Органы военной контрразведки о событиях на Курской дуге в июле—августе 1943 года

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье приводятся копии рассекреченных ныне донесений органов контрразведки «Смерш» о недостатках в частях Красной армии, участвовавших в боевых действиях на Курской дуге в июле—августе 1943 г., а также о режиме, введённом противником на оккупированной территории.

Summary. The article presents copies of now declassified reports of “Smersh” counterintelligence structures about shortcomings in the Red Army units, which participated in the fighting at the Kursk Bulge in July and August 1943, and the regime introduced by the enemy in the occupied territory.

Великая Отечественная война 1941—1945 гг.

 

Кузяева Светлана Анатольевна — сотрудник Центрального архива Федеральной службы безопасности Российской Федерации (101000, Москва, ул. Б. Лубянка, д. 2)

 

«БЕЗОБРАЗИЕ, А НЕ НАСТУПЛЕНИЕ. ПРИКАЗЫВАЮТ МНЕ ГНАТЬ ПЕХОТУ НА ТАНКИ ПРОТИВНИКА. Я УЖЕ ПОТЕРЯЛ ЦЕЛЫЙ ПОЛК»

 

Органы военной контрразведки о событиях на Курской дуге в июле—августе 1943 года

К 70-й годовщине Курской битвы

 

С первых дней Великой Отечественной войны руководством Советского государства предпринимались меры по укреплению органов государственной безопасности и перестройке их работы применительно к условиям военного времени. Ещё в июле 1941 года в связи с реорганизацией контрразведывательных органов в системе НКВД в войсках были созданы особые отделы для борьбы со шпионами и диверсантами, дезертирами «и всякого рода паникёрами и дезорганизаторами». В апреле 1943 года постановлением СНК СССР Управление особых отделов выводится из НКВД, передаётся в Наркомат обороны и преобразуется в Главное управление контрразведки (ГУКР) НКО «Смерш».

Государственный Комитет Обороны (ГКО) обязал «Смерш», кроме борьбы со шпионажем, регулярно информировать военные советы и командование соответствующих соединений и учреждений Красной армии обо всех недочётах, выявленных в войсках, в том числе в работе штабов, фактах потери управления войсками на отдельных участках фронта, случаях неорганизованности и неразберихи, материально-техническом обеспечении и политико-моральном состоянии личного состава. Эта работа ещё более усилилась во время подготовки к летней кампании 1943 года, особенно на орловско-курском направлении, когда было чрезвычайно важно не допустить утечки информации относительно намерений командования Красной армии. В этих условиях важную роль играла войсковая агентура «Смерша». С её помощью, в частности, определяли слабодушных и враждебно настроенных к советской власти лиц как среди военнослужащих, так и населения в освобождённых от врага районах, рассекречивали засылавшихся немцами шпионов и диверсантов, выявляли бывших полицаев и других гитлеровских приспешников и т.п.

Особое значение приобрела контрразведывательная работа среди призывного контингента в населённых пунктах, ранее оккупированных гитлеровцами. Так, органы безопасности установили, что одним из каналов проникновения агентуры немецких спецслужб был призыв в Красную армию из данных регионов мужчин в возрасте от 17 до 45 лет.

Рассекреченные и опубликованные в последние годы архивные документы дают весьма полное представление о характере и методах работы советских спецслужб в годы Великой Отечественной войны, в том числе о деятельности органов контрразведки в войсках. Мы предлагаем сегодня читателям ознакомиться с рядом документов, до недавнего времени имевших гриф «совершенно секретно», относящихся к периоду проведения летних боёв 1943 года на орловско-курском направлении.

Материал сгруппирован по хронологическому принципу. Тексты воспроизведены по оригиналам, хранящимся в Центральном архиве ФСБ России. В них сохранены собственные заголовки, оставлены без изменения стилистические особенности, однако орфографические и иные языковые ошибки исправлены в соответствии с современными правилами.

Несмотря на сухой и лаконичный язык, документы тех лет доносят до нас ощущение колоссального напряжения Курской битвы, позволяют как бы заглянуть по другую сторону её официального изображения и тем самым лучше понять реальные события 70-летней давности.

Приложения

Спецсообщение отделения военной цензуры НКГБ

13-й армии с выдержками из писем красноармейцев

№ 1878

8 июля 1943 г.

