Трофейные «Тигры», захваченные под Ленинградом

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассказывается о новых немецких танках, захваченных нашими бойцами в 1943 году при обороне Ленинграда.

Summary. The article describes the new German tanks captured by our soldiers in 1943 during the defence of Leningrad.

Великая Отечественная война 1941—1945 гг.

 

Новиченко Светлана Леонидовна — старший научный сотрудник Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи МО РФ

«И вот это чудовище остановили наши пехотинцы-бронебойщики…»

Трофейные «тигры», захваченные под Ленинградом

 

В отечественной историографии утвердилось мнение о том, что в 1943 году под Ленинградом были захвачены два «тигра» из состава 502-го тяжёлого танкового батальона1. Обстоятельства захвата вражеских новейших танков в мемуарной и военно-исторической литературе описываются по-разному. К примеру, командовавший на то время войсками Волховского фронта генерал армии К.А. Мерецков вспоминал об этом так: «Во время прорыва* нами вражеской обороны фашистское командование бросило в бой новый тяжелый танк “Тигр”… И вот это чудовище остановили наши пехотинцы-бронебойщики, повредив смотровые приборы танка. Экипаж не выдержал и бежал, бросив в целом исправную машину. Фашисты долго держали её под непрерывным огнём и даже пытались отбить танк контратаками. Позднее я распорядился переправить “Тигр” на наш опытный полигон, где изучили стойкость его брони и выявили уязвимые места»2.

Несколько по-иному представлен захват первого «Тигра» в одной из брошюр послевоенного периода. В ней можно прочитать следующее: «В районе Синявинских высот в густых зарослях кустарника расположилась на огневой позиции батарея 122-мм пушек 267-го корпусного артиллерийского полка. Внезапно послышался рокот танкового мотора. Два огромных танка с крестами на бортах надвигались на батарею. Когда до одного из орудий осталось не более 50 метров, прозвучал выстрел. Бронебойный снаряд весом 25 кг со скоростью 800 м/с врезался в башню головного «тигра», которая, расколовшись, слетела с танка. Сильные удары крупных осколков башни по броне второго «тигра» заставили его экипаж бежать, не заглушив двигателя»3.

Находившийся на Волховском фронте в качестве представителя Ставки Верховного Главнокомандования генерал армии Г.К. Жуков тоже делился впоследствии впечатлениями о нерядовом фронтовом эпизоде: «Это было 16 января 1943 г. Мне доложили, что между Рабочими поселками № 5 и № 6 наши артиллеристы подбили танк, который по внешнему виду резко отличался от известных нам типов боевых машин. Причем гитлеровцы принимали всевозможные попытки для эвакуации его с нейтральной полосы. Я заинтересовался этим и приказал создать специальную группу в составе стрелкового взвода с четырьмя танками, которой была поставлена задача захватить танк, отбуксировать его в расположение наших войск, а затем тщательно обследовать его. В ночь на 17 января группа во главе со старшим лейтенантом Косаревым приступила к выполнению боевого задания. Этот участок местности противник держал под непрерывным обстрелом. Тем не менее вражеская машина была захвачена и отбуксирована в расположение советских войск. В результате изучения танка и формуляра, подобранного в снегу, мы установили, что гитлеровское командование перебросило танк “тигр” на Волховский фронт для испытания… Танк был отправлен нами на испытательный полигон, где опытным путем установили его уязвимые места, которые впоследствии стали достоянием всех наших фронтов»4.

Согласно рапорту командования немецкого тяжелого танкового батальона sPzAbt 502 от 31 января 1943 года штабу 26-го армейского корпуса со списком безвозвратно потерянных в январских боях танков в этом боевом эпизоде участвовали две машины. Первая с фабричным номером 250005 сгорела после попадания снаряда противотанкового орудия в моторное отделение; вторая с фабричным номером 250009 застряла в болоте и была покинута экипажем5. Сведения о том, что именно она была захвачена нашими войсками, подтверждаются архивными данными, согласно которым трофей был доставлен в Кубинку. В апреле 1943 года с танка сняли все приборы, двигатель, вооружение, а корпус с башней расстреляли из орудий различных калибров. В июне «тигр» был выставлен в Москве, в Центральном парке культуры и отдыха имени Горького, на выставке трофейной техники6.

