«Милютинские» военные прогимназии и школы

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье исследуется процесс создания и деятельность военных прогимназий и военных школ в системе военно-учебных заведений России в XIX—XX вв.

Summary. This article examines the creation and activities of military progymnasia and military schools in the complex of military educational institutions of Russia in the XIX-XX centuries.

Военная реформа

 

Михайлов Андрей Александрович — научный сотрудник научно-исследовательского отдела (военной истории Северо-Западного региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, доктор исторических наук, доцент (Санкт-Петербург. E-mail: himhistory@yandex.ru)

 

«Милютинские» военные прогимназии и школы

 

В 1860—1870-е годы под руководством тогдашнего военного министра Д.А. Милютина в России был осуществлён целый комплекс реформ, которые затронули практически все стороны жизни вооружённых сил. Одним из приоритетных направлений преобразований стало создание новой системы подготовки офицерских кадров, важным элементом которой являлись общеобразовательные военно-учебные заведения: гимназии и прогимназии. Впрочем, возникшая в ходе «милютинских» реформ эта система носила во многом компромиссный характер, поскольку не вполне соответствовала первоначальному замыслу министра. Д.А. Милютин был убеждённым сторонником сохранения в военном ведомстве лишь тех учебных заведений, которые давали специальную, военную подготовку. Ещё в начале реформ он вполне чётко определил свою точку зрения по данному вопросу: «Воспитание отроков должно совершаться дома и в заведениях гражданских. Заведения же собственно военные могут существовать только с одной целью: доставлять научное, специальное образование тем молодым людям, кои почувствовали в себе призвание к военной службе»1.

Однако оппоненты Д.А. Милютина не без оснований утверждали, что общеобразовательные учебные заведения нужны по меньшей мере по двум резонам: во-первых, они выполняют благотворительную функцию, позволяя получить образование за казённый счёт детям нуждающихся дворян и офицеров; во-вторых, такие заведения обеспечат специальные учебные заведения неким гарантированным минимумом абитуриентов, ибо есть опасность, что лишь немногие выпускники гражданских школ станут избирать офицерскую службу.

После долгих дискуссий в специальной комиссии и на страницах военной прессы было принято решение (1863 г.) о создании общеобразовательных военных гимназий и военных училищ, имевших целью собственно подготовку офицеров. Первые из них представляли собой закрытые учебные заведения, в которые принимали детей дворян, причём особое предпочтение отдавалось офицерским сиротам. Юноши, успешно окончившие военно-гимназический курс, могли переводиться в военные училища без конкурсного экзамена в соответствии с выпускными баллами.

Наряду с военными училищами, немногочисленными и сконцентрированными почти исключительно в Петербурге, профессиональная подготовка офицеров по замыслу Д.А. Милютина должна была осуществляться в распределённых по военным округам юнкерских училищах. Основной контингент учащихся в них должны были составить вольноопределяющиеся, то есть молодые люди, которые поступили на военную службу добровольно нижними чинами. Программа юнкерских училищ носила прикладной характер и была рассчитана в первую очередь на подготовку строевых офицеров. Д.А. Милютин придавал этим учебным заведениям приоритетное значение. К концу 1867 года в стране уже действовали 13 учебных заведений этого типа с общим штатом 2250 юнкеров.

Однако очень скоро выявилась существенная проблема: поступавшие в училища вольноопределяющиеся имели крайне разнообразную и зачастую очень слабую общеобразовательную подготовку. В Главном управлении военно-учебных заведений (ГУВУЗ) сложилось мнение, что необходимо создать ещё один тип учебных заведений, которые готовили бы молодых людей к поступлению в юнкерские училища, так же как военные гимназии готовили к поступлению в училища военные. Но это требовало немалых расходов, и было решено использовать в качестве базы имевшиеся в распоряжении ГУВУЗа военно-начальные школы. Они вели своё начало от так называемых кантонистских школ, выпускники которых направлялись в специализированные учебные заведения, готовившие унтер-офицеров для специальных отраслей службы (Пиротехническую и Техническую школы артиллерийского ведомства, Военно-чертёжную школу и др.), или службы в воинских частях писарями2.

Поступать в военно-начальные школы могли сыновья как дворян, так и нижних воинских чинов, но среди «благородного сословия» они популярностью не пользовались: перспектива службы в унтер-офицерском чине представлялась не слишком привлекательной. Главный начальник военно-учебных заведений (вузов) Н.В. Исаков полагал, что целесообразным было бы, «сохраняя за военными начальными школами благотворительную сторону», видеть в них при удовлетворении «более насущных потребностей войсковых» только лишь «приготовительные заведения для юнкерских училищ»3. Д.А. Милютин поддержал это предложение. В июле 1868 года император Александр II одобрил проект преобразования большинства военно-начальных школ (Московской, Ярославской, Вольской, Киевской, Оренбургской, Омской, Иркутской) в военные прогимназии4. Подробное положение о новых вузах было утверждено в апреле 1869-го5. В нём отмечалось, что они «имеют целью доставлять общее элементарное образование и воспитание сыновьям офицеров и чиновников военного ведомства и вместе с тем служат приготовительными заведениями для юнкерских училищ»6.

