Подготовка унтер-офицеров сверхсрочной службы в военно-учебных заведениях русской армии в конце XIX — начале XX века

image_pdfimage_print

Воинское обучение и воспитание

КОРИН Сергей Анатольевич — старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, подполковник запаса

(119330, Москва, Университетский проспект, д. 14)

Формирование в русской армии института унтер-офицеров сверхсрочной службы, которое началось в ходе военных реформ 60—70-х годов XIX века и продолжалось до начала Первой мировой войны 1914—1918 гг., вызвало необходимость создания специальных военных школ для их профессиональной подготовки. В этот период Военному министерству пришлось решать задачу, где наиболее рационально готовить сверхсрочнослужащих младших командиров: в отдельных унтер-офицерских батальонах, «не состоящих в прямой связи со строевыми частями», или непосредственно в войсках?

В июле 1887 года на военном совете по инициативе военного министра генерала от инфантерии П.С. Ванновского было принято решение о создании специальных учебных батальонов для подготовки «надёжных строевых унтер-офицеров для армейской пехоты», которые за полученное образование должны были после выпуска прослужить 4 года на сверхсрочной службе. Обучались они с учётом опыта подготовки «образцовых унтер-офицеров» в кантонистских учебных карабинерных полках, действовавших в России при императоре Николае I, и в германских унтер-офицерских школах1. Осенью того же года Александр III разрешил сформировать один такой батальон в Риге, а затем, в зависимости от результатов «опыта», их предполагалось организовать во всех военных округах.

Учебный батальон создавался на базе упразднённого Рижского пехотного юнкерского училища и по Положению 1887 года имел два состава — постоянный (кадр) и переменный. В строевом отношении он подчинялся начальнику штаба Виленского военного округа и командиру ХХ-го армейского корпуса, части которого расквартировывались в Риге. Командир Рижского унтер-офицерского батальона назначался военным министром и утверждался в должности высочайшим приказом. Он имел право отбирать в постоянный состав лучших офицеров и унтер-офицеров со всей русской армии. Ротные командиры избирались из числа лично ему известных командиров рот в войсковых частях и по его представлению зачислялись в батальон приказом военного министра. Младшие офицеры выбирались из числа офицеров, состоявших на службе не менее 4 лет (из них последние 2 года в строю) и «обративших на себя внимание усердием по службе и умеющих преподавать». Они откомандировывались в батальон на 4 года с оставлением в списках своих частей (по окончании указанного срока эти офицеры возвращались на прежнее место службы). Каждый младший офицер получал учебный взвод, который «воспитывал и обучал по всем отделам образования» под руководством своего ротного командира. За преподавательскую работу все офицеры батальона получали усиленные по сравнению со строевыми частями денежные выплаты: командир батальона — 1460 руб. «столовых» и 900 руб. «добавочных» в год; командиры рот соответственно — 660 руб. и 600 руб., а младшие офицеры — 183 руб. и 417 руб.2

В батальон зачислялись на добровольных началах нижние чины срочной службы из войск и гражданская молодёжь в возрасте от 18 до 23 лет, имевшие образование не ниже 4-го разряда (окончившие начальную школу), годные к военной службе по состоянию здоровья и «хорошего поведения». С ними проводился небольшой вступительный экзамен, состоявший из знания молитв, чтения, умения писать под диктовку и выполнять четыре арифметических действия. Весь переменный состав батальона объединялся в 4 роты — по две в младшем и старшем курсах общей штатной численностью в 500 человек.

Учебная программа батальона, рассчитанная на 2 года, по объёму значительно превосходила 7,5-месячный курс подготовки унтер-офицера срочной службы в полковой учебной команде. Она включала в себя: закон Божий, чтение рассказов из русской истории, письмо, письмоводство, арифметику, чтение карт, занятия по пению, воинские уставы, краткие сведения по военной гигиене, гимнастику, фехтование на рапирах и эспадронах, штыковой бой, плавание, стрельбу и правила обучения молодых солдат.

