в котором велись «даточные» книги с обозначением размеров всех поместий. Именно Поместный приказ посылал писцов, дозорщиков и межевщиков для составления учётных документов, которые содержали статистические данные, необходимые не только для налогового обложения, но и для исчисления даточных людей (рекрутов).

В 1707 году был издан указ о возвращении в Москву всех офицеров, посланных Поместным приказом для набора рекрутов, и передаче дел воеводам и «другим начальствующим в городах»7. В феврале 1710 года вышло уточняющее распоряжение, которым предписывалось «рекрут собирать по губерниям губернаторам, а собрав… послать их, куда указом определено будет»8. Чтобы губернаторы имели для рекрутских наборов необходимые сведения, им было предписано послать в Поместный приказ дьяков и подьячих для копирования дел, книг и столбцов. Но составление списков требовало времени, и для исполнения указаний по текущим рекрутским наборам сенатским указом от 31 августа 1711 года приказывалось: «Рекрутскому набору быть в Поместном приказе по-прежнему. А в том наборе… приказчикам и старостам и крестьянам, присланным из Поместного приказа, наборщикам быть послушным»9.

12 августа 1712 года вышел сенатский указ «О введении Поместного приказа в Сенат и передаче дел по набору рекрут и рабочих людей Московской губернской канцелярии». Так началось формирование местных исполнительных органов, обеспечивавших отбывания населением рекрутской повинности. Параллельно развивались и совершенствовались центральные управленческие структуры. В 1711 году в Москве был образован Комиссариат — самостоятельное учреждение, ведавшее комплектованием и «ремонтированием» армии, а также снабжением войск денежным и вещевым довольствием и ручным оружием10. В 1723 году для централизации военного управления Комиссариат был подчинён Военной коллегии, а в январе 1736 года при президенте коллегии графе Х.А. Минихе соединён с ней. В результате сбор рекрутов и отправление их в полки стали частью тех дел, которыми заведовала Военная коллегия.

Дальнейшее влияние на органы комплектования регулярной армии оказала административная реформа. В мае 1719 года территория каждой губернии была разделена на несколько провинций. Провинции, в свою очередь, подразделялись на дистрикты, во главе которых стояли земские комиссары. В их обязанности входило набирать рекрутов с уездов и следить за справедливостью распределения рекрутской повинности.

Как уже отмечалось, к указу о рекрутском наборе 1705 года прилагалась инструкция стольникам. Проведённые в последующие годы реформы, а также накопленный за три десятилетия опыт комплектования рекрутами регулярной армии потребовали переработки этой инструкции. Кроме того, процедуры, упомянутые во многих указах, необходимо было систематизировать и свести в единый документ, пригодный для большинства случаев. В этих целях в 1737 году была введена инструкция офицерам об их обязанностях при наборе рекрутов11.

С организационной точки зрения инструкция определяла порядок отношений офицеров, посланных для набора рекрутов, с рекрутскими отдатчиками, наборщиками и доводчиками. Отдатчики, выборные представители крестьянской поземельной общины и ближайшие помощники рекрутского головы, должны были доставить рекрутов на сборный пункт, сдать их и получить соответствующие зачётные квитанции. Наборщикам (равно как и офицерам) предписывалось «накрепко смотреть, чтоб люди приниманы были в указныя лета самые здоровые и в службу годные». Доводчики конвоировали партии рекрутов числом 100 человек и более в места, назначенные указом.

В 1766 году было издано генеральное учреждение «О сборе в государстве рекрут и о порядках, какие при наборах исполнять должно…»12, которое систематизировало все узаконения по рекрутским наборам, изданные за предыдущие годы, начиная с указа от 20 февраля 1705 года.

Согласно генеральному учреждению рекруты собирались и принимались в губернских и провинциальных канцеляриях, куда для набора направлялись штаб- и обер-офицеры. В канцеляриях, которые работали ежедневно (исключая праздничные и воскресные дни) с рассвета до 2 часов пополудни, приёмщики принимали рекрутов по росписям отдатчиков и в порядке живой очереди («по первенству каждого прибытия»). Отдельный пункт регламентировал правила обеспечения рекрутов одеждой («платье брать против прежнего, какое у кого случится, токмо б было целое и неизодранное»), жалованьем («по то время, как к полкам приведены будут, на жалованье денег по 3 рубли») и провиантом («муки по 6 четвериков» и т.д.). Зачётные квитанции за принятых рекрутов должны были выдаваться отдатчикам в течение трёх дней.

В генеральном учреждении оговаривалось, что набор должен выполняться только после прибытия конвойных команд от полков. Устанавливался состав этих команд: партию рекрутов из 100 человек должны были конвоировать к месту службы 2 штаб- или обер-офицера, 5 унтер-офицеров и 20 рядовых. Рапорты о том, «сколько, когда рекрут и денег собрано и куда с кем отправлено», направлялись в Военную коллегию помесячно или понедельно. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Некоторые из перечисленных направлений освещаются в работе: Трошина Т.И. Рекрутская повинность в Архангельской губернии // Защитники Отечества: Материалы XXIII обществ.-науч. чтений по воен.-ист. тематике. Архангельск, 2007. С. 118—133.

2 См., например: Вакулова Л.Е. Рекрутские наборы в Тамбовской губернии в XIX в. Автореферат дис. … канд. ист. наук // http://www.dissercat.com; Дьяконов М.В. История проведения рекрутских наборов в России середины XIX столетия // электронный науч. журнал Курского гос. ун-та: http://scientific-notes.ru.

3 Редигер А.Ф. Комплектование и устройство вооружённой силы // Российский военный сборник. 1994. Вып. 4. С. 29—77.

4 ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. 3. № 1729. С. 677.

5 Там же. Т. 4. № 1944. С. 225; Редигер А.Ф. Указ. соч. С. 49.

6 ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. 4. № 2036. До 1705 г. комплектованием частей зарождавшейся регулярной армии занимался Приказ военных дел, созданный в 1701 г.

7 Там же. № 2180. С. 399, 400.

8 Там же. № 2251. С. 477.

9 Там же. № 2421. С. 732.

10 Баиов А.К. Заметки по истории русского военного искусства // Российский военный сборник. 1994. Вып. 4. С. 103.

11 ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. 10. № 7387. С. 301, 302. Опыт разработки подобных документов уже имелся. См., например: там же. Т. 7. № 4857. С. 588—593.

12 Там же. Т. 17. № 12748. С. 997.