Особенно ожесточённо оборонялся гарнизон имеющей важное значение крепости Брест

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье на основе немецких источников рассказывается о героической обороне войсками Красной армии в 1941 году Брестской крепости.

Summary. The article based on German sources tells of the heroic defence of the Brest Fortress by the Red Army troops in 1941.

Платошкин Николай Николаевич — профессор Московского гуманитарного университета, доктор исторических наук

(Москва. E-mail: platoshkin@mail.ru)

 

«Особенно ожесточённо оборонялся гарнизон имеющей важное значение крепости Брест»

 

Героическая оборона Брестской крепости навечно останется одной из наиболее ярких страниц в истории Великой Отечественной войны. Подвиг её защитников отражён в литературе и искусстве, об этой эпопее написаны книги, созданы кинофильмы. Казалось бы, сказано уже всё. Тем не менее остаются ещё недостаточно исследованными действия немецкого командования, для которого стойкость и мужество советских воинов оказались полной неожиданностью. Автор предлагаемой вниманию читателей статьи попытался взглянуть на события 72-летней давности глазами их участников с другой стороны, строя своё исследование в основном на отчётных данных командира 45-й пехотной дивизии вермахта, части которой, не сумев взять крепость штурмом, почти две недели, неся серьёзные потери, не могли преодолеть сопротивление её защитников.

45-я пехотная дивизия вермахта, входившая в 12-й армейский корпус (группа армий «Центр»), являлась в определённой степени особым соединением германской армии. Сформированная в апреле 1938 года в районе города Линца — родного города Адольфа Гитлера — как 4-я дивизия австрийской армии, она в составе 9-го корпуса 12-й армии вермахта участвовала в оккупации Чехословакии, затем в Германо-польской войне, особенно «отличившись» расправами над мирным населением. Переброшенная вскоре на запад, дивизия нанесла удар через Бельгию и Люксембург по Франции, где впервые понесла довольно ощутимые потери — более 200 человек — при переправе 9 июня 1940 года через реку Эна. В мае 1941 года дивизию передислоцировали под Брест, который немцы называли не иначе как Брест-Литовском, и влили в состав 12-го корпуса (командир — генерал пехоты Вальтер Шрот) 4-й армии генерал-фельдмаршала Гюнтера фон Клюге, входившей в группу армий «Центр» во главе с генерал-фельдмаршалом Ф. Боком. Командовал дивизией генерал-майор Фритц Шлипер, сменивший на этом посту генерал-майора Герхарда Кернера, погибшего 27 апреля 1941 года в результате несчастного случая.

Ф. Шлипер родился в 1892 году под Познанью, входившей тогда в состав Германии, и начал военную службу в артиллерийском полку ещё в 1911 году. Участвовал в Первой мировой войне на Западном фронте, получил два Железных креста, после поражения Германии остался в армии Веймарской республики и к моменту прихода Гитлера к власти имел чин майора. В 1935 году, уже став подполковником, Шлипер был назначен командиром 17-го артиллерийского полка, а в 1939-м возглавил штаб 13-го военного округа с центром в Нюрнберге — городе партийных съездов НСДАП1. 1 ноября 1939 года за участие в войне против Польши (хотя он прибыл сюда 23 октября в уже покорённую страну) Ф. Шлипер получил звание генерал-майора и должность начальника штаба 18-й армии.

С ноября 1940 по апрель 1941 года Шлипер, возможно из-за болезни, не имел постоянной должности, числясь в «резерве фюрера»2, откуда и пришёл на 45-ю дивизию.

Задача перед 49-летним генерал-майором, как казалось, была поставлена простая: 22 июня молниеносным ударом взять Брестскую крепость к 12 часам дня. Для её решения командир дивизии выделил два полка — 130-й и 135-й, на которые и возлагалась основная задача. При этом третий полк дивизии (133-й) вместе с 130-м полком должен был обойти крепость, чтобы замкнуть кольцо окружения с востока. Сил хватало. Штатная численность 45-й дивизии вместе с вспомогательными и приданными подразделениями составляла примерно 15—16 тыс. человек, поддерживавшихся танками, артиллерией и авиацией.

Старый служака Ф. Шлипер подошёл к делу с истинно немецкой основательностью. Он внимательно изучил «родословную» крепости, её форты и укрепления, подходы к переправам через водные преграды. По его приказанию третий батальон 135-го полка отрабатывал взятие Цитадели на макете, который сооружался с учётом архивных материалов 1915 года и свежих данных аэрофотосъёмки3. Из-за опасения больших потерь решили не применять в крепости танки. Замысел операции был прост: после пятиминутной, но мощной артиллерийской подготовки выделенные для штурма полки захватывают мосты через Буг и, частью по мостам, частью на лодках форсируют эту водную преграду и сразу овладевают крепостью. Предполагалось, что гарнизон, деморализованный быстротой натиска, не успеет оказать сколько-нибудь значительного сопротивления.

Шлипер, считавший себя знатоком артиллерийского дела, настаивал на том, чтобы артиллерийский удар был сильным, но кратким. По штату в пехотную дивизию вермахта входили 36 105-мм и 12 150-мм гаубиц, что составляло 9 лёгких и 3 тяжёлых батареи. Кроме того, специально для стрельбы по крепости дивизия получила 9 батарей тяжёлых миномётов (2880 мин), 2 дивизиона мортир, 9 мортир калибра 210 мм, а также 2 мощнейшие новейшие установки самоходных мортир системы «Карл»4 калибром 600 мм под снаряды массой 1250—2200 кг5.

