Героическая оборона Полоцка в августе 1579 года

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья посвящена одному из самых важных в истории Ливонской войны событий — осаде Полоцка польско-литовскими войсками в августе 1579 г.

Summary. The article is devoted to one of the most important events in the history of the Livonian War – the siege of Polotsk by Polish-Lithuanian troops in August 1579.

ВОЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ ОТЕЧЕСТВА

 

Пенской Виталий Викторович — профессор Белгородского государственного университета, доктор исторических наук, доцент

(г. Белгород. E-mail: penskoy@bsu.edu.ru)

 

Героическая оборона Полоцка в августе 1579 года

 

Падение Полоцка в августе 1579 года после его почти трёхнедельной осады войсками короля Речи Посполитой Стефана Батория стало переломным моментом в истории Ливонской войны 1558—1583 гг. Создателем «классической» версии подробного описания хода кампании 1579 года, в том числе осады Полоцка, стал князь М.М. Щербатов1 В XIX столетии его версии придерживались ведущие отечественные учёные (начиная с Н.М. Карамзина)2, а также военные историки3. Вышедшее в свет в 1904 году исследование В.В. Новодворского, посвящённое борьбе России и Речи Посполитой за Ливонию в 70 — начале 80-х годов XVI века4, отличалось от предыдущих изысканий по этой теме большей основательностью и обширностью привлечённых источников5. При некоторых всё же присущих работе Новодворского недостатках можно с уверенностью заявить, что её автор внёс значимый вклад в изучение полоцкой истории. К сожалению, в дореволюционной историографии его труд остался единственным в своём роде.

У советских историков Ливонская война была одной из популярных тем, однако только В.Д. Королюк специально посвятил ей свой научный очерк внешней политики России 1550 — начала 1580-х годов, в двух абзацах которого кратко охарактеризовал и полоцкую осаду6. В дальнейшем в исследованиях некоторых учёных7 затрагивалась тема обороны Полоцка от войск Стефана Батория, но отдельной работы, равнозначной труду В.В. Новодворского, создано не было.

Сказанная когда-то Иваном IV Грозным фраза о том, что якобы полоцкие воеводы «худы были и сдали город изменою», надолго определила несправедливое отношение к этой странице русской военной истории. Поэтому особенно важно сегодня, основываясь на наиболее интересных опубликованных источниках8 (в основном польских9), ещё раз обратиться к исследуемой проблеме.

Полоцк, старинный русский город на реке Западная Двина, перешедший под власть литовских князей, был взят царскими войсками во время знаменитого «полоцкого взятья» в зимнюю кампанию 1562/63 года. Однако ни в Литве, ни в Польше не согласились с этим, и, поскольку возобновившаяся в 1562 году война между Русским государством и Великим княжеством Литовским (с 1569-го — Речью Посполитой) к концу 1570-х годов была далека от завершения, то не было сомнений в том, что борьба за Полоцк будет продолжена. Так, избранный в 1576 году королём Речи Посполитой семиградский воевода Стефан Баторий в сентябре 1577-го писал виленскому каштеляну и жмудскому старосте Я. Ходкевичу, что рассматривает Смоленск и Полоцк как возможные цели предстоящего похода против Ивана Грозного10.

Однако лишь в 1578 году, после урегулирования Баторием внешне- и внутриполитических проблем польско-литовские войска вместе со шведами атаковали русские полки, осаждавшие Венден (Кесь), нанеся им жестокое поражение. В начале следующего года польный11 литовский гетман К. Радзивилл совершил конный рейд в окрестности Дерпта и взял крепость Киремпе в 60 верстах от Пскова.

Весной 1579 года в белорусское местечко Свирь, восточнее Вильно, назначенное местом сбора войск, начали прибывать польские, литовские, венгерские и наёмные роты и хоругви12, доставляться снаряжение и припасы. Сам король выехал в столицу Великого княжества Литовского, откуда 26 июня* 1579 года отправил к Ивану IV гонца В. Лопатинского с грамотой с объявлением войны русскому царю13. Спустя четыре дня Баторий покинул Вильно, отправившись в Свирь, куда прибыл 11 июля. Был созван военный совет, на котором польский король предложил решить вопрос: куда нужно нанести главный удар? Вопреки мнению литовских магнатов он настоял на том, что нужно прежде всего атаковать Полоцк. Овладение им позволяло не только перенести войну в пределы Русского государства, но и надёжно прикрыть Литву и Ливонию от ответных нападений русских. Кроме того, возвращение Полоцка Литве открывало судоходство по Двине. Баторий указал также, что взятие города могло бы стать реваншем за унизительное поражение 1563 года и позволило бы воевать с бульшим подъёмом14.

