Строительство и реконструкция укреплений в Нижнем Поволжье и на Северном Кавказе в 1740-х годах

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье освещаются проблемы возведения фортификационных порубежных сооружений в Астраханской губернии в первой половине XVIII века.

Summary. The article highlights the problems of fortification barrier facilities’ erection in the Astrakhan province in the first half of the XVIII century.

 

Из истории фортификации

 

ТОРОПИЦЫН Илья Васильевич — заместитель начальника отдела приграничного сотрудничества министерства международных и внешнеэкономических связей Астраханской области, доцент кафедры истории России Астраханского государственного университета, кандидат исторических наук

(г. Астрахань. E-mail: itoropitsyn@mail.ru)

В.Н. Татищев: «…В Чёрном Яру, Енотаевской и Кизлярской крепостях… иметь крепкую предосторожность»

Строительство и реконструкция укреплений в Нижнем Поволжье и на Северном Кавказе в 1740-х годах

 

В первой половине XVIII века российское правительство, озабоченное осложнением отношений с Персией, спешно занялось укреплением приграничной территории. Так, с Царицынской укреплённой линии к Кизляру были двинуты полевые драгунские и пехотные полки, а с Дона направлены две тысячи казаков. Помимо того Оренбургская комиссия получила указ перевести подчинённые ей воинские формирования за Волгу, предоставляя тем самым возможность командованию так называемой Персидской экспедиции воспользоваться ими наряду с полками Астраханского гарнизона в случае обострения отношений с амбициозным непредсказуемым соседом.

Вполне понятно, что особое внимание было обращено на состояние фортификационных сооружений. К примеру, в незамедлительной реконструкции нуждалась Астраханская крепость, пострадавшая накануне от пожара. Работы по её укреплению начались в 1740 году. На территории Земляного города был сооружён мощный вал, проходивший через Ильинский сад, из-за чего при его возведении было вырублено много деревьев и виноградных лоз. На валу была установлена артиллерийская батарея, «на которой поставлены пушки и при них для охранения заведён был солдатский караул»1. В июле следующего года в Астраханскую губернию был направлен генерал-майор П. де Бриньи во главе команды военных инженеров. Местным властям было предписано оказывать им полное содействие, «дабы во исправлении тех крепостей ни в чём ни малейшей остановки и упущения произойти не могло». Указы из Канцелярии главной артиллерии и фортификации нацеливались на «исправление» укреплений, для чего «требуемые материалы и инструменты заготавливать покупкою и подрядом как за способно будет Астраханской губернской канцелярии»2. Исходя из этого, подчинённые генерал-майора П. де Бриньи составили соответствующие планы Астраханской и Кизлярской крепостей, срочно отосланные для рассмотрения в упомянутую канцелярию генералу барону Х. фон Люберасу3. Не дожидаясь окончательного их утверждения, генерал потребовал от Астраханской губернской администрации «к исправлению Астраханской крепости к нынешнему, 1742 году заготовить около Царицына лесных припасов, то есть оглобель, дуг и на колёса ободьев некоторое число, понеже де ближе того города удобного к тому лес не находится»4. В апреле 1742-го в Военную коллегию из Астрахани был направлен ещё один проект, «разъяснявший» подробно, «каким наилучшим образом Астраханскую крепость в доброе и оборонительное состояние привесть без лишнего людям труда и казённого убытка». К документу прилагался обстоятельный план, составленный по указанию астраханского губернатора тайного советника В.Н. Татищева. Военная коллегия отослала все эти разработки для изучения в Канцелярию главной артиллерии и фортификации5.

Появление «татищевского» проекта, по всей видимости, было связано с расхождением во взглядах по данному вопросу между начальником военных инженеров и губернатором.