Совершенно секретно

Начальнику Управления контрразведки

НКО «Смерш» Центрального фронта тов. Вадис

Начальнику Отдела контрразведки «Смерш» 13-й армии

полковнику Александрову

Военному Совету 13-й армии

 

Спецсообщение

Отделением военной цензуры НКГБ 13-й армии за 5 и 6 июля процензурировано исходящей корреспонденции 55 336 писем, из них на национальных языках народов СССР 6914.

Из общего числа проверенной корреспонденции обнаружено отрицательных высказываний 21, относящиеся к жалобам на недостаток в питании и отсутствие табака. Вся остальная корреспонденция в количестве 55 315 писем патриотического характера, отражающие преданность нашей Родине и любовь к Отечеству. Бойцы и командиры горят желанием немедленно вступить в решающее сражение с ненавистным врагом всего прогрессивного человечества. В письмах выражают ненависть к фашистским войскам германского империализма, готовы отдать свою жизнь за дело Коммунистической партии и Советского правительства. Применить на деле мастерство, выучку и силу грозного оружия, созданного тружениками социалистического тыла. Выдержки из писем, идущих из армии в тыл, отражающих патриотические настроения, приводим ниже.

«Здравствуйте мои любимые: мамаша, Лидушка, Ваничка и Верочка! До вчерашнего письма мне хочется добавить, что я сейчас рад и счастлив, наконец, моя неугомонная душа дождалась своего раздолья. Сегодня началось на нашем участке наступление. Мы скоро будем вести бой. Радость очень велика и благородна. Мне давно хотелось присоединить свою ненависть и силу к товарищам, которые будут, как и я, громить врага. Пожелайте мне удач…».

Отправитель: 01097, полевая почта, Ольшанский.

Получатель: Тбилиси, ПВРЗ им. Сталина, 19м. Ольшанская П.

«Здравствуйте дорогая мама Наталья Васильевна!.. Сегодня 5 июля там, где стоял мой батальон, немец перешёл в наступление, пускает сотни самолётов и танков. Но, дорогая, не беспокойтесь, это не 1941 г. Уже с первого часа они почувствовали силу нашего оружия. Наши самолёты грозной тучей обрушились на него, и вот, когда я пишу это письмо, воздух наполнен гулом моторов наших самолётов. Бои, мама, будут очень серьёзные, но особенно не беспокойтесь, жив буду — буду героем, а убьют — ничего не поделаешь. Но верь мне, мама, седин Ваших я не опозорю…»

Отправитель: 39982-У, полевая почта, Муратов.

Получатель: Рязанская обл., Тумский р-н, Лихунинский с/с, д. Ново-Никольское, Муратова Н.В.

«Здравствуйте, папаша и мамаша! Я жив и здоров. 5 июля пошёл в бой. Немца гоним. До свидания. Крепко целую. Фёдор…»

Отправитель: 78431-Д, полевая почта, Фёдоров.

Получатель: г. Москва, Ново-Гереево, 3-й проспект, д. 32/62, Фёдоров Е.В.

«Здравствуй дорогая Ниночка! Особенно расписывать сейчас не буду. Буду лаконичен. Немец начинает своё «генеральное» наступление. Начинаются жестокие бои. Конечно, мы победим, хотя и будут большие жертвы. Сейчас я еду в самую гущу боёв. Может быть, от меня долго не будет письма в эти дни. Не беспокойся, родная. Сейчас всюду небывалый гул и грохот. В небе сотни наших и немецких самолётов. «Мессершмиты» падают один за другим. Настроение боевое и приподнятое, как перед выходом на сцену…»

Отправитель: 01082-Б, полевая почта, Лазарев В.Л.

Получатель: Акмолинская обл., Молотовский р-н, с. Балкашино, Ленинская, 86, Бузырихиной Н.П.

«Дорогие мои! По-видимому, через несколько часов, а может быть и минут начнётся превеликая жара. Все предпосылки к тому налицо. Настроение вполне бодрое, несколько приподнятое. Мы все давно и терпеливо ждали этого момента. Кто знает, что будет. Жизнь чудесна, а будет ещё лучше…».

Отправитель: 01082-Х, полевая почта, Шемякин Б.В.

Получатель: Рязанская обл., Касимов, ул. Карла Маркса, д. 14, Шемякина С.Н.