Учебный курс продолжался четыре года. В программу вошли: Закон Божий, русский язык, арифметика, «начала» алгебры и геометрии, история, география, чистописание, рисование, черчение. Кроме того, как говорилось в «Положении», воспитанники обучались «гимнастике, с выправкою и маршировкою, танцеванию и пению»7. Иностранных языков в военных прогимназиях (в отличие от гимназий) не изучали. Правом поступления в них обладали мальчики и юноши в возрасте от 12 до 17 лет, причём зачисление на казённые вакансии в интернат осуществлялось по старшинству разрядов. В первую очередь это касалось сыновей офицеров (независимо от наличия дворянства), затем — гражданских чиновников военного ведомства, далее — потомственных и личных дворян, не служивших в вооружённых силах8. Внутри каждого разряда абитуриенты «ранжировались» в зависимости от семейного положения. Первыми зачисляли круглых сирот, затем — сирот, один из родителей которых погиб на войне или «умер от ран, полученных в сражении», третьими — просто сирот, четвёртыми — сыновей тех, кто имел увечья и получал пенсию от Комитета о раненых9. Несколько особое место занимали Оренбургская, Омская и Иркутская военные прогимназии: в младшие классы в них допускались дети не с 12, а с 10 лет, но лишь при условии «крайней бедности родителей и опекунов»10.

Наряду с «казённокоштными интернами» в прогимназиях обучались «приходящие ученики» и стипендиаты, в том числе в очень ограниченном числе не принадлежавшие к военной среде, оплачивавшиеся различными обществами или частными благотворителями.

В деятельности военных прогимназий явно присутствовал благотворительный элемент, о чём можно судить по динамике сословного состава воспитанников за первые 12 лет существования этих вузов (см. таблицу). Особо просматриваются две особенности контингента учащихся. Во-первых, вначале заметную их долю составляли солдатские дети, перешедшие из военно-начальных школ. Но затем их численность резко упала, что связано с реорганизацией. Во-вторых, в военных прогимназиях обучалось много детей офицеров и чиновников, не получивших «дворянского достоинства» и, соответственно, не имевших возможности поступить на «казённый кошт» в военные гимназии.

Выпускники прогимназий, успешно завершившие курс обучения, имели право «избирать род деятельности по своему усмотрению»11. Достигшие 16-летнего возраста могли поступить на службу в пехотные части, где им сразу присваивалось унтер-офицерское звание12. После этого они без выслуги и экзамена зачислялись прямо в старший (второй) класс юнкерского училища13.

Из лиц, прошедших гражданские школы, такой льготой обладали лишь те, кто имел законченное среднее или высшее образование14. Учитывая, что курс гражданских (реальных и классических) гимназий был гораздо сложнее военно-гимназического, такой порядок давал прогимназистам весомую льготу. Однако при введении в действие (1874 г.) «Устава о всеобщей воинской повинности» они, получив «права вольноопределяющихся 3-го разряда», приравнивались к выпускникам городских и уездных училищ Министерства народного просвещения, что более соответствовало реальному уровню их подготовки15.

Наряду с выпуском лиц, окончивших полный курс, «Положение» 1869 года разрешало переводить самых лучших учеников военных прогимназий в военные гимназии до окончания обучения, но лишь в том случае, если они имели право на это «по происхождению», то есть принадлежали к дворянству16. Военные же гимназисты, не справлявшиеся с заданиями или имевшие плохую дисциплину, могли быть отправлены в какую-либо из прогимназий. Характеризуя подобное взаимодействие гимназий и прогимназий, руководство ГУВУЗа отмечало, что идеальным является порядок, при котором «первые своевременно передавали бы вторым своих неспособных воспитанников, а взамен получали бы из последних воспитанников даровитых и хорошей нравственности»17. Приоритет при этом отдавался зачислению гимназистов в прогимназии, тогда как «повышение» ученика последней долгое время вызывало у руководителей ведомства сомнения18. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Милютин Д.А. Мнение о военно-учебных заведениях // Столетие Военного министерства. СПб., 1914. Т. 10. Ч. 3. С. 191.

2 Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ РИ). СПб., 1868. Собр. 2. Т. XLI. Отд. 2. № 44042. С. 478—486.

3 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 725. Оп. 6. Д. 125. Л. 9.

4 ПСЗ РИ. СПб., 1873. Собр. 2. Т. XLIII. Отд. 2. № 46087. С. 38, 39.

5 Там же. Собр. 2. Т. XLIV. Отд. 1. № 46986. С. 338—345.

6 Там же. С. 338.

7 Там же. С. 339.

8 Там же.

9 Там же.

10 Там же.

11 Там же. С. 341.

12 Там же.

13 Там же. Т. XLIII. Отд. 1. № 45612. С. 271.

14 Там же. Т. XLIV. Отд. 1. № 46826. С. 200.

15 Там же. 1876. Т. XLIX. Отд. 3. № 52983. С. 4.

16 Там же. 1873. Т. XLIV. Отд. 1. № 46986. С. 340.

17 Всеподданнейший отчёт о действиях Военного министерства за 1868 г. Отчёт о состоянии военно-учебных заведений. СПб., 1870. С. 39.

18 Там же (отчёт за 1870 г.). СПб., 1872. С. 37.