Казачьи полки Вооружённых сил Юга России (1917—1920 гг.)

image_pdfimage_print

Военное строительство

Шилова Светлана Геннадьевна — ведущий специалист Российского государственного военного архива, кандидат исторических наук

(Москва. E-mail: SvetlanaShilova@yandex.ru)

Казачьи полки вооружённых сил юга россии

(1917—1920 гг.)

Революционные события в России (свержение монархии, отстранение от власти сменившего царское Временного правительства) разделили в начале прошлого века страну на два враждующих лагеря. В этой ситуации приверженцы «старых порядков» принялись с помощью зарубежья спешно возрождать «императорскую армию», в том числе и казачьи формирования.

Особенно преуспели в контрреволюционном военном строительстве представители гвардейских и казачьих частей. Если первые из них выделялись сильным «корпоративным духом», то вторые сумели сохранить побольше «своего кадра»1. Командный состав именно этих полков в силу своего происхождения и образования отличался наибольшей непримиримостью к большевикам. Вместе с тем необходимо было учитывать и глубинную разницу между ними: у гвардейцев носителями традиций выступали офицеры, казачество же сохраняло свои устои в основном за счёт однородности строя.

Одним из «возрождённых полков императорской армии» во время Гражданской войны был Горско-Моздокский полк2 «трёх очередей» Терского казачьего войска, принадлежавший (в отличие от номерных) к иррегулярным, комплектовавшимся, как и остальные подобные ему формирования, по территориальному принципу. Причём пополнялся он постанично, так что в подразделениях (сотнях) служили знавшие друг друга земляки.

В Первую мировую войну (1914—1918 гг.) Горско-Моздокский полк, создававшийся на территории Моздокского отдела Терского казачьего войска, участвовал, как уже отмечалось, в составе «трёх очередей»3. После Февральской, начиная с августа 1917 года, а затем и Октябрьской революций в Терскую область4, в места своего первоначального формирования, с фронта стали возвращаться терские казачьи части5. Не без воздействия антивоенной пропаганды уставшие от окопного лихолетья фронтовики желали поскорее оказаться дома. Они в считанные дни «самораспускались» и продолжали существование только в виде цифр и фамилий на бумаге. Словом, Кавказский фронт, где они воевали, окончательно развалился, породив массы дезертиров, покидавших боевые позиции целыми полками и дивизиями. Толпы людей, самовольно демобилизовавшихся, хлынули в тыл, творя всякие бесчинства, запружая и без того скудные пути сообщения6. Грабежи и междоусобные брани стали повседневными. В разных углах Терского края всё более агрессивный характер приобретали национальные противоречия. Во многих местах власть фактически была захвачена всевозможными комитетами с явно большевистскими тенденциями7. Советская власть в лице краевого Совета народных комиссаров (СНК), ликвидировав остатки казачьего самоуправления, распустила терские воинские части8. Многие станицы разоружались небольшими красногвардейскими отрядами. Этот процесс приостановила так называемая Добровольческая армия, вошедшая в пределы Терской области 7 января 1919 года9. Вскоре её войска заняли почти всю территорию области, разгромив части Красной армии и восстановив казачье войсковое правительство.

Восстанавливал «старые порядки» III армейский корпус10 во главе с командующим войсками Терского и Дагестанского края генералом В.П. Ляховым11, который сразу приступил к воссозданию казачьего управления. В соответствии с его приказом № 8 от 16 января 1919 года вновь вводилась должность «отделенных» атаманов. Так, атаманом Моздокского отдела был назначен некий Портянко12, объявивший в подведомственных ему станицах «тотальную мобилизацию» всех казаков, принимавших присягу в период с 1893 по 1918 год13. Из доклада генерала В.П. Ляхова главнокомандующему генералу А.И. Деникину можно узнать как о «возрождении полков Терского казачьего войска» и об их численности14, так и о формировании 2-й Терской казачьей дивизии15. В состав последней входили три Горско-Моздокских полка (командиры — полковники Ф.П. Заболоцкий16, С.Н. Аландер17, Ф.Е. Головко18; здесь же значился и 2-й Терский казачий полк.