Так Полоцк стал первой целью возобновившейся войны. Для Ивана Грозного это не было секретом. Ещё в начале июня 1579 года вернувшийся из Речи Посполитой гонец Андрей Михалков сообщил царю, что Баторий намерен напасть, с одной стороны, на Смоленск, а с другой — на Полоцк15. Но задолго до этого началось усиление обороны города. Вряд ли случайным стало и назначение весной 1578 года «на перемену» в Полоцк опытного военачальника сына боярского М. Дьяка Ржевского — эксперта по применению артиллерии, стрельцов и казаков16. Осенью того же года Иван IV приступил к сбору войска «на своё дело и на земское». По оценке папского нунция в Речи Посполитой кардинала Калигари, его численность составляла 200 тыс. пехоты и конницы17. Однако столько ратных людей русский царь не имел даже в самые лучшие времена. К тому же в разрядах указывается и точная численность собранной им против Батория рати — на 1 июня 1579 года в государевом полку, пяти других полках и «при наряде» было «всево всяких людей 27 969 человек», в том числе 10,5 тыс. князей, дворян и детей боярских, 6000 татар, мордвы и новокрещенов, 3200 стрельцов и казаков, а также 4500 даточных людей18. Поэтому в современной отечественной историографии закрепилась иная оценка численности полевой армии Ивана Грозного в тот период — от 23,6 до 30 тыс. человек19.

Этим и объясняется непонятная на первый взгляд пассивность Ивана IV в эту кампанию: силы, собранные им для отражения наступления королевского войска, серьёзно уступали неприятелю в численности, тем более что нужно было ожидать и вторжения шведов20. К тому же главная ударная сила русского войска — конная поместная милиция — устала от многолетних непрерывных походов и войн, упали и её моральный дух (рост «нетства» и дезертирства)21, и боеспособность. Решение бросить эту силу на «прямое дело» с неприятелем могло привести к катастрофе с непредсказуемыми последствиями, поскольку из-за особенностей её комплектования и подготовки быстро восполнить потери поместной конницы было невозможно. Поэтому Иван Грозный и его советники приняли решение отказаться от наступления. Расчёт был на то, что Баторий, будучи вынужден брать многочисленные хорошо укреплённые и вооружённые русские крепости и замки в Ливонии и на русско-литовском пограничье, растратит время, деньги и людей, после чего можно будет или нанести контрудар, или возобновить мирные переговоры.

Однако такое решение неизбежно вело к тому, что полочанам нужно было надеяться прежде всего на свои собственные силы. А какими они были? К сожалению, пока точно определить численность полоцкого гарнизона не представляется возможным. Однако сопоставление свидетельств с «той» стороны с сохранившимися русскими документами позволяет предположить, что к началу осады в Полоцке находились около 2000—3000 детей боярских с послужильцами (из местных22 и северозападных городов), 1000—1500 стрельцов и казаков (2 стрелецких и по меньшей мере 1 казачий «прибор») и от 1500 до 3000 мобилизованных посадских людей и сбежавшихся под защиту стен города крестьян окрестных деревень. Командовали ими «87-го году с рожества Христова» «в большом городе воеводы князь Василей Иванович Телятевской да по вестем послан с вознесеньева дни Иваниз Григорьев сын Зюзин; да за Полотою в остроге воевода Петр Иванович Волынской; в стрелетцком городе воевода князь Дмитрей Щербатой да Дьяк Матвей Иванов сын Ржевской; в городничих Замятия Опалев да Федор Петров сын Кафтырев»23. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Щербатов М.М. История Российская от древнейших времен. Т. V. Ч. III. СПб., 1789. С. 14—30.

2 См., например: Карамзин Н.М. История государства Российского. Т. IX. СПб., 1843. Стб. 172—178; Примечания. Стб. 114, 115; Иловайский Д.И. История России. Т. III. Московско-царский период. Первая половина или XVI век. М., 1890. С. 297—299; Соловьёв С.М. Сочинения в восемнадцати книгах. М., 1989. Кн. III. С. 628—633.

3 См., например: Голицын Н.С. Русская военная история. Ч. 2. От Иоанна III до Петра I. СПб., 1878. С. 181—184; Русская военная сила. М., 1892. Т. I. С. 192, 193.

4 Новодворский В.В. Борьба за Ливонию между Москвою и Речью Посполитою (1570—1582). Историко-критическое изследование. СПб., 1904.

5 Там же. С. 88—107.

6 Королюк В.Д. Ливонская война. М., 1954. С. 100, 101.

7 См.: Зимин А.А. В канун грозных потрясений. М., 1986. С. 54—57. Ср.: Скрынников Р.Г. Великий государь Иоанн Васильевич Грозный. Смоленск, 1996. Т. II. С. 258—260.