Учебные занятия начинались с 1 сентября и продолжались до 15 мая. Затем весь личный состав батальона выезжал в учебный Шереметьевский лагерь (в районе станции Икскюль), где проводились полевые занятия и практическое обучение съёмке местности. Весь курс обучения в батальоне разделялся на два отдела — «служба рядового» и «служба унтер-офицера». Первый проходился в младшем, второй в старшем классах. Зимой обучение на старшем и младшем курсах проходило раздельно, причём ежедневные занятия в помещениях чередовались со строевой и физической подготовкой на улице. Устные объяснения умело соединялись с показом на практике. Так, при изучении организации несения гарнизонной службы офицеры-преподаватели устраивали гауптвахту из табуреток с протянутыми между ними верёвками и при помощи «домашних средств» изображали смену караулов и развод на посты. Тут же разыгрывались различные чрезвычайные ситуации — бунт и побег арестантов, пожар, действия против нарушителей «общественного порядка» и т.п. Брошюра взводного офицера батальона поручика В.Е. Белолипецкого «Практический метод обучения солдата по способам, принятым в учебном унтер-офицерском батальоне», изданная в 1898 году, была признана редакцией газеты «Русский инвалид» «ценным вкладом в военно-педагогическую литературу» и заслуживающей внимания офицеров, «глубоко понимающих современное обучение и воспитание солдата». В 1897 году из штата батальона были исключены все должности младших унтер-офицеров, которые «для получения большей практики» стали замещаться переменным составом3. Особое внимание уделялось подготовке унтер-офицера как инструктора по обучению новобранцев. По отзывам проверяющих, весь переменный состав батальона владел «методом ласкового общения с учениками, соблюдал постепенность в упражнениях, имел понятие о зависимости успеха в занятиях от здоровья новобранца и состояния его духа»4. В летнем лагере оба курса занимались вместе — нижние чины старшего класса исполняли обязанности «учителей и начальников в строю», а младший класс — «учеников». Стрельба, ротные, изредка батальонные учения, манёвры в составе частей ХХ-го армейского корпуса завершали подготовку будущего унтер-офицера.

Средствами воспитательного воздействия офицеров на переменный состав служили: их личный пример, постоянный контроль за обучаемыми, нравственные беседы по часу в неделю, в которых нижним чинам разъяснялись их права и обязанности, а также разбирались дисциплинарные проступки, совершённые во взводе и в роте. В батальоне имелась солдатская чайная, а в 1890 году была построена своя церковь, службы в которой обязательно посещались всем личным составом. Помимо преподавания закона Божия батальонный священник в праздничные дни проводил с переменным составом духовно-нравственные беседы. Во всех ротах имелись небольшие библиотеки, для которых выписывались военные газеты и журналы — «Свет», «Разведчик», «Досуг и Дело», «Чтение для солдат». По праздникам устраивались спортивные игры, песнопения, на Рождество и Масленицу — новогодняя ёлка и солдатские спектакли. На месте общего построения висела мраморная доска с именами выпускников батальона, награждённых солдатскими Георгиевскими крестами за Маньчжурскую экспедицию (1900—1902) и Русско-японскую войну (1904—1905). По традиции, заведённой первым командиром батальона генерал-майором Л.В. Гапоновым, начальными словами, которые писал после своей фамилии зачисленный в батальон нижний чин, были: «Солдат должен всегда говорить правду»5.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Всеподданнейший доклад по Военному министерству за 1887 год. Б.м., б.г. С. 50, 51.

2 Приказ по военному ведомству № 180 от 1887 г.

3 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 1956. Оп. 1. Д. 318. Л. 80—82.

4 Бутовский Н.Д. Постановка учебного дела в Рижском унтер-офицерском батальоне // Военный сборник. 1889. № 10. С. 373, 374.

5 Отчёт комиссии по испытанию нижних чинов унтер-офицерского учебного батальона в 1889 г. // Русский инвалид. 1889. 14 сентября.