Из мобилизованных «тотально» предполагалось сформировать порайонно несколько казачьих полков сразу трёх очередей. Так, из «призывных» станиц Солдатская, Прохладная, Государственная, Курская, Приближная, Екатериноградская, Черноярская, Новоосетинская, Павлодольская, Луковская, Терская и Вознесенская комплектовались 1, 2 и 3-й Горско-Моздокские конные полки. При этом в 1-й полк зачислялись принявшие присягу в 1911—1918 гг., во 2-й — в 1903—1910 гг., в 3-й — в 1893—1902 гг. После укомплектования в станицах Прохладная, Екатеринодарская и Луковская они поступали в распоряжение командиров своих частей. Например, рядовые в возрасте от 35 до 45 лет вошли в состав 3-го Горско-Моздокского полка19, внутри которого их распределили по сотням относительно места призыва в следующем порядке: 1-ю сотню составили уроженцы Терской, 2-ю — Луковской и Курской, 3-ю — Новоосетинской, Прохладной и Приближной, 4-ю — Екатериноградской, Черноярской и Павлодольской станиц. Прибывшие из Солдатской, Государственной и Вознесенской распределялись таким образом, чтобы уравнять по численности все сотни. Командирами назначались офицеры, первыми зачисленные в тот или иной полк (прапорщик Кладко — 1-я сотня, подъесаул Морозов — 2-я, хорунжий Томареский — 3-я, хорунжий Криванос — 4-я)20.

На проведение мобилизации в станицах отводилось всего три дня, хотя в действительности процесс занял в общей сложности около полутора месяцев с учётом времени обучения. Одновременно с казачьим сословием атаман Моздокского отдела объявил также «сбор всего проживающего в станицах, селениях и хуторах иногороднего населения» 1914—1920 гг. призывов. Однако в отличие от первых вторые до особого распоряжения, оставались в местах проживания со строгим отчётом атаману об их количестве21. Такая мера коснулась и вновь избранных должностных лиц, причём даже тех, что подлежали по возрасту мобилизации. Позже на территории Терско-Дагестанского края ещё были «взяты под ружьё» иногородние призывов 1906—1909 и родившиеся в 1885—1888 гг. Из них составили 2 запасных батальона с расположением 1-го в Моздоке, а 2-го Терского — в Георгиевске22. Из мобилизованных артиллеристов тех же возрастов была сформирована (Моздок) 2-я батарея 2-го Терского пластунского артиллерийского дивизиона.

Мобилизованное таким образом воинство подвергалось в присутствии офицеров и при участии станичных фельдшеров наружному телесному осмотру. Заведомо негодные к строевой службе оставались в станицах, списки на нестроевых представлялись атаману Моздокского отдела. Более тщательный медицинский осмотр предполагалось произвести в полках медицинскими комиссиями23.

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Более подробно см.: Возрожденные полки русской армии в белой борьбе на Юге России / Сост., науч. ред., предисл. и коммент. С.В. Волкова. М.: Центрполиграф, 2002.

2 Убедительно обобщил преемственность казачьих традиций в произнесённой перед полковым строем речи командир «горскомоздокцев» полковник Ф.Е. Головко // Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 40201. Оп. 1. Д. 1. Л. 7 об.

3 В 1882 г. было учреждено новое положение о военной службе Терского казачьего войска. Каждая его основная составляющая делилась на три полка одного названия, но с прибавлением номера «очереди». Так, в мирное время на службе находился 1-й полк, а 2-й и 3-й были «на льготе». Но в Первую мировую войну, как потом и в Гражданскую, в боевых действиях участвовали все «очереди».