8 Гейденштейн Р. Записки о Московской войне (1578—1582); Шлихтинг А. Новое известие о России времени Ивана Грозного; Штаден Г. О Москве Ивана Грозного. Рязань, 2005; Kronika Marcina Bielskiego. T. III. Sanok, 1856; I.A. Caligarii Nuntii apost. in Polonia Epistola et Acta 1578—1581 // Monumenta Poloniae Vaticana. T. IV. Cracоviae, 1915; Księgi podskarbińskie z czasów Stefana Batorego. 1576—1586 // Źródła dziejowe. T. XI. Warszawa, 1881; Solikowski J.D. Krótki pamiętnik rzeczy polskich od zgonu Zygmunta Augusta. Petersburg, 1855; Sprawy wojenne króla Stefana Batorego. Dyjaryjusze, relacyje, listy i akta z lat 1576—1586 // Acta Historica Res Gestas Poloniae Illustrantia ab Anno 1307 ad Annum 1793. T. XI. Cracoviae, 1887; Stryjkowski M. Kronika Polska, Litewska, Zmodzka i wszystkiej Rusi. T. II. Warszawa, 1846; Wiadomości do Dziejów Polskich z Archiwnm Provincyi Szląskiéj. Wroclaẃ, 1860 и др.

9 См., например: Hupert W. Historya wojenna polska w zarysie. Lwow, 1919; Kotarski H. Wojsko polsko-litewskie podczas wojny inflanckiej 1576—1582. Sprawy organizacyjne. Cz. II // Studia i Materiały do Historii Wojskowości. T. XVII. Сz. I. Warszawa, 1971; Korzon T. Dzieje wojen i wojskowości w Polsce. T. II. Lwów-Warszawa-Kraków, 1923; Kukiel M. Zarys Histoji Wojskowości w Polsce. Kraków, 1929; Kupish D. Połock 1579. Warszawa, 2003; Tyzskowski K. Stefan Batory. Lwow, 1933 и др.

10 Новодворский В.В. Указ. соч. Приложения. С. 32.

11 Польный гетман — заместитель гетмана, командующего войсками Польского королевства и Великого княжества Литовского, должность, введенная в вооружённых сил Великого княжества Литовского в середине XVI в. (См, например: Бохан Ю.М. Вайсковая справа э Вялiкiм княстве Лiтоэскiм у другой палове XIV — канцы XVI ст. Мiнск, 2008. С. 327, 328).

12 Хоругвь — в войсках Польши и Великого княжества Литовского конный аналог пешей роты, численностью от нескольких десятков до нескольких сот всадников.

13 Текст грамоты см., например: Sprawy wojenne krуla Stefana Batorego. S. 162—169.

14 О дискуссии см.: Гейденштейн Р. Указ. соч. С. 100, 101. См. также: Kronika Marcina Bielskiego. S. 1445.

15 Бантыш-Каменский Н.Н. Переписка между Россиею и Польшею по 1700 г. Ч. I. 1487—1584. М., 1862. С. 157; Разрядная книга (РК) 1550—1636. Ч. I. М., 1975. С. 298.

16 См., например: Никоновская летопись // Полное собрание русских летописей. М., 2000. Т. XIII. С. 398; РК 1475—1598. М., 1966. С. 234.

17 Caligarii Nuntii apost. in Polonia Epistola et Acta. S. 249.

18 РК 1475—1605. Т. III. Ч. I. М., 1984. С. 54, 61, 62.

19 См., например: Волков В.А. Войны и войска Московского государства. М., 2004. С. 201; Скрынников Р.Г. Указ. соч. С. 260.

20 Тот же Калигари сообщал в сентябре 1579 г., что шведский король собрал в Ревеле 12 тыс. пехоты (Caligarii Nuntii apost. in Polonia Epistola et Acta. S. 280).

21 См., например: Документы о Ливонской войне // Археографический ежегодник за 1960 г. М., 1962. С. 266, 267.

22 Ермак В.Ю. Землевладение российских помещиков в Полоцком повете в 1563—1571 гг. по данным писцовых книг // Studia historica Europae Orientalis. Исследования по истории Восточной Европы. Минск, 2009. Вып. 2. С. 142

23 РК 1475—1598. М., 1966. С. 298. Расчёты сделаны автором по: Документы Ливонской войны (подлинное делопроизводство приказов и воевод) 1571—1580 гг. // Памятники истории Восточной Европы. М.; Варшава, 1998. Т. III. С. 24, 25, 29, 33; Калачов Н.В. Писцовые книги XVI века. Ч. I. Отделение второе. СПб., 1877. С. 465, 466, 468, 473; Книга посольская Метрики Великого княжества Литовского (КПМ), содержащая в себе дипломатические отношения Литвы в государствование короля Стефана Батория (с 1573 по 1580 г.). М., 1843. С. 51; РК 1475—1605. Т. III. Ч. I. С. 80; Caligarii Nuntii apost. in Polonia Epistola et Acta. S. 271, 274; Lietuvos Metrika (LM). Kn. 594 (1585—1600). Vilnius, 2006. P. 101; Sprawy wojenne krуla Stefana Batorego. S. 174; Stryjkowski M. Kronika Polska… S. 429.