При прорыве блокады Ленинграда попало к нам ещё одно «чудовище». Генерал-лейтенант В.З. Романовский, командующий 2-й ударной армией Волховского фронта, свидетельствовал: «Днём [16 января 1943 г.] мне сообщили, что по коридору движется не совсем обычный вражеский танк. По нему ударили наши легкие пушки. Но даже прямые попадания не остановили тяжелой, очевидно защищенной прочной броней, машины. Фашистский танк держал направление на Шлиссельбург. К дороге в это время подходила 18-я стрелковая дивизия. Танк попал под сильный огонь орудий прямой наводки. Снаряды не вывели его из строя, но водитель танка, вероятно струсив, свернул с дороги, намереваясь уйти на Синявинскую высоту. Разворачиваясь, фашистский танк попал в торфяник и завяз. Фашисты стали вылезать из машины. Всех их перестреляли. Осмотрели трупы. В танке, оказывается, ехал какой-то гитлеровский генерал, но документов при нем не было. А вот фашистская машина нам досталась «живой». Наши танкисты во главе с полковником Г.А. Мироновичем 18 января прибуксировали танк к командному пункту армии. К.Е. Ворошилов, Г.К. Жуков и К.А. Мерецков распорядились немедленно доставить его в Москву»7.

В. Шариков, командир взвода инженерной разведки 18-й стрелковой дивизии, непосредственный участник события, вспоминал о том по-иному. Прежде всего, он датировал событие 18 января 1943 года, то есть днём, когда наши войска заняли Рабочий посёлок № 5. Из его воспоминаний следует, что первоначально танк, двигавшийся от Пильной Мельницы к Рабочему посёлку № 5, не привлёк к себе внимания, поскольку «начинало смеркаться». Не доходя 200 м до юго-западной окраины посёлка «тигр» по какой-то причине на повороте сошёл правой гусеницей с накатанной дороги в кювет, занесённый снегом, и наклонился на правый борт. На него не обратили внимания ещё и потому, что по этой дороге двигались подразделения Ленинградского фронта, тянувшие на санках стальные пулемётные колпаки. Но после того как к покинувшему машину экипажу стали приближаться наши сапёры и стрелки, немцы бросились бежать через торфяной карьер в направлении Рабочего посёлка № 6. По ним открыли огонь из стрелкового оружия, но штабеля торфа в карьере позволили бежавшим скрыться. «…Сапёры и стрелки подошли к танку необычного вида с длинной пушкой и дульным тормозом, — уточнял комвзвода. — На башне белой краской нарисован мамонт с поднятым хоботом, поэтому бойцы назвали танк “Слон”. На обоих бортах танка намалевана чёрная свастика. Танк стоял с открытыми люками совершенно целый, даже с неповреждённой краской. Я как командир взвода инженерной разведки послал своего бойца с донесением о танке дивизионному инженеру капитану Крупица К.К., а сам стал осторожно обследовать незнакомую машину. В машине находились какие-то папки с бумагами. Привлекла моё внимание папка под сафьян с написанными готическим шрифтом именем и фамилией, как мне тогда подумалось, командира танка, её я взял себе. Прибывший дивизионный инженер осмотрел танк, собранные бумаги и дал приказание отнести все бумаги в разведотделение штаба дивизии капитану Овсеенко. Позже разведчики установили по этим документам, что в танке, кроме экипажа, находился командир 227-й пехотной дивизии генерал с адъютантом. Из штаба армии последовал приказ установить охрану танка и не допускать в него никого до прибытия специалиста»8. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Для танков Pz. Kpfw.IV («тигры») была создана новая тактическая единица — тяжёлый танковый батальон (schwere Panzerabteilung, или сокращённо — sPzAbt). Он представлял собой отдельную часть, которая могла действовать как самостоятельно, так и придаваться другим соединениям. В мае 1942 г. началось формирование первых двух таких батальонов: sPzAbt 501 и sPzAbt 502.

2 Мерецков К.А. На службе народу. М., 2003. С. 334.

3 Оружие Победы: Экспозиция боевой техники и вооружения Центрального ордена Красной Звезды музея Вооружённых Сил СССР / Авт.-сост. С.Е. Плотников, И.Ф. Савченко; ред. В.И. Шелекасов. М., 1986. С. 70.

4 Жуков Г.К. Воспоминания и размышления: В 3 т. М., 1993. Т. 1. С. 253.

5 Коломиец М. Первые «Тигры». М., 2003. С. 19.

6 Там же. С. 35.

7 Романовский В.З. Действует 2-я ударная… // Операция «Искра» / Сост. С.М. Бойцов, С.Н. Борщёв. Л., 1973. С. 242.

8 Шариков В. Танк «Слон» в РП-5 // Прорыв блокады Ленинграда: Январь 1943 г.: Боевые действия Второй Ударной армии / Сост. К.К. Крупица; ред. А. Стрелков. СПб., 1994. С. 88, 89.