4 Терское казачье войско размещалось на территории Терской области и состояло из четырёх полков, в число которых входил и Горско-Моздокский казачий конный полк. С 1905-го область подразделялась на четыре казачьих отдела (Кизлярский, Моздокский, Пятигорский, Сунженский) и шесть национальных округов (Владикавказский, Веденский, Грозненский, Назрановский, Нальчикский, Хасавюртовский). Управлялась она начальником области, который в то же время состоял на должности наказного атамана.

5 Имеются в виду 12 конных полков, 2 пластунских батальона, 4 батареи, несколько отдельных сотен, включая сотни бывшего императорского конвоя; всего — более 15 000 человек, присоединившихся к расположенным в области запасным частям Терского казачьего войска.

6 Половцев П.А. Дни затмения: (Записки главнокомандующего войсками Петроградского военного округа генерала П.А. Половцева в 1917 году). М.: Гос. публ. ист. б-ка, 1999. С. 206, 207.

7 Там же. С. 204.

8 11(24) ноября 1917 г. был принят декрет ВЦИК и СНК РСФСР «Об уничтожении сословий и гражданских чинов». Именно этот нормативный документ советской власти в условиях Гражданской войны стал юридической основой для борьбы против контрреволюционных представителей казачества. Декрет народного комиссара по военному ведомству Терской области от 24 апреля 1918 г. наметил ликвидацию до 15 мая терских казачьих воинских частей.

9 В белых армиях Юга России вплоть до её эвакуации использовался старый стиль по которому здесь и далее приводятся все даты.

10 III армейский корпус был сформирован в Добровольческой армии 15 ноября 1918 г. и включал 2-ю Кубанскую казачью дивизию, пластунскую бригаду полковника Я.А. Слащёва и 1-ю Кавказскую казачью дивизию. Расформирован 10 января 1919 г.

11 Ляхов Владимир Платонович (1869—1920) — генерал-лейтенант, Георгиевский кавалер. В Добровольческой армии находился в резерве чинов при штабе главнокомандующего, затем командовал III армейским корпусом, был главнокомандующим и командующим войсками Терско-Дагестанского края. С 16 апреля 1919 г. — в резерве чинов при штабе главнокомандующего ВСЮР, с лета 1919-го — в отставке. Убит 30 апреля 1920 г. в Батуми.

12 В документе — без инициалов. Возможно, это С.Н. Портянко (1885—1921) — полковник казачьих войск (август 1919 г.).

13 РГВА. Ф. 40199. Оп. 1. Д. 1. Л. 1.

14 Там же. Ф. 39720. Оп. 1. Д. 24. Л. 36.

15 2-я Терская казачья дивизия была сформирована во ВСЮР 25 января 1919 г. (входила в Грозненскую группу войск Северного Кавказа, с 13 апреля — в 1-й Кубанский корпус). Со 2 сентября переформирована в бригаду с включением в состав 1-й Терской казачьей дивизии (См. подробнее: Волков С.В. Белое движение России: организационная структура (Материалы справочника). М., 2000. С. 54).

16 Заболоцкий Фёдор Петрович — офицер 2-го Кубанского полка Кубанского казачьего войска. Полковник. (Более подробно см.: Волков С.В. Генералы и штаб-офицеры русской армии. Опыт мартиролога. М.: ФИВ, 2012. Т. 1. С. 28).

17 Аландер Сергей Николаевич — участник Терского восстания. В августе—ноябре 1918 г. командовал войсками Грозненского фронта, с февраля 1919 г. — командир Горско-Моздокского полка. Убит 6 мая 1919 г. под Великокняжеской. (Волков С.В. Генералы и штаб-офицеры… Т. 1. С. 28).

18 Головко Фёдор Евменович — командир 3-го горско-моздокского полка до 27 июня 1919 г. Полковник.

19 РГВА. Ф. 40201. Оп. 1. Д. 1. Л. 7 об.

20 Там же. Л. 4 об.

21 Там же. Ф. 40199. Оп. 1. Д. 1. Л. 1 об.

22 Там же. Ф. 40201. Оп. 1. Д. 1. Л. 17.

23 Там же. Ф. 40199. Оп. 1. Д. 1. Л. 1 об.