Но Шлиперу и этого показалось недостаточно. Тогда командир 12-го корпуса отдал приказ задействовать в огневом налёте тяжёлые миномёты и гаубицы соседних 31-й и 34-й дивизий. Казалось бы, успех был обеспечен. Тем более что крепость по сути дела таковой уже не являлась и не имела постоянного гарнизона. К началу войны в ней находились разрозненные подразделения 6-й и 42-й стрелковых дивизий 17-го пограничного отряда и 132-го отдельного батальона войск НКВД — всего около 3,5 тыс. человек. Если сюда прибавить автобат, школу шофёров, госпиталь, полевую армейскую хлебопекарню, артполк, различные склады и т.д., число находившихся в крепости военнослужащих вырастает, но не надо забывать, что, во-первых, это были нестроевики, а, во-вторых, среди них имелось немало необстрелянных новобранцев майского призыва 1941 года. По плану боевого применения все находившиеся в крепости подразделения в случае начала боевых действий должны были немедленно её покинуть и присоединиться к своим частям.

Ранним утром 22 июня 1941 года после массированной артподготовки части 45-й дивизии, быстро захватив с применением штурмовых лодок железнодорожный мост через Западный Буг и мосты через Мухавец на шоссе Варшава — Москва южнее и юго-восточнее Бреста, ворвались в крепость. Один из унтер-офицеров 45-й дивизии так описал начало войны: «3 часа 15 минут. Артналёт. Земля содрогнулась. Сначала кругом всё почернело, затем в цитадели вспыхнуло яркое пламя». Пастор и хронист 45-й дивизии Гшепф писал: «Удар в 3.15 вызвал настоящий смерч, пронёсшийся над нашими головами. Ничего подобного мы больше не видели до самого конца войны»6.

Вопреки позднейшим донесениям Шлипера, носившим оправдательный характер, артподготовка оказалась настолько мощной, что многие защитники крепости даже приняли её за авиаудар. Лейтенант 333-го стрелкового полка А.С. Санин вспоминал: «В первый момент невозможно было ничего понять — огонь, грохот взрывов, обвалившиеся стены, повсюду пыль… После того как утихла первая бомбёжка, когда улеглась вся эта пыль и копоть, окутывающая Центральный остров крепости, перед нами открылась страшная картина разрушений. Даже тот, кто долгое время прожил в крепости, плохо понимал, где и что было раньше. Я же был полностью дезориентирован. Разрушенные здания, глубокие воронки от разрывов тяжёлых бомб и снарядов окончательно сбивали меня с толку…»7. В этом артналёте участвовали и оба «карла» — «О́дин» и «Тор», вошедшие в состав батареи 833-го дивизиона тяжёлых артсистем. Первая мортира была собрана в ночь с 19 на 20 июня, вторая выгружена в ночь на 21 июня. Но после нескольких выстрелов в обеих системах заклинило снаряды, и пришлось потратить достаточно много времени на их ремонт. «Тор» смог выпустить три снаряда. «О́дин» — четыре. 23 июня «О́дин» выпустил по крепости ещё 7 снарядов, «Тор» в этот день исправить так и не смогли.

Несмотря на тяжёлые разрушения, защитники крепости быстро оправились, и бой за цитадель принял ожесточённый характер.

Один из офицеров 45-й дивизии так описывал переправу через Буг и начало штурма: «Наши штурмовые части быстро продвигались вперёд. К сожалению, были отмечены отдельные выстрелы [противника], которые вызвали в 3-й роте ощутимые потери. Одним разом мы потеряли 30 человек»8. Немцы отмечали, что, войдя в крепость, они попали «в осиное гнездо». <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Mitcham S. The Men of Barbarossa, CASEMATE. Havertown, 2009. P. 87.

2 1 ноября 1941 г. Ф. Шлипер был произведён в генерал-лейтенанты, в декабре награждён Рыцарским крестом. В феврале 1942 г. сдал командование 45-й дивизией и снова был отправлен в «резерв фюрера». В апреле 1942 г. стал начальником немецкой военной миссии в Словакии. 1 августа 1944 г. после начала Словацкого национального восстания опять отправлен в «резерв фюрера». Находился в плену у союзников с мая 1945 по декабрь 1947 г. Умер в 1977 г. в Гейдельберге.

3 Hartmann Ch. Wehrmacht im Ostkrieg: Front und militдrisches Hinterland 1941/1942, R. Oldenbourg Verlag. Mьnchen, 2009. S. 260.

4 В нашей литературе эти мортиры называются собирательно «Тор». Тяжёлая 600-мм самоходная мортира официально именовалась «Карл» (или изделие 040/041). Была разработана в 1937 г. для ударов по особо прочным укреплениям. Предполагалось использовать «Карл» против французской линии Мажино. Наименование «Тор» носило орудие № 4, применённое против Брестской крепости. Всего было изготовлено 6 «карлов», каждый из которых имел собственное имя.

5 В бетонобойном снаряде массой 1700 кг на взрывчатое вещество приходилось 280 кг, в разрывном массой 1250 кг взрывчатка составляла 460 кг. Бетонобойный снаряд мог пробить бетон толщиной 2,5 м. В Бресте «карлы» применялись впервые. Годом позже немцы обстреливали двумя такими орудиями Севастополь.

6 Stьhring H. Als der Osten brannte, epubli GmbH. 2011. S. 21.

7 Героическая оборона. Минск, 1963. С. 458—460.

8 Hartmann Ch. Op. cit. S. 261.