Нечто подобное происходило со строительством Черноярской крепости, которая тоже сильно пострадала от пожара (1741 г.) и нуждалась в срочном исправлении. Астраханские власти по этому поводу заостряли внимание на том, что «оной город в степи ото всех мест в отдалении может… от соседственных степных орд опасности подвержен». К тому же могли тревожить жителей своими набегами и калмыки после их перехода на правобережье Волги6. Тогда тоже составлялось несколько проектов реконструкции пострадавшей крепости. Автором одного из них был офицер астраханской инженерной команды Д. Менделеев, другой подготовил уже известный генерал-майор П. де Бриньи, но оба проекта не устроили губернатора. «Хотя инженер-подпорутчик, может, в чертеже крепости и внутренних строениях ошибся, — указывал В.Н. Татищев в донесении в Сенат 26 сентября 1742 года, — но и покоянной генерал-майор Дебриний весьма напрасно великим иждивлением здешнюю крепость строить разсуждал, невзирая на обстоятельство неприятелей. Ибо прежнее укрепление было деревом и землёю так плохо, что за крепость почитать было не можно, однако ж никогда никем взята не была; хотя неприятели нападали тысячах в осьми и более». В подкрепление своих слов он направил из Астрахани в Чёрный Яр инженер-капитана П. Кутузова и «объявленного подпорутчика», которым приказал очертить крепость «не более как крайняя нужда к размесчению домов требует». По мнению Татищева, крепость следовало заложить «простую». Её должны были защищать земляной вал, устроенный «галанским манером» высотою не более десяти футов, и «ров надлежасчей», около которого в тридцати саженях должны были находиться надолбы. Со стороны Волги, где был высокий обрывистый берег, оборону Черноярской крепости можно было, по оценке губернатора, обеспечить палисадом7.

Обращает на себя внимание тот факт, что в основу практических шагов по укреплению Черноярской крепости В.Н. Татищевым были положены фортификационные идеи, получившие распространение в Нидерландах, поскольку в его личной библиотеке имелась соответствующая литература8. Исследовательнице Е.В. Гусаровой удалось разыскать чертёж «некоей регулярной крепости», выполненный В.Н. Татищевым ещё в мае 1716 года9, который свидетельствует о теоретических познаниях астраханского губернатора в фортификационном деле.

Как бы там ни было, строительство новой крепости (середина 1742 г.) началось в Енотаевском урочище. Проектировать её поручили всё тому же генерал-майору П. де Бриньи10. При этом были предусмотрены дворы для наместника Калмыцкого ханства и его приближённых, а «для прочих Дондук Дашиных калмык и драгунской роте и двумстам казакам команды реченого полковника», состоявшего при «калмыцких делах», велено было построить при Енотаевской крепости слободы, которые предполагалось обнести острогом11. 24 марта Сенат указал Астраханской губернской канцелярии выделить «на первое время» 5000 руб. на покупку к строению данной крепости «потребных припасов и домов». Сохранилась ведомость, направленная из Астрахани в апреле 1743 года в Коллегию иностранных дел, в которой приведён перечень инструментов, необходимых для возведения Енотаевской крепости12. К её строительству были привлечены солдаты и драгуны Астраханского гарнизона, а также воинская команда, состоявшая при «калмыцких делах». За ходом работ наблюдал инженер-поручик Менделеев «с кондукторами»13.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 См.: Саввинский И. Историческая записка об Астраханской епархии за 300 лет ея существования. (С 1602 по 1902 год). Астрахань, 1903. С. 168, 169.

2 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 20. Оп. 1/47. Д. 127. Л. 34, 34 об.

3 Там же. Д. 275. Л. 7.

4 Там же. Д. 127. Л. 34.

5 Там же. Д. 275. Л. 2.

6 Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 248. Оп. 8. Ед. хр. 463. Л. 358 об.

7 Там же. Оп. 7. Ед. хр. 424. Л. 1192, 1192 об.

8 Каталог книг В.Н. Татищева и первой библиотеки Екатеринбурга в фондах Свердловского областного краеведческого музея / Сост. А.М. Сафронова, В.Н. Оносова; общ. ред. и вступ. ст. А.М. Сафроновой. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2005. С. 50, 51.

9 Гусарова Е.В. Питомец Брюса В.Н. Татищев и астраханские крепости // «Мы были». Генерал-фельдцейхмейстер Я.В. Брюс и его эпоха. Материалы Всероссийской научной конференции (12—14 мая 2004 г.). СПб., 2004. Ч. I. С. 34, 35.

10 Попов Н. В.Н. Татищев и его время. М., 1861. С. 329; Ласковский Ф. Материалы для истории инженерного искусства в России. СПб., 1865. Ч. III. С. 273.

11 РГАДА. Ф. 248. Оп. 8. Ед. хр. 465. Л. 20 об.—21 об.

12 Там же. Ф. 271. Оп. 1. Ед. хр. 20. Л. 86 об.

13 Там же. Ф. 248. Оп. 8. Ед. хр. 465. Л. 21.