Основная задача… дезорганизация тыла противника

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассматриваются постановления Государственного Комитета Обороны, касающиеся организации партизанского движения в годы Великой Отечественной войны.

Summary. The article considers the resolutions of the State Defence Committee, concerning the guerrilla movement’s organization during the Great Patriotic War.

Князьков Анатолий Сергеевич — старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, полковник в отставке, кандидат исторических наук

(117330, Москва, Университетский проспект, д. 14)

 

«Основная задача… дезорганизация тыла противника»

 

Аналитический обзор постановлений и решений Государственного комитета обороны по проблемам партизанского движения в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

 

Государственный Комитет Обороны (ГКО) — чрезвычайный высший государственный орган руководства страной был образован 30 июня 1941 года и действовал до 4 сентября 1945 года. Одно из направлений его деятельности — выработка и принятие важнейших постановлений и решений по развёртыванию и развитию партизанского движения, которое рассматривалось как сила, способная оказать действенную помощь Красной армии в разгроме противника.

Партизанские отряды и группы дали о себе знать уже в самом начале войны. И хотя партизан было не так уж и много, они были плохо вооружены и не обучены приёмам партизанской борьбы, но вред врагу наносили немалый. Партизаны смело нападали на небольшие подразделения врага, расположившегося на отдых или находившегося на марше, нарушали связь, расстреливали из засад машины, выводили из строя паровозы, сжигали вагоны. Враг нёс людские и материальные потери. Это в определённой степени снижало темп наступления вермахта, а главное — вносило в ряды солдат и офицеров противника нервозность и неуверенность.

Государственному Комитету Обороны пришлось вырабатывать постановления по совершенствованию управления партизанскими силами в трудных условиях отступления войск Красной армии, методом проб и ошибок, так как накануне войны теория стратегического руководства партизанской борьбой разработана не была.

Известно, что директивой СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года и постановлением ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 года ответственность за развёртывание партизанской борьбы была возложена на партийные организации захваченных или находившихся под угрозой захвата противником областей и районов. Однако вскоре выяснилось, что среди партийных функционеров того времени не оказалось людей, способных руководить борьбой народа из подполья, так как многие из них не служили в армии, а некоторые даже никогда не держали в руках оружия. Поэтому к работе по развёртыванию партизанского движения и подпольной борьбы в помощь партийным организациям были привлечены сотрудники НКВД и НКГБ, военные советы фронтов и армий, Разведывательное управление и Главное управление политической пропаганды Красной армии. Они внесли решающий вклад в становление партизанского движения.

Вместе с тем опыт первых месяцев войны выявил, что партизанские отряды чаще всего действовали разрозненно, выполняли не согласованные между собой боевые задачи, поставленные одним отрядам партийным руководством, другим — военным командованием. В результате партизанские действия не в полной мере достигали поставленных целей. Кроме того, на эффективность партизанской борьбы отрицательно влияло то, что в отрядах не хватало опытных командиров и политработников, подрывников, разведчиков, радистов. Только отдельные из них пользовались радиостанциями. Это затрудняло военному руководству страны ставить партизанам задачи в интересах операций, проводившихся советскими войсками, осуществлять контроль за их выполнением.

ГКО, учитывая это, 30 мая 1942 года принял постановление № 1837, согласно которому «в целях объединения руководства партизанским движением в тылу противника и для дальнейшего развития этого движения» при Ставке Верховного главнокомандования создавался Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД). При военных советах соответствующих фронтов этим же постановлением «для непосредственного руководства партизанскими отрядами» были образованы Украинский (при военном совете Юго-Западного направления), Брянский, Западный, Калининский, Ленинградский, Карело-Финский штабы партизанского движения (ШПД). Все они в оперативном отношении подчинялись ЦШПД. Фронтовые ШПД несли ответственность за руководство партизанскими формированиями и дальнейшее развитие партизанского движения на оккупированной территории, определявшейся линией фронта и глубиной его оперативного направления.

Уже на стадии организации партизанских штабов Украинский ШПД во главе с Т.А. Строкач в связи с упразднением Юго-Западного направления постановлением ГКО № 1939 от 29 июня 1942 года был преобразован в республиканский. Он стал проводить работу «по непосредственному руководству партизанским движением и его развитию на Украине в тесном контакте с военными советами Юго-Западного и Южного фронтов».

Руководящий состав партизанских штабов ГКО назначал сначала по принципу представительств тех организаций, которые до создания ШПД возглавляли развёртывание партизанских действий. Так, в состав ЦШПД были введены: от ЦК ВКП(б) — П.К. Пономаренко (начальник штаба), от НКВД СССР — В.Т. Сергиенко, от Разведывательного управления — Т.Ф. Корнеев (члены штаба). Аналогичные кадровые назначения были произведены во всех фронтовых ШПД. Однако 6 сентября 1942 года ГКО постановлением № 2246 отменил это решение. Фронтовые ШПД были переформированы в представительства Центрального ШПД на фронтах, а их начальники введены в состав военных советов фронтов. Представителями ЦШПД и членами военных советов соответствующих фронтов ГКО назначил: Карельского — С.Я. Вершинина, Ленинградского — М.Н. Никитина, Северо-Западного — А.Н. Асмолова, Калининского — С.С. Бельченко, Западного — Д.М. Попова, Брянского — А.П. Матвеева, Воронежского — А.М. Некрасова, Сталинградского — Ф.В. Ляпина, Северо-Кавказского — П.И. Селезнёва. Проведённая реорганизация управления партизанскими силами дала возможность Центральному ШПД улучшить контроль за выполнением планировавшихся им партизанских операций в полосах действий фронтов, организовывать тесное взаимодействие с войсками.

В дальнейшем некоторые из названных лиц получили новые назначения. Так, согласно постановлению ГКО № 2540 от 26 октября 1942 года П.И. Селезнёв стал начальником Южного ШПД и членом военного совета Закавказского фронта; А.Н. Асмолов занял должность представителя ЦШПД на Юго-Западном фронте (постановление ГКО № 2541 от 26 ноября 1942 г.). По постановлению ГКО № 2390 от 9 октября 1942 года Ф.В. Ляпина на Сталинградском фронте сменил генерал-майор Т.П. Кругляков, а С.С. Бельченко с Калининского фронта был перемещён на должность заместителя начальника ЦШПД по разведке. Занимавшееся им ранее место в должности представителя ЦШПД на Калининском фронте занял И.И. Рыжиков (постановление ГКО № 3231 от 22 апреля 1943 г.).

17 декабря 1942 года постановлением ГКО № 2635 была учреждена должность уполномоченного ЦШПД по Крымской АССР. На неё был назначен В.С. Булатов. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru