Греческий легион имени императора Николая I

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье исследуются подробности штурма Евпатории русскими войсками в ходе Крымской (Восточной) войны 1853—1856 гг. с участием греческого легиона.

Summary. The article investigates the details of the assault of Evpatoria by Russian troops during the Crimean (Eastern) War of 1853–1856 with participation of the Greek Legion.

История войн

 

ПИНЧУК Сергей Александрович — начальник отдела по связям со СМИ Федерального агентства по делам СНГ при МИД РФ

(Москва. E-mail: sgalani@mail.ru)

 

Греческий легион имени императора Николая I

 

5 февраля 1855 года русские войска под командованием генерал-лейтенанта С.А. Хрулёва предприняли в ходе Крымской (Восточной) войны* попытку овладения Евпаторией, где находился многотысячный турецкий гарнизон под командованием Омер-паши. Несмотря на мужество и героизм русских солдат и офицеров, сражение с тактической точки зрения было ими проиграно, хотя и имело позитивные последствия для обороны Севастополя. Примечательно оно также стойкостью подразделения греков-добровольцев — «легиона имени Императора Николая I». Формировался он (осень 1854 г.) из разрозненных рот волонтёров, находившихся при различных пехотных полках. Направленный в составе двух неполных батальонов в Севастополь, греческий легион впоследствии предполагалось «водворить на землях, оставленных татарами, предавшимися неприятелю», подобно поселению Балаклавского батальона1.

Временно возглавил подразделение добровольцев подполковник уланского полка герцога Насаусского Георгий Папаафаносопуло**, «греческого же происхождения» и, как отзывался о нём командир 5-го армейского корпуса генерал-адъютант А. Лидерс, «штаб-офицер, вполне достойный всякого доверия»2. Его подчинённым выдали тёплое обмундирование (овчинные полушубки), жалованье за три месяца вперёд3, а также так называемые кормовые деньги («каждому по 11 копеек серебром в сутки») с разрешением нанимать по пути в Крым подводы для «поднятия тяжестей и на случай заболевающих».

Из крепости Измаил греки (1 батальонный4 и 5 ротных командиров, 7 младших офицеров; остальные — 812 рядовых, унтер-офицеров, значконосцев*** и священников) вышли 24 декабря, а прибыли в Одессу только через 13 дней (5 января 1854 г.) за 10 переходов, преодолевая в сутки в среднем по 20 вёрст****. Там подполковник Папаафаносопуло доложил генералу Н.Н. Аненнкову5, что в походе волонтёры «совершенно износили обувь», и попросил «для исправления оной, а также и для приобретения других необходимых им по зимнему времени вещей» дозволения «оставить их в Одессе ещё на три дня». Просьбу его удовлетворили, отсрочив отправку до 11 января. В этот день по случаю выступления греков в Крым (в Тавриду) в Одесском кафедральном Преображенском соборе архиепископ Херсонский и Таврический Иннокентий при «многочисленном стечении народа» отслужил торжественную литургию, благословив греков иконой Святого Николая Чудотворца. Смуглолицые добровольцы, одетые в полушубки и юбки-фустанеллы, были выстроены в походном строю на соборной площади; в их рядах развевалось голубое знамя с надписью «Оρθοδοξία» («Православие»). После окончания богослужения архиепископ произнёс речь о «важности совершающихся ныне событий и о религиозном родстве эллинов с великой семьёю славян». Переводил «высокие мысли архиепископа на природный язык волонтёров» протоиерей Иоанн Родостат6.

Среди добровольцев корреспондент самой популярной в городе газеты «Одесский вестник» К. Стамати не преминул отметить присутствие «известного Хрисовери», уже отличившегося в сражениях на Дунае»7 Сам Хрисовери8 позже вспоминал, как множество народа после молебна сопровождало войско.

Продолжился поход в сопровождении 3-го батальона Алексопольского 31-го егерского пехотного полка, специально задержанного в Одессе, чтобы сопровождать греков в Крым. Кроме того, военные начальники в Николаеве и Перекопе получили указание начальника штаба Южной армии «принять все необходимые меры для благополучного проследования всего сказанного эшелона в Крым», обратив внимание «на хорошее довольствие их и на сбережение от непогоды»9. Однако переход выдался крайне тяжёлым из-за снежной бури. Невзирая на протесты греческих офицеров, старший на переходе командир 3-го батальона остзейский немец фон Бринкен, следовавший в крытой дорожной коляске вместе с супругой, решил продолжить путь. В итоге кто-то из русских и греческих солдат погиб, замёрзнув, кто-то затерялся, а одна из волонтёрских рот во главе с подполковником Папаафаносопуло отстала, сбившись с маршрута.

28 января 1855 года легионеры всё же дошли до Перекопа, где были «разобраны на квартиры городскими обывателями из одного сострадания к их усталости и неимению заранее подготовленного ночлега»10. Так, один из волонтёров, Дмитрий Полити, был приглашён на ночлег в дом известного крымского учёного-краеведа В.Х. Кондараки. По воспоминаниям последнего, Полити был родом из Константинополя, где оставил жену и двух дочерей; все жившие там его ближайшие родственники были казнены в 1825 году за сочувствие национально-освободительному движению. Кондараки оставил любопытное свидетельство, позволяющее взглянуть на греческих волонтёров глазами современников. «Ни слава, ни деньги и ни награда руководили этими людьми: одна лишь мысль — содействовать единоверному народу… служила им основанием к отважным предприятиям». Их ненависть к туркам была так велика, что, несмотря на многочисленные требования русского военного начальства «переменить свои национальные костюмы, чтобы оставаться неузнанными», они отказывались подчиняться этому. «Мы напротив, желаем, — говорили они, — чтобы варвары узнали в нас мстителей»11.

После кратковременного отдыха (Перекоп, Армянский базар — тыловые базы русской армии) греки должны были проследовать в осаждённый Севастополь, но их неожиданно отправили под Евпаторию в распоряжение генерал-лейтенанта С.А. Хрулёва, готовившегося к штурму города12. Вместе с ними выступил Азовский пехотный полк, дислоцировавшийся ранее на Инкерманских высотах, а батальон Алексопольского егерского полка остался для защиты Перекопа. Впоследствии упоминавшийся уже Хрисовери сетовал на отсутствие даже сухарей, так что «приходилось питаться только остатками зерна на дорогах и луком, который оставили в своих хижинах ушедшие к врагам татары». Особенно его огорчало то, что «на всём протяжении пятидневного пути в деревнях мы не встретили ни одной живой души… поскольку татары, желая нанести вред России, уходили к туркам и союзникам со всем своим передвижным имуществом».

Полуголодные греческие роты прибыли под Евпаторию в 9 часов вечера 3 февраля, фактически накануне штурма. Их разместили на ночлег на мызе (экономии) Ораз помещика Августиновича, вблизи татарской деревни Хаджи-Тархан. А. Панаев13, адъютант главнокомандующего, прикомандированный в то время к находившемуся там штабу генерала Хрулёва, вспоминал: «Ротные их [греков] командиры явились к Хрулёву все вместе. Весело и бодро, в национальных своих костюмах, вошли в залу дома, занимаемого Хрулёвым со всем его штабом»14. Особенно ценно то, что греческие ротные командиры не только назывались по именам, но и представлялись читателям «портретно». В частности, автор воспоминаний выделил «щеголеватый» вид и «благообразную наружность» командира 5-й роты «попа» Константина Дуки, «атлетическое телосложение», «удалые» и «раскалённые», надо понимать загорелые, лица остальных. Так что спустя более полутора веков после штурма Евпатории можно, сверяясь с другими историческими источниками, «воскресить» этих забытых героев Крымской войны: ротных Николаоса Караискоса (у Панаева Николай Карайско), Стаматиса Георгиадиса15 (Стамати Карамоди), Аристидиса или Аристида Хрисовери (Аристидо Христовери), Димитриоса Танадалидиса (Мимико Таидо-Лиди), священника Константиноса Дукаса (Антоний Гене Папа-Дука), младшего офицера в роте К. Дукаса (Антониос Гинес). Панаев отметил помимо всего «обилие оружия» у них (пистолетов, турецких сабель, ятаганов, кинжалов), которым греки, по его словам, были «обвешаны и утыканы».  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1  См.: Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 9196. Оп. 2/243. Cв. 33. Д. 219. Л. 1, 2.

2 Папа-Афаносопуло Георгий Ильич (1815—?) — вольноопределяющийся из Таврической губернии. В годы Крымской войны (1854—1856 гг.) был одним из командиров греческого легиона имени императора Николая I, в 1883 г. в звании генерал-лейтенанта командовал 4-м кавалерийским дивизионом. См.: РГВИА. Ф. 400. Оп. 12. Д. 14729. Л. 22—32.

3 Там же. Ф. 9196. Оп. 2/244. Св. 29. Д. 123. Ч. 1. Л. 14.

4 В перечне волонтёров («Ведомости о числе чинов, состоящих в пяти ротах Греческих Волонтеров, отправленных из Измаила до Одессы для дальнейшего следования в Крым») в первой графе батальонным командиром значится священник Константин Дука, сохранявший «звание сие только для получения жалования по сему званию и заведывает только одною 5-ю ротою».

5 Анненков Николай Николаевич (1793 или 1800—1865) — генерал-адъютант, новороссийский и бессарабский генерал-губернатор.

6 Протоиерей Иоанн Родостат был настоятелем греческой Свято-Троицкой церкви в Одессе.

7 Одесский вестник. 1855. № 11. 27 января. С. 47.

8 Хрисовери (Хрисовергис) Аристид Фёдорович (1809—1889) — греческий поэт, литератор, политик, борец за освобождение Греции и Болгарии. Принимал участие в войне за независимость Греции (1821—1828), в Крымской (1853—1856) и Русско-турецкой (1877—1878) войнах; полковник российской армии. С весны 1854 г. — начальник отдельной партии греческих волонтёров, состоявших при 7-й пехотной дивизии генерала А. Ушакова. Получил широкую известность благодаря сражению у портового дунайского г. Сулин 29 июня 1854 г., в ходе которого отряд из 25 волонтёров под его началом успешно противостоял передовой десантной группе англичан численностью свыше 700 человек. Более подробно см.: Воен.-истор. журнал. 2011. № 4. С. 24—28.

9 РГВИА. Ф. 9196. Оп. 2/243. Св. 33. Д. 219. Л. 45—58.

10 Кондараки В.Х. В память столетия Крыма. История Крымской войны с частными эпизодами (портретами и видами). Эпизоды и рассказы из Крымской войны. СПб., 1884. С. 53.

11 Там же.

12 Дубровин Н.Ф. История Крымской войны и обороны Севастополя: В 3 т. СПб., 1900. Т. 2. С 407.

13 Панаев Аркадий Александрович (1821—1889) — адъютант князя А.С. Меншикова в воспоминаниях рассказал о своём участии в качестве временного командира греческого батальона при штурме Евпатории.

14 Рассказы А. Панаева (Евпаторийское дело) // Русская старина. СПб., 1877. Т. 19. С. 307, 308.

15 Георгиадис Стаматис (1819—1855) — капитан. Рота греческого легиона под его командованием одной из первых прорвалась к крепостному валу Евпатории. Сам же командир был тяжело ранен. Вынесенный с поля боя, он умер в госпитале в